- Конечно же, качество обучения. Я бы не стал называть происходящие изменения прорывом, хотя определенная положительная динамика есть, особенно если вспомнить, с чего начинали. Одной из основных проблем, с которой пришлось столкнуться сразу после моего назначения, - низкие результаты итоговой аттестации школьников. В 2008 году у нас было 33 процента двоек по математике и тридцать процентов неудовлетворительных оценок по русскому языку. Было ясно, что существовавшая на тот момент система подготовки выпускников к сдаче ЕГЭ далека от совершенства и нуждается в кардинальной реформе. Еще одна проблема, которую обнажила трагедия в Беляевской школе, - безопасность образовательных учреждений.

Я понимал тогда, что в определенной степени выполняю роль кризисного управляющего. В числе главных задач, которые решал в первые годы, были повышение профессионального мастерства учителей, более предметная работа с учащимися и укрепление материально-технической базы школ. Скажу откровенно, у меня ничего бы не получилось, если бы я действовал в одиночку. Мои предшественники много сделали для того, чтобы в министерстве работали настоящие профессионалы.

В области были приняты, на мой взгляд, беспрецедентные меры: за три года на проблемных курсах по подготовке школьников к итоговой аттестации прошли обучение более 15 тысяч оренбургских педагогов. Мои коллеги из Министерства образования, преподаватели вузов Оренбуржья, лучшие учителя области провели сотни консультаций, семинаров, мастер-классов. Могу с уверенностью сказать, что аналогов подобного опыта нигде в Приволжском федеральном округе, да и, пожалуй, во всей России, нет. И результаты ЕГЭ последних лет свидетельствуют, что мы правильно определили направление работы.

Сегодня у нас создана региональная система мониторинга качества образования на различных ступенях обучения, включая дошкольный период. Выходя из детского сада, ребенок проходит психологическое тестирование, определяется его готовность к школе. По сути, будущий первоклассник получает индивидуальный маршрут. После окончания начальной школы проводятся комплексные испытания по русскому языку и математике. И это очень важно, поскольку на данном этапе ученик переходит к совершенно новому уровню обучения, где у него будет много преподавателей, поэтому определение степени его подготовки имеет большое значение. С 2011 года в нашем регионе для старшеклассников внедрен мониторинг качества образования, включающий тестирование по математике и русскому языку за курс основной школы. Не скрою, когда подобное тестирование вводилось, было много сомнений и у нас, и у наших оппонентов. Время показало, что мы выбрали верный путь.

Такая комплексная работа с педагогами и учащимися приносит ощутимые плоды. Уже два года подряд у нас 48 стобалльников, причем есть выпускники, которые показывают высший результат сразу по двум предметам. И в этом, и в прошлом учебном году доля не преодолевших минимальный порог по области значительно ниже, чем в среднем по России. Мне бы хотелось поблагодарить за творческую, слаженную работу педагогическое сообщество области. Все учительство Оренбуржья, теперь я уже могу сказать твердо, приняло нововведения. Поэтому и результаты не заставили себя ждать.

- Удается ли вам общаться с простыми учителями не только в рамках протокола?

- Я постоянно бываю в школах, хожу на уроки, общаюсь с педагогами. Искренне радуюсь, когда вижу творческое отношение учителя к предмету, огорчаюсь, когда урок плохой. Убежден, что учитель остается учителем, только пока сам продолжает учиться, пока работает над собой. Не скрою, поначалу для многих педагогов, особенно в сельских школах, процесс переподготовки был нелегким, болезненным. Но, к чести наших учителей, надо заметить, что с образовательной дистанции сошли единицы.

Поначалу меня упрекали, что, придя на эту должность из вуза, я не знал специфики средней школы. Могу сказать, что сегодня это незнание наверстал с лихвой, исколесив всю область вдоль и поперек и побывав практически во всех школах (а их у нас 1028), в некоторых по нескольку раз.

Думаю, что ничто в жизни не бывает лишним. К примеру, опыт преподавателя-историка позволяет мне дать урок без подготовки, и я уверен, что если не на пятерку, то на твердую четверку с плюсом: докторское звание обязывает! Но, несмотря на звание и должность, я постоянно продолжаю учиться сам. По крайней мере, все нормативные документы и требования контролирующих структур знаю твердо. И от коллег своих требую, чтобы знали требования СанПиН и Госпожнадзора, потому что убежден, что выполнять управленческие функции, не зная сути предмета, нельзя.

