Вполне возможно, что именно желание придумать что-то новое и полезное для своих учеников подсказало директору идею создания школьной трудовой бригады, сегодня известной на весь Воронеж. Другой такой, столько хорошего сделавшей для своей школы и так ее преобразившей, в городе больше нет. Еще надо учесть, что 51-я школа расположена в одном из самых неспокойных и малоблагоустроенных районов Воронежа -в районе пивзавода. Мамы с детьми и бабушки с внуками гулять ходят только в школьный двор, который, честно говоря, уже давно пора называть пришкольным парком или местным оазисом.

Со своим проектом школа участвовала в конкурсе благоустройства территорий и выиграла областной грант в 347,5 тысячи рублей. На эти деньги купили спорткомплекс с турниками и горками, который установили тут же, и полосу препятствий - она на школьном стадионе. А все облицовочные работы с камнем проводились за счет родительских средств. Но ухаживает за школьным парком, стрижет и поливает газоны, сажает цветы, красит горки и качели все та же школьная трудовая бригада «Строитель».

Рассказывает директор школы №51 Виктор Миловидов:

- В 2000 году городской центр по трудоустройству молодежи стал предлагать старшеклассникам, которым исполнилось 14 лет, работать в летний период. Можно было клубнику собирать, а можно приводить школу в порядок. И я тогда решился впервые организовать трудовую бригаду. Сомневался, потому что очень хлопотно все это было, но школу ремонтировать было нужно, а деньги выделялись в очень малом количестве. Мы посоветовались с детьми и родителями и решили создать свою бригаду.

Главным мастером-наставником стал сам директор. Откуда он, учитель географии, научился строительным работам? Помогли 90-е годы. В семье, в которой и муж, и жена педагоги, бывали моменты, когда зарплату не давали ни одному, ни другому. Поэтому тринадцать лет глава семьи ездил в каникулы на заработки - на реставрацию церквей. В Воронеже помогал реставрировать Покровский собор и Акатов монастырь, работал в Липецкой области в Задонском мужском монастыре, в церквях Курской и Белгородской областей.

- Я показывал, как работать с гипсом, со строительными смесями, как штукатурить, как шпатлевать, как готовить поверхность к покраске, как красить, как делать обводку... Сейчас и дети все это могут.

- Но дети уходят, значит, учите новых?

- Учу. Но и сами они помогают. Старшие учат младших, у нас есть те, кто работает в бригаде по три года, а начинают класса с восьмого. Есть ребята из других школ. Мы стараемся сделать все, для того чтобы труд старшеклассников был достойно оплачен. Хотя это дело сложное. Центр занятости молодежи помогает нам, мы подписали с ним договор, дети официально принимаются на работу, им заводят первую трудовую книжку, и это очень хорошо. Но с каждым годом работать все труднее, потому что все больше бюрократии кругом. Чтобы дать ребенку возможность работать, нужно подготовить очень много бумаг!

Я попросила директора хотя бы примерно подсчитать, сколько это много. Выяснилось, на одного школьника нужно минимум 15 справок, характеристик и других документов. Кроме разрешения родителей необходимо разрешение органов опеки, причем и на детей, которые не являются опекаемыми, а живут со своими мамами и папами. А еще заявление, паспорт родителя, справка с места жительства, справка с места учебы, характеристика на ребенка из школы и так далее, и так далее! Зачем все это? Думаю, для перестраховки. Если что, все бумаги собраны, а главный ответственный - директор. Только он в любом случае первым будет за все отвечать, даже если справок и заявлений будет меньше. Поэтому вывод напрашивается только один: все это бумаготворчество нужно лишь для имитации бурной чиновничьей деятельности.

Подобных бригад в областном центре единицы. Директора не рискуют взваливать на себя в дополнение ко всему имеющемуся еще большую ответственность за жизнь и здоровье детей, да еще в летние каникулы. Тем более когда не чувствуют особой поддержки. В сельской местности школьных производственных бригад больше - народ там к работе привычнее, и родители хотят, чтобы дети получали навыки сельхозтруда и учились зарабатывать свои первые деньги. Городские дети, как выяснилось, хотят этого не меньше. Но именно зарабатывать, а не работать за гроши.

Спрашиваю у Натальи Пахомо-вой и Наталии Богдановой, выпускниц 11-го класса, легко взбирающихся на небольшие строительные леса с кисточками и банками краски, что заставляет их третий год подряд приходить летом в школу и работать?

- Зарплата! В среднем работаем месяц, и график у нас свободный. Можем уехать на дачу, на море, отдохнуть, а потом приезжаем и продолжаем работу. Очень удобно.

- Сколько зарабатывали в прошлые годы?

- От семи тысяч и больше. - Это у одной Наташи, а вторая говорит, что у нее и 15 получалось, а у некоторых и по 20, в зависимости от объемов работы.

