В 25 лет Мария стала главным бухгалтером одной крупной фир-
мы. А через пять лет - заместителем генерального директора. Детей не было, хотя ее родители очень хотели понянчить внуков. Мария же отмахивалась.
Однако неожиданно забеременела и родила дочку Машеньку. Когда девочке исполнилось шесть месяцев, она отвезла ее к родителям на дачу. Видела дочь только в редкие выходные, которых у Марии почти не было. Бабушка часто болела, и с девочкой занимались няни, которые часто менялись.
В 16 лет Маша вышла замуж. Через полтора года ушла от мужа и уехала во Францию. Сначала изредка сообщала о себе, потом и вовсе исчезла.
Когда Маше было пять лет, у нее появился братик - Степан, но едва мальчику минуло четыре года, родители разошлись. Маша осталась в семье матери. Степана забрал к себе отец. Когда он завел овую семью, родители Марии настояли, чтобы Степан переехал ней. Мальчику к тому времени сполнилось одиннадцать лет. Марии удалось найти для сына хорошую гувернантку. Это была очень добрая женщина, она полюбила Степана как родного сына. Когда он болел, ночами просиживала у его постели. Ходила с ним в театры и музеи, рассказывала на ночь сказки. Как-то Степан попросил ее: «Можно я тебя буду называть мамой?» Ее испугала такая просьба, и она постаралась уговорить мальчика называть ее как и прежде.
В 14 лет мальчика отправили в лагерь в Германию. К его возвращению Мария накрыла праздничный стол, позвала его друзей. А Степан, едва поздоровавшись с матерью, спросил: «А где же Софья?» «В саду цветы поливает», - ответила мать. Степан стремглав помчался в сад. Софья уже подходила к террасе. И Мария через стеклянную стену хорошо видела, как Степан бросился к Софье, крепко обнял ее и поцеловал. И тут у Марии впервые проснулась ревность.
Мария всю ночь проплакала. Сначала было хотела уволить Софью, но потом поняла, что Степан большой мальчик и если он так сильно привязался к Софье, то будет к ней на другой конец Москвы ездить, чтобы навестить. Она решила посоветоваться с гувернанткой, как ей быть. Добрая женщина выслушала Марию, пожалела ее и помогла сблизиться, подружиться с сыном. Степан обрел мать, а она - сына.
Мария Ефимовна как-то сказала подруге: «Я казню себя за то, что раньше не понимала, как это радостно ощущать себя матерью. Я живу сыном, он для меня самое дорогое существо на свете. Но я беспокоюсь о моей Машеньке. Только бы она нашлась... »