После окончания института по распределению меня направили в сельскую  школу. Два года я проработала в школе с переполненными классами (в моем пятом было 45 человек). Вот и попробуй всех научить читать по-английски. У меня не получалось, я волновалась, переживала. Даже устала. Решила вернуться к родителям в город. Пошла в роно, где совершенно случайно встретилась с Вениамином Яковлевичем Векслером, бывшим руководителем педагогической практики. Его только что назначили директором физико-математической школы №40, куда он и пригласил меня.
Это была первая в городе специализированная школа для способных учеников. И здесь у меня появились совершенно другие ощущения от педагогической работы. Сюда ребята приходили за знаниями, занимались старательно и вдумчиво.
Вениамин Яковлевич Векслер оказался прекрасным руководителем. Его директорский кабинет был открыт для всех: ученики могли зайти к нему в любую минуту, учителя  тем более. Векслер получал наслаждение от общения с любым человеком. Удивительной была вся обстановка в школе. Все мы прекрасно понимали, в какой школе оказались, каких учеников должны подготовить для науки, потому старались изо всех сил.
Собственный корреспондент «Учительской газеты» в Поволжье Фридлянд не раз посещал нашу школу, на страницах «УГ» появлялись публикации об опыте наших педагогов. Статьи в такой авторитетной газете были для нас и  поощрением, и стимулом. Когда и в других городах стали открываться физматшколы, директора старались связаться с нами, интересовались опытом. Нас приглашали на конференции, фестивали, конкурсы.
Первые шаги становления школы я вспоминаю как нечто необыкновенное. Поначалу мы размещались в здании, построенном еще в девятнадцатом веке. В классах топились печки, ученики по утрам приносили из сарая дрова. Доставалось и дежурным учителям. Помню, не раз звала старшеклассников на помощь, когда дрова совершенно не хотели гореть. Ребятишки были способными во всех отношениях, поэтому и эту науку освоили легко.
Не скажу, что у самого директора была безоблачная жизнь, ему часто доставалось от начальства, как достается каждому новатору. Он был человеком неординарным.
Именно Вениамин Яковлевич ввел традицию постоянных встреч школьников с учеными из научно-исследовательских, в том числе академических, институтов, университета, в школе активно работали кружки и факультативы, научное общество учащихся. Даже когда здоровье стало сдавать, Вениамин Яковлевич никогда не жаловался, а, как обычно, приходил в школу раньше всех, до конца оставаясь верен своей заповеди «спеши делать добро». Он оставил добрую память о себе.

Нижний Новгород