В семье к их рабочему графику относятся с уважением и пониманием, а экзамены работе, как оказалось, не помеха. Обе сдали ЕГЭ хорошо, у Богдановой (кстати, школу окончила с золотой медалью!) по русскому 95 баллов, по биологии - 89, по химии - 77, математике - 74. Хочет поступить в медицинский, а там как получится. Пахомова мечтает об экономическом факультете, по русскому у нее 79 баллов, по математике и обще-ствознанию - по 72.

- Девушки, чему научились за время трудовых практик?

- Делать ремонт! Виктор Викторович нам доверяет достаточно серьезную работу, и мы стараемся оправдывать его ожидания. А вообще научились красить, шпатлевать.

- Почему не поехали на юг, а пришли сюда работать?

- А вот денег заработаем и поедем!

Директор ведет меня дальше по школьным коридорам и показывает целое крыло на этаже, стены в котором за день валиком выкрасили две старшеклассницы. Обводку предварительно сделали, все зашпатлевали, а потом за один день покрасили. «Трудно было?» -спрашиваю у Марии Кузиной и Татьяны Лютиковой. «Нет, нормально. Зато красить научились!» Девочки перешли в девятый и десятый классы, работают уже второй год и чувствуют себя уверенно. На отдых тоже уже съездили - одна в санаторий, другая в деревню к бабушке.

- У нас все на добровольных началах, - рассказывает директор. - Я предлагаю работу, подросток может от нее отказаться, если что-то не устраивает или ему трудно. Тогда подберем что-нибудь другое.

Дети приобретают определенные навыки, учатся строительным специальностям, но, конечно, главный их интерес -заработать. Центр занятости молодежи начисляет определенную зарплату, не очень высокую, а я стараюсь каждый год добывать дополнительные финансовые средства и поощрять детей за их труд. Все вместе получается неплохо. Мы выдаем премии детям, у одного это может быть тысяча рублей, у другого десять - все зависит от вклада каждого в общий труд. Подросток может один день поработать, получить 300 рублей и больше не появиться. Но кто упорно работает, у того получается нормально. Максимальная зарплата была 29 тысяч 300 рублей, парень работал чуть больше месяца. А двое ребят - братья Монако-вы, Миша и Саша, старший в этом году окончил одиннадцать классов с золотой медалью, а младший - девять, за прошлое лето вдвоем принесли домой где-то 53-54 тысячи рублей. Один из ребят и сейчас работает в нашей бригаде, но на другом объекте.

Другие объекты - это детские сады №171, 39, 64, 107, 110, многоэтажный дом в микрорайоне школы, которому благоустроили двор и покрасили подъездные двери, а некоторые ребята даже в храме успели поработать. Кто ищет дополнительные объекты, а заодно и возможность заработка, кто договаривается и одновременно ручается за ребят, думаю, объяснять не надо. Скажу только, что в дополнение ко всем этим обязанностям у директора школы есть еще одна -Виктор Миловидов депутат Воронежской городской Думы. Как он все успевает, не рассказывает, но я точно знаю, что своей школьной производственной бригадой он занимается сам. Два года назад, в разгар лета, приезжала в эту школу - в выходной день и без предупреждения - фотографировать пришкольный участок и застала директора-депутата с кисточкой в руке красящим детскую карусель. Конечно, помощники среди учителей у него есть, но в день нашей беседы они были с частью бригады на другом объекте. Всего в бригаде за лето бывает до 50 ребят, а ежедневно работают 10-15 человек.

Главные плюсы Виктор Викторович определяет так:

- Дети работают, среди них есть ребята и из неблагополучных семей, из небогатых, многодетных. Они хотят заработать, и им предоставляется такая возможность. Ребята заняты, родители знают, что они со мной, я с ними с утра и до вечера, иногда и в выходные, потому что некоторые только в выходные могут прийти. Дети понимают, какой ценой достаются деньги, потом гордятся своим заработком и тем, что помогают своей семье. И, очень надеюсь, они уже нигде не будут ничего ломать и портить. Я слежу, чтобы ничего с ними не случилось. Труд строительный нелегок, а главный минус - директор все время ходит под дамокловым мечом повышенной ответственности за каждого. А знаете, что больше всего подкупает? Некоторые, окончив одиннадцатый класс, приходят и говорят так: «Виктор Викторович, я вас уважаю и люблю, поэтому буду работать и в этом году... »

Какое же директорское сердце не растает от этого! Тут самое время вспомнить о катальпах. В 2004-м у школы не было ни забора, ни газонов, только пуховые тополя отгораживали школьную территорию от главной дороги. Мило-видов их срезал, выкорчевал пни, на освободившееся место городские озеленители посадили клены. Но катальпы-то красивее!

Клены выкопал, пересадил в другое место и заказал экзотические для Воронежа деревья. Их привезли в начале ноября. Сгрузили в котельную, чтобы на следующий день посадить. А наутро ударил мороз!

- Весна наступила, я думаю: лишь бы принялись! А на этих деревьях листья распускаются позже, чем на других. Только я тогда этого не знал, смотрю: на моих листьев нет, значит, всё?! Но почки вроде бы есть. Ходили каждый день смотреть, и попозже наши деревья начали распускать листву. Всего только одно деревце не принялось... Вот такая замечательная получилась аллея.