- Как вы оцениваете степень открытости руководимого вами министерства?

- Показателем открытости и авторитета ведомства является то, насколько оно посещаемо. К нам люди идут весь день - начальники районных управлений образования, директора школ, учителя, ректоры вузов. Идут с проблемами, с предложениями. Поэтому принцип открытости, на который сегодня ориентирует министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, у нас также присутствует. Конечно, рамки открытости трудно установить, но мы стараемся, чтобы каждый из тех, кто пришел в наше ведомство, получил конкретный ответ.

- Среди россиян одинаково распространены два совершенно противоположных мнения, два совершенно различных взгляда на роль личности в истории: первый - «в России очень силен человеческий фактор» и второй - «в России все определяет система, от человека ничего не зависит», или, проще говоря, «плетью обуха не перешибешь». В связи с этим вопрос: насколько вы, как управленец высшего звена, можете влиять на ситуацию?

- Конечно, полномочия, которыми я сегодня обладаю, достаточно широкие. И по сути дела, иногда мое решение может повлиять на судьбу человека, и не одного. Думаю, на первом месте у современного руководителя должно быть не чувство свободы действия, а ответственность за свои слова и поступки. Единственное, чего не терплю, - это безделья и хамства. В таких случаях могу принять решение об увольнении моментально.

То, что человеческий фактор играет определяющую роль, - это однозначно. Если во главе системы стоит фигура - скажем так, без кавычек, - то и дела идут. Если же руководителем становится, может быть, очень хороший человек, но без амбиций, без определенных навыков управления, то и дела нет.

Некоторые мои коллеги, начавшие свою деятельность в министерстве в непростые 90-е годы, по стилю работы сравнивают меня с отдельными моими предшественниками, много сделавшими для развития образования области. Не скрою, что подобное сравнение приятно. И в то же время я отчетливо понимаю, что работаю сегодня совершенно в других условиях и совершенно с другими кадрами. Это только говорят, что люди не меняются, нет, они меняются в зависимости от обстоятельств, просто, может быть, сами этого не замечают.

Ведь не только человек формирует команду, но и команда создает человека, здесь процесс обоюдный. Думаю, что мои коллеги меня понимают, иначе мы не добились бы таких результатов. Я ведь и планку так высоко поднимаю, потому что уверен: мы сможем осилить все. Более того, сегодня возникло взаимопонимание и с начальниками отделов образования, и с главами районов. Показательной в этом плане стала наша последняя коллегия с участием губернатора области Юрия Берга и руководителей муниципалитетов, посвященная малокомплектным школам. Для Оренбуржья, где доля образовательных учреждений с низкой наполняемостью составляет 42 процента, это очень актуальная проблема, которая, надо признать, является сдерживающим фактором развития образования в регионе.

Конечно, главы районов заинтересованы в том, чтобы сохранить школу, рабочие места, сохранить очаг культуры и просвещения в маленьком селе. Но если раньше они даже не пытались объясниться, а просто говорили нет, то теперь ситуация изменилась. Ведь речь идет прежде всего о судьбах сельских ребят, которым мы обязаны предоставить равные с городскими школьниками возможности для получения качественных знаний. А о каком качестве можно говорить, когда уроки истории детям преподает учитель физкультуры, уроки математики - экономист или ветеринар, так называемые условные специалисты?! В итоге было принято решение обучить более 700 педагогов малокомплектных школ на курсах повышения квалификации и организовать для учеников дистанционные уроки, которые будут давать лучшие учителя базовых школ.

- Помимо образовательного процесса у министра масса забот: ремонт и оснащение школ, тендеры и подряды, безопасность детей, кадровые и финансовые проблемы. Насколько мне известно, у вас были достаточно хорошие перспективы в научной деятельности, вы не жалеете, что оставили науку и оказались в этом не самом уютном кресле?

- К сожалению, на научную деятельность просто физически не хватает времени, хотя за эти годы у меня вышли две монографии. Но я ни о чем не жалею. Конечно, очень хлопотно и ответственно, но, когда удается что-то из задуманного осуществить, когда видишь результат, хочется сделать еще больше. Процесс реформ образования в Оренбуржье, на мой взгляд, идет стабильно. Но в целом нам еще предстоит реализовать много планов и идей. Прежде всего мы должны сравнять уровень оснащенности сельских и городских школ. Обеспечение наших педагогов нормальными условиями и достойной зарплатой - вот те ключевые задачи, над которыми нам предстоит работать.