В одном из них учился Лопе де Вега (1562-1635), гениальный испанский писатель, реформатор театра, властитель дум многих поколений.

Рене Декарт (1596-1650), титан мысли мирового значения, окончил иезуитскую коллегию Ла Флеш. Свой главный труд «Размышления о первой философии, в которой доказывается существование Бога и бессмертие души» Декарт посвятил профессорам-иезуитам Сорбонны.

Другой испанский писатель, Бальтасар Грасиан-и-Моралес (1601-1658), восемнадцати лет вступил в орден Иисуса и стал позднее ректором иезуитской коллегии в Таррагоне. Грасиан был виднейшим деятелем «педагогики жизни» - воспитания людей в мирской нравственности (популярные остроумные трактаты «Герой», «Человек благородный», «Карманный оракул и искусство благоразумия»).

Из иезуитских коллежей вышли великие французские драматурги - Пьер Корнель (1606-1684) и Жан Батист Мольер (1622-1673).

Один из учителей и сподвижников Петра Великого, Патрик Гордон (1635-1699), российский генерал и контр-адмирал, в молодости два года учился в иезуитской коллегии в Браниево (Польша).

В иезуитских школах в Вильно, Нейссе и Оломоуце учился игумен Палладий (Роговский), будущий ректор (1700-1703) Славяно-греко-латинской академии в Москве.

Воспитанником парижского иезуитского коллежа Людовика Великого был философ-педагог Клод Адриан Гельвеций (1715-1771).

Карло Гольдони (1707-1793), создатель итальянской национальной комедии, получил образование и драматический опыт в иезуитской коллегии.

Бюффон (1707-1788), один из крупнейших биологов Франции, окончил иезуитский коллеж, где, в частности, изучал медицину.

Гениальный натуралист, таксоном Жан Батист Ламарк (1744-1829) готовился к духовному званию в иезуитской школе в Амьене.

Клод Бернар (1813-1878), один из основоположников экспериментальной медицины и эндокринологии, будучи отпрыском крайне бедной семьи, начал свое образование в школе иезуитов.

Вот средства приохотить учеников к занятиям:

«Вы редко найдете такого учителя, постоянно готового драться, который сумел бы долго и с успехом держать в руках даже маленькую школу. Поэтому разумный учитель должен ограничиваться двумя средствами - похвалой и порицанием. Эти именно средства изощряют и подстрекают разумение детей.

Той же цели мы достигаем и тогда, когда устанавливаем между учениками соревнование. Состязания успешнее наказаний.

Учитель с благоразумием и осторожностью будет распределять похвалы. Он не будет расточать награды случайно и без меры, чтобы награды ценились не по объему и содержанию, а по тому, кто дал их.

В порицании нужно быть еще более осторожным, чем в одобрении. Особенно нужно беречься того, чтобы не выказать ненависти или отвращения к тому, к кому обращен упрек или порицание, не обнаруживать в отношении к нему презрение или отчаяние в его исправлении.

Когда дети видят, что их не уважают или отчаиваются в них, они и сами впадают в отчаяние, теряют мужество и не делают усилий для того, чтобы исправиться. Нужно поэтому упреки перемешивать с некоторой долей похвал. Надо подавать им надежду на то, что они исправятся.

Иной раз порок ученика, особенно порок скрытый, исправим, если мы вместо наказания простим его. Трудно поверить, насколько озлобляют наказания, наложенные понапрасну или слишком суровые».