- На селе я работаю 28 лет. Был директором школы, главой сельской администрации, сейчас учитель истории. Я тот самый сельский учитель, кто на практике знает, как реализуется пункт 5 статьи 55 Закона РФ «Об образовании», устанавливающий норму о праве на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением педагогам в сельской местности.
В советское время сельским учителям подвозили дрова с учетом жилой площади, но не более 15 кубометров в год. При этом исполкомы сельских советов компенсировали учителям затраты на распилку и расколку дров. С принятием Закона РФ «Об образовании», установившего право сельских учителей на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением, ситуация на практике не улучшилась, а ухудшилась. Дрова подвозили в тех же объемах, но компенсацию на распилку и расколку дров отменили. А это достаточно трудоемкая и затратная работа.
В Костромской области решение этой ситуации активизировалось в 2006 году, в связи с принятием Костромской областной Думой закона «О мерах социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельных категорий граждан, работающих и проживающих в сельской местности», где записано, что для педагогических работников муниципальных образовательных учреждений освобождение от оплаты за жилое помещение и отопление осуществляется без учета нормы предоставления площади жилого помещения и норматива потребления.
Сельские педагоги области это решение восприняли с надеждой на улучшение их положения. Но затем губернатор области и главы муниципальных районов издали постановления, согласно которым годовая норма максимального льготного обеспечения топливом одного человека в год ограничилась 18 квадратными метрами, а семей в составе двух и более человек - 36 квадратными метрами. Теперь, проживая в муниципальной квартире площадью 79 квадратных метров, я получаю дрова на отопление менее половины квартиры и вынужден нести существенные затраты на покупку и разделку дров. Моя жена тоже педагог, но наша семья не может воспользоваться законным правом на квартиру с бесплатным отоплением.
С 2006 года я неоднократно обращался в прокуратуру, областную Думу, администрацию области и района, инициировал обсуждение данного вопроса на официальном форуме администрации области, вел переписку с губернатором области. Но все ответы сводились к ссылке на постановления исполнительной власти области и района, принятые на основании действующего закона, а в случае моего несогласия мне предлагалось обращаться в суд.
В 2008-2010 годах я трижды обращался в городской суд с иском о нарушении моего права на бесплатное жилое помещение с отоплением к органу власти, ответственному за обеспечение дровами сельских учителей. Все исковые заявления были удовлетворены. В судебном порядке количество дров для отопления моей квартиры было увеличено более чем в два раза. Но, несмотря на такие судебные решения, органы исполнительной власти области и района не внесли изменения в свои нормативные акты и продолжают обеспечивать сельских учителей дровами в соответствии с нормативом социальной площади жилья.
2011 год принес новое разочарование сельским учителям. Решение вопроса о коммунальных льготах для сельских учителей передано на уровень субъекта Российской Федерации. Администрация Костромской области своими постановлениями установила норматив социальной площади жилья, значительно снизила стоимость кубометра дров и норматив потребления топлива для отопления. Все это привело к пятикратному снижению суммы выплат на компенсацию расходов по оплате жилых помещений, отопления и освещения.
О какой поддержке сельских учителей может идти речь, если меры их социальной поддержки только ухудшаются?!