Причины и следствия
Когда-то в младших классах мне в руки попала книжка-приключение, в которой я сам мог становиться режиссером. В зависимости от того, какое действие я выбирал для главного героя, менялась страница, на которой история продолжалась. Выборов таких было множество, а значит, и вариантов истории тоже. У истории с одним началом я насчитал пятнадцать возможных исходов.
Некоторое время спустя я вспомнил о книжке и задумался: «А ведь в нашей жизни получается так же!» Любое, даже самое маленькое событие, любое решение и любая фраза меняют (кардинально или незначительно)  ход нашей всей дальнейшей жизни. А может, даже судьбу человечества. Примеров тому можно найти огромное количество:
а) если бы моя девушка (в студенческие годы), собираясь в Гомель, не сломала каблук, то она неминуемо попала бы в страшную катастрофу с поездом под Гомелем;
б) если бы моя рука не застряла в дупле старой груши, когда мне было 8 лет, то я продолжал бы разорять птичьи гнезда;
в) если бы моя тетка в Ленинграде согласилась на то, чтобы я 5 лет жил у нее на квартире, пока учился, то я окончил бы медицинскую академию им. Кирова и стал бы врачом, а не учителем и не писал бы вам эту статью. И еще неизвестно, жизни скольких бы людей изменились одновременно со мной. А вот работая учителем, хотелось бы проанализировать параллели учительской работы, эпизоды учительства и престиж нашей профессии на своем личном примере.


«Проклятые» пенсионеры
О том, что российская система образования находится сейчас в глубоком упадке, говорят все постсоветские годы.
2010 год был объявлен в России Годом учителя, но что мы видим? Кроме бессовестного вранья чиновников от образования об успешном ходе реформ образования, больше ничего нет. Много споров в последнее время относительно стандартов. Мы, «старые», работающие много лет учителя, считаем, что грамотно вписать ребенка в эпоху высоких технологий, учить культуре обращения с большими объемами информации, мотивировать маленького человека на развитие своих способностей - вот формула совершенствования стандартов образования. А это можно разрешить и решить лишь многогранностью школьного образования, сохранением главного завоевания советской образовательной системы - фундаментальности с учетом оптимизации нагрузки, с пониманием роста значения знаний экономики, иностранных языков, но в рамках обязательной и общедоступной палитры предметов, гарантирующих полноценность развития личности. Коррозия школьной подготовки уже налицо, я сам учитель, и старшеклассники все чаще бросают изучать все предметы, кроме тех, по которым предстоит сдавать ЕГЭ.
Сам губернатор Брянской области признал, что лишь 30% выпускников педвузов идут в школы и работают по специальности. Через 3 года их остается лишь 5%. Губернатор сказал: «К сожалению, нам никак не удается переломить тревожную тенденцию, связанную с падением престижа учительской профессии. Что учительство стареет и каждый год прирастает лишь на 2% учителями-пенсионерами, это факт».
Но в ряде случаев отношение на местах к этим «проклятым» пенсионерам иное, хотя губернатор и говорил о недопустимости крестового похода против этой категории учителей. Как можно говорить об уважении к возрасту, стажу учителя, если в школе с введением оплаты человеко-час пенсионерам, не относящимся к ближнему кругу, дают класс с наполняемостью 5 человек? Все классы с низкой наполняемостью - это мои классы, все скрывается за подушевым финансированием, и соответственно увеличение зарплаты на 30% в таких классах ощутимых результатов не дает.
Да, человеко-час повысили на 30%, раньше он был у нас в школе где-то чуть более 2 руб., а теперь стал 2,92 руб. Зарплата увеличилась для всех по-разному. Несправедливое разделение стимулирующего фонда еще до перехода на НСОТ вызывало нервозную обстановку в коллективах учителей. В школе произошло расслоение учительства, у каждого директора есть своя «группа поддержки», вот все, кто в нее входит, и ощущают благо новой системы, они получают классы с большой наполняемостью, получают различные добавки и доплаты в качестве поощрения. Но у большинства учителей есть вопрос: а кто определил их, что они лучше? Почему большинство из нас, имеющих стаж более 40 лет, должны доказывать кому-то свою профпригодность? Или мы - это те, против которых продолжается крестовый поход, от кого нужно избавиться любой ценой, любым способом? Вот эти преобразования ни к чему хорошему не приведут, кроме взаимной ненависти и разборок среди членов коллективов.
А реформа с аттестацией учителей в области - разве это не перегиб? Я двумя руками за то, чтобы высшую категорию присваивала комиссия Департамента образования, как это было на начальном этапе 10 лет назад, когда я лично сам сдавал на высшую категорию  аттестационной комиссии из 27 человек. А потом пошло и поехало, наштамповали столько на местах, куда ни плюнь - всюду высшая. Вот этих доморощенных на местах и нужно подвергнуть аттестации и поснимать с них купленные категории. Хотелось бы спросить руководство Департамента образования области: зачем такое небрежное отношение к старым учителям? Они, наверное, думают, что будут вечно молодыми, но придет день, и они познают прелести своих новшеств в образовании области. Даже губернатор Н.В.Денин предупреждает от перегибов в этом плане, говорит, чтобы его слова не были восприняты как крестовый поход против заслуженных, пожилых учителей. А вот родной департамент дошел до того, что нет категории - защищайся. Не желаешь, пошел вон, да еще подтверди свою профпригодность. Это учителям, отдавшим жизнь образованию, имеющим награды и звания! Ведь не каждый зажмет свою волю в кулак и пойдет доказывать, что он на что-то пригоден. Те учителя, которые захотят получить высшую или первую категорию, смогут (ведь ученики приспособились к ЕГЭ) перестроиться и найти подход к комиссиям, найти своих людей, которые за определенную мзду помогут в этом вопросе.
Опять копирование Запада, опять война с учителями и их нервами. А придумка с переписыванием из Интернета научно-тематического планирования в нескольких экземплярах, разве это не издевательство? Короче, это создание условий - не хочешь делать, не подчиняешься, пиши заявление о непригодности или принадлежности к группе оппозиции, даже если у тебя диплом, выданный государством.
Да, учительство в нашей стране и области стареет. Мы видели провал с затеей введения грантов для выпускников вузов, которым обещали по 500 тыс. рублей, чтобы они на два года ехали в отдаленные района Сибири и Дальнего Востока. Одними деньгами молодых не заманишь! Нужно жилье для учителей, с которым напряженка по всей стране.
Но если проблему не решать (что сегодня и делается), то к вымирающему виду (студента-учителя) можно смело добавить исчезающий вид - учитель думающий.
Нищенская зарплата учителей, плохая технологическая оснащенность школ, устаревшие методики, море лишних и ненужных учебников, повсеместная коррупция, порожденная ЕГЭ, среди учеников и родителей. Коррупция при распределении грантов и аттестации - это всего лишь поверхностный айсберг проблем. Коррупционная схема плавно перетекает из одной области нашей жизни в другую.


