В одну из лесных школ, точнее в птичью гимназию, нагрянула комиссия. Чтобы проверить состояние учебно-воспитательного процесса и наметить пути его модернизации.

Учителя и ученики - птички всех мастей -дрожали на своих веточках от волнения и страха: уж больно представительный состав был у этой комиссии.

Судите сами. Среди проверяющих был Долбун Раздолбаевич - дятел, профессор, автор известной монографии «Долбежка -единственный путь к истине и успеху».

Упрям Антоныч - баран, долго живший за границей. За границей леса, естественно. У фермера, с которым он был, по его словам, на короткой ноге. Хотя злые языки утверждали, что на короткой палке. Отчего баран и сбежал. Тем не менее его достаточно долгое обращение с людьми было его козырем. В научной среде он считался непревзойденным интеллектуалом и психологом.

Колюч Терентьич - еж, известный в педагогическом мире своим колючим характером и неуступчивостью. Персона некомпетентная, но принципиальная.

Возглавлял комиссию Копун Иваныч Зем-леройко - крот. Его авторитет в области образования был непререкаем. Говорят, он копал под самого министра - Топтыгина.

Птичьи опасения оказались не напрасными. Ознакомившись с учебно-воспитательной работой, комиссия раздолбала эту самую работу в пух и прах.

- Как это так? - неистовствовал Колюч Те-рентьич. - Среди ваших выпускников за все время существования школы нет ни одного с колючками. Вы не воспитываете у своих учеников колючесть, пожалуй, главное качество в свете сегодняшней оптимизации нашего общества.

- И что это за подход к делу? Вы учите птенцов летать и петь своим голосом, - вторил коллеге Долбун Раздолбаевич. - Без всякой долбежки-зубрежки. Это же форменное безобразие. Я тут провел тестирование: ни один ученик не мог выдолбить простого дупла. Какие уж тут полеты. И зачем они нужны, если ученики не могут выполнить самого элементарного...

- Безобразие! - громыхал Упрям Антоныч. - Среди учебно-методических пособий нет Новых Ворот?! А ведь только созерцая их, можно сформировать у себя передовое мировоззрение. За границей ворота находятся на самом видном месте!

- Да, - зловеще тихим голосом проговорил Копун Иваныч. - Эта школа, пожалуй, самое слабое звено в нашей системе образования. Да и сам профиль школы, кажется мне, выбран крайне неудачно. Летать и петь своим голосом - разве этому надо учить в наше время? Конечно же, нет. Надо все силы коллектива бросить на обучение птенцов копанию. О какой воспитанности может идти речь, если никто ни под кого не копает? Я вот недавно был в творческой командировке за Бугром, так вот там копают все. Друг под друга и вообще. Поэтому и живут лучше. А что у вас? На всю школу ни одной кучи. Вот вам и улучшение материально-технической базы.

Директор школы филин Ух Федорович лишь сокрушенно ухал, не зная, что сказать.

Да его никто и не собирался слушать. Завуч Чирик Петровна, воробьиха, вертела от стыда хвостиком.

- На коллегии мы обсудим положение дел в вашей школе и сделаем соответствующие выводы, - багровея, добавил крот, и, не попрощавшись, комиссия удалилась.

«За что весь этот стыд и позор? - недоумевали птички-педагоги. - Мы ведь и так не покладая крыльев работаем».

Через некоторое время птичью Летно-певческую гимназию переименовали в Но-воворотский лицей долбежки и копания и прислали нового директора - Упрям Антоныча. Барана.