- Они как будто единое целое, -обсуждали подруги увиденное, когда возвращались обратно.
- Ты видела, как Аська своего Алешеньку боготворит, так и светится вся, когда разговаривает с ним, ласкает его. Она даже порой о нас забывала, чего раньше с ней не случалось. Мы были на втором плане, -говорила наблюдательная Настя.
- В общем, материнство захватило ее полностью. И теперь она надолго потеряна для общества, - вторила ей Саша. - Вот я сначала займусь карьерой, а там видно будет...
Еще более, пожалуй, подруги удивились, когда Ася сообщила им,
что бросает аспирантуру: «Тебе ведь немного осталось учиться. Ты же лучше всех занималась на курсе, даже лучше своего мужа Николая. Преподаватели наверняка не одобрят твоего решения».
А потом, когда Ася уже ждала второго ребенка, снова жалели подругу: «Мы понимаем, как тяжело тебе сидеть в четырех стенах, пока все твои на работе. Все чего-то добиваются, защищают диссертации, а твоя жизнь проходит мимо тебя. Мы тебе очень сочувствуем».
- Я ни о чем не жалею, - отвечала Ася, - наоборот, очень довольна своей жизнью. - И в голосе ее звучали счастливые и радостные нотки, и не было ни одной, которая выражала бы сожаление.
Ася вернулась в аспирантуру, когда ее третьему ребенку, дочке Арише, исполнилось три с половиной года. Училась заочно, потому что считала своим долгом самой воспитывать детей, а не оставлять их на попечении бабушки, дедушки и тети, которые еще после рождения Алеши просили ее не бросать аспирантуру.
Прошли годы. Судьба надолго разлучила трех подруг. У Аси подрастали трое детей: два мальчика и девочка. Она окончила аспирантуру и стала работать в том же научно-исследовательском институте, где работает ее муж. Саша выш-
ла замуж за капитана дальнего плавания и уехала с ним во Владивосток. Родила двух дочек-близнецов. Это были поздние дети и, вероятно, поэтому часто болели. Ей пришлось уйти с работы. Теперь и она говорила: «Семья превыше всего».
А Насте не повезло. Дважды выходила замуж, и вот теперь осталась одна, детей нет. Работает в Петербурге, в институте мозга. Преуспевает, но порой от нее приходят грустные письма, где сквозь строчки проскальзывают жалобы на судьбу, что ее жизнь не сложилась, что, когда возвращается домой, ее окна никогда не светятся и ее никто не ждет.
И вот они снова встретились. Собрались у Аси, в Москве. Для всех это был настоящий праздник. Сидели за столом, пили кофе, вспоминали студенческие годы, друзей, преподавателей, походы, капустники, и им казалось, что они снова юные, веселые, беззаботные.
Вдруг дверь открылась, и в комнату вошел высокий молодой человек лет 20-25. Поздоровался.
- Знакомьтесь, это мой старший сын, Алеша, работает вместе со мной, он уже папа, а я бабушка. Его Аленушке скоро год.
За столом стало тихо. Вернулось реальное время. Подруги молчали. Каждая думала о чем-то своем.