Тайна бытия
28 января 2012 года премьер-министр утвердил план мероприятий, направленных на введение в 2012-2013 учебном году «Основ религиозных культур и светской этики» во всех школах страны. Данный предмет будет преподаваться в 4-х классах на протяжении всего учебного года. Премьер-министр уделил среди прочих мероприятий особое внимание организации и масштабной подготовке учителей нового предмета по всей стране. Из уст политиков льются безбрежные обещания: мир народам, земля крестьянам, болельщикам - пиво на стадионы, священникам - доступ в школы.
Последний вопрос - о религиозном воспитании в светских школах - также относится к той параллели, которая уходит в никуда. Вопрос о религиозном воспитании уже давно требует пристального внимания, ведь он незримыми нитями связан с проблемой детских самоубийств.
Волна детских самоубийств прокатилась по России. И кажется, это только начало. Боюсь, как бы детские суициды не стали модой. Вы же знаете наших детей: они не любят серости, монотонности. Вспомним наше детство - мы рады были соломенным куколкам, картонным или пластилиновым танкам, а нашим детям и внукам нужны компьютерные стрелялки и убивалки. Они сидят в «Одноклассниках», ВКонтакте. Они читают френдов и делятся с ними, заметьте, не с родителями, самыми сокровенными тайнами.
Больше того, Интернет сделал их сразу взрослыми. Эта пропасть, которая затягивает детей своим многообразием. Они сами могут объяснить нам, что такое хорошо и что такое плохо. Многие родители говорят - школа виновата, школа говорит - родители. Но мы все виноваты. И школа, и родители. Потому что наши дети не считают ни школу, ни родителей за духовных авторитетов. И это ужасно. Время сейчас стремительно, как никогда. И нам с вами нужно успеть отвлечь детей от виртуального мира, чтобы заполнить и наполнить их своей любовью. Ведь только любовь к маме и папе способна удержать их от последнего шага.
Но, несмотря на все нанотехнологии, при всей современной оснащенности наук о человеке они не в состоянии до конца постичь тайну человеческого бытия. Душевное состояние человека, поддержанием которого занимаются психологи, психиатры, педагоги, не исчерпывает всего богатства человеческой натуры. Поскольку наряду с душой существует царство Духа, где неприменимы даже самые изощренные научные инструменты.
Там человек опирается на святыни, там действует система табу и запретов. Не раз мне приходилось писать об опасности пресловутой оптимизации расходов школ за счет сокращения ставок психологов, социальных педагогов, дефектологов, старых опытных учителей и введения пресловутых «человеко-рублей».
Все очевидно: у родителей-невротиков дети-невротики, у родителей-психотиков дети-психотики. Налицо психологический кризис нашего общества. А кто при сегодняшней жизни не невротик?
Малейший раздражитель, и осуществляется переадресация агрессии: на окружающих (немотивированное насилие), на детей или самого себя (как результат - суицид). Признаюсь, что в своей педагогической практике я уже давно имел дело с ситуациями, когда все наши усилия, направленные на то, чтобы вывести подростка из тяжелого кризисного состояния, результатов не давали. Я вспоминаю свое детство, детдом, своего старшего воспитателя Зиновьева, который на свой страх и риск, поскольку дело было в середине 70-х - начале 80-х годов, когда и речи не могло быть об обращении к Церкви, посылал нас, подростков, к монаху, который жил на территории Покровского детдома. Это был мудрый, очень благовоспитанный человек, он спасал наши заблудшие души, выводил нас из стопорных и, казалось, безысходных ситуаций беседами, рассказами, индивидуальными разговорами. Говорил о грехе, о божьей каре за то, что кто-то в стрессовом состоянии хотел покончить с собой и уйти из жизни.
Поэтому я считаю, что принятие закона в настоящее время - это верный шаг, так как сейчас из общественной морали почти полностью исчезло понятие греха, восстановление трепетного отношения к дару жизни.
Тем не менее я учитель старой школы, был и остаюсь убежденным в том, что школа должна быть светской: это элементарная техника безопасности государства, школа должна быть светской, но отнюдь не агрессивно атеистической. Нельзя две параллели заставить пересекаться по воле свыше. Тонкие границы и пересечения религии, культуры и образования мы сегодня только-только нащупываем.

​Иван ПОЛЕВОЙ, учитель высшей квалификационной категории школы №2,  Трубчевск, Брянская область