Федорчукам многие советовали взять ребенка из детского дома. Они долго сомневались. Но вот решились. И однажды поехали выбирать себе девочку. Будущие родители хорошо подготовились к приезду своей дочки: накупили игрушек, разных книжек и даже трехколесный велосипед, чтобы с первого дня, с первых минут девочка почувствовала, что ее ждали, что это ее дом. Надо сказать, что супруги еще до этого между собой договорились: они возьмут девочку 3-4 лет. Но получилось так, что им досталась дочка более старшего возраста - их Танечке уже исполнилось шесть лет. Сначала в семье Федор-чуков все шло хорошо. Танечка оказалась понятливой, умненькой девочкой, с удовольствием готовилась к школе. Мама Настя радовалась, хвалилась своей замечательной дочкой. Но вот прошел слух, что Анастасия сожалеет, что не смогла стать для ребенка хорошей матерью. «Нужно было, - говорила она, - сначала брать девочку на выходные, на каникулы, потом расспросить ее воспитателей об особенностях ребенка. Тогда мы постепенно привыкли бы к ней, а она к нам, и за это время смогли бы понять, сможем ли воспитывать именно эту девочку».

Самые неутешительные известия получили и органы опеки. Мама с девочкой никак не могут наладить взаимоотношения. Таня капризничает даже по пустякам, часто ведет себя агрессивно. Как-то Настя ударила ее полотенцем по спине, а Таня взяла тарелку и бросила в приемную мать. А на прогулке бросила ей мяч в голову. Конфликт постепенно разгорался все больше и больше. Можно сказать, у Насти с дочерью полностью отсутствовала психологическая совместимость. Если бы девочка попала в эту семью в годик-два или чуть постарше, отношения могли бы сложиться.

Я рассказала эту историю, чтобы подчеркнуть, как нелегко стать матерью для чужого ребенка. Танечку все же пришлось вернуть в детский дом (можете себе представить, какой тяжелой травмой это было для девочки, которую лишили семьи, где ей наверняка жилось все же лучше, нежели в детдоме). Для усыновителей эта история закончилась благополучно: они спустя какое-то время взяли на воспитание девочку полутора лет, и она у них прижилась.

Наверное, мало встретишь среди нормальных людей таких, которые могли бы быть равнодушными к осиротевшим, брошенным детям. Но одно дело просто обеспокоиться их судьбой, а совсем другое - самому решиться заменить ему родителей.

Сиротство в нашей стране стало настоящим национальным бедствием. Откуда так много брошенных, никому не нужных детей? Ведь у большинства есть где-то отец, мать, другие родственники. Где они? Куда подевалось присущее нашим людям на протяжении многихвеков российскоечадолюбие, сердоболие и за своих, и за чужих ребятишек? Ведь никогда ничего подобного не было: почитайте художественную литературу XVIII-XIX веков, документальные воспоминания, газеты того времени! Дети, оставшиеся без родителей, не оказывались без поддержки, на улице. Случалось и в те времена, что подбрасывали так называемых подкидышей, но, во-первых, это было редко, а во-вторых -знали, что дитя не оставят чужие люди!

Младенцев, рожденных вне брака, бывало, молодые матери оставляли на пороге сиротского или воспитательного дома. Даже была специальная система, которая позволяла и ребенку остаться на попечении, и матери оставаться неузнанной. Сама императрица Екатерина II была попечительницей таких детишек.

Конечно, судьба оставленных детей зависит от отношения общества, которое сегодня, к сожалению, не слишком озабочено этой проблемой. Будем надеяться, что так будет не всегда и мы вернемся к исконным народным традициям общественного призрения сирот, оставленных детей.