Ирина Полякова - коренная черноморская казачка. В доме ее до сих пор хранится старинный портрет прадеда, хорунжего казачьего войска. Чин этот в свое время передавался по наследству, по мужской линии, так что сложись история по-иному, хорунжим был бы и дед, и отец Ирины Николаевны, а потом, наверное, и ее сын. Сама она славного предка в живых не застала, но много слышала о нем от отца: старик, до конца дней сохранивший благородную военную выправку, учил внука и на коне скакать, и шашку точить. Зато Ирина Николаевна прекрасно помнит свою бабушку и ее удивительные сказки: девочкой слушала их, затаив дыхание, но потом отчего-то не могла найти ни в одной детской книжке. Только когда выросла, поняла: никакие это были не сказки, а самые настоящие жития святых. Оттуда же, из прошлого, тянутся воспоминания о чудом спасенных, потемневших от времени бабушкиных иконах, о церковных праздниках, отмечавшихся в семье, несмотря ни на что. И если воинское звание оставить детям в наследство было невозможно, то запретить верить, черпая в этом силы и мужество, не мог никто.
Основы православной культуры - дисциплина в школах Краснодарского края обязательная. Преподают ее с пятого по восьмой класс, и оценки ставят так же, как по математике, русскому или любому другому предмету из расписания. Когда стало известно, что все четвероклассники страны со следующего года начинают изучать основы религиозных культур и светской этики, Усть-Лабинский район, где работает Ирина Полякова, остановился на уже отработанном в течение пяти лет модуле ОПК.
- Ирина Николаевна, по закону церковь у нас отделена от государства, и если в семье исповедуют, положим, ислам или придерживаются атеистических взглядов, разве можно заставлять детей изучать православие?
- Мы встречались с родителями, проводили анкетирование, беседы. Да, были те, кто сначала воспринял эту идею в штыки. Им я показывала свои наработки, фрагменты уроков, объясняла, что никто не поведет их детей на церковную службу, не заставит молиться или поститься. Атеисты чего боятся? Что мы сейчас девочкам платок повяжем, юбку до пят на них наденем, заставим встать на колени и бить поклоны. На самом же деле я просто рассказываю ребятам о том, что есть такая культура, и исторически мы часть ее. Что есть такое мировоззрение, образ жизни. Объясняю, как вести себя в обществе православных людей, чтобы не обидеть, не оскорбить их чувств. Мы говорим о любви, взаимопонимании, уважении, сострадании, разве это плохо? На районном конкурсе было задание - убедить родителей-атеистов в необходимости нашего предмета. Я им сказала: не хочу разговаривать с вами как учитель. Буду говорить как мать. У меня трое детей. И у вас есть дети. Так расскажите мне, какие они хорошие. Ругать, критиковать - это у нас получается легко, а вот хвалить, оказывается, необычайно сложно. Рассказала им о житейском, повседневном, бытовом смысле заповедей. О том, как ко мне приходят родители учеников и говорят, что дети их стали ласковее, добрее, чутче. Религия, на мой взгляд, не учит ничему плохому. Только любви. Ну и еще аргумент: разве плохо образованному человеку разбираться не только в литературе, истории, физике, но и, допустим, в храмовой архитектуре или школах иконописи?
Вместе с Ириной Поляковой Усть-Лабинский район на краевом финале представляла Наталья Шапран, учитель кубановедения школы №4.
- Когда дети спрашивают, а зачем, мол, нам вообще нужен этот предмет, ведь экзаменов мы все равно не сдаем, отвечаю: неужели вам неинтересно узнать, что первый в России трамвай был пущен у нас, в Екатеринодаре, первый синематограф появился тут же? - говорит Наталья Алексеевна. - Именно здесь зародилась вся нефтяная промышленность страны, и самый большой в Европе сад тоже посажен у нас. Разве вы не хотите гордиться своей землей?
Впрочем, гордость за свою малую родину - далеко не единственная награда для тех, кто с первого по одиннадцатый класс честно учит историю, географию, биологию, литературу Краснодарской земли. В крае ежегодно проходят викторины по кубановедению, олимпиады и конкурсы исследовательских работ, победители которых имеют право на льготное поступление в местные вузы.
Разработаны программы, напечатаны учебники и рабочие тетради. Свою первую книгу по кубановедению первоклассники получают в подарок от губернатора Александра Ткачева, который делает на этот предмет большую ставку. Опорной школой в Усть-Лабинском районе стала знаменитая 12-я, что в станице Некрасовской.
История родного края будто оживает в школьном краеведческом музее. Бивни мамонтов и окаменелые моллюски - напоминание о самых древних хозяевах этих мест. Наконечники стрел и копий, зеркала в скифском зверином стиле. «Дети меня часто спрашивают: «Это что же, скифы и сарматы прямо по нашим огородам бегали?» - смеется хозяйка музея Нелли Дмитриевна Степанова, вдохновительница и главный двигатель всех школьных этнокультурных проектов. Черно-белые фотографии церковно-приходской школы, открытой в станице в 1875-м. Золотисто-розовые фрагменты церкви, взорванной в 1936-м.
- Церковь наша была построена на яичных белках, разрушить ее было просто невозможно, - объясняет Нелли Дмитриевна. - Пришлось взрывать. Местные жители десятилетиями прятали у себя эти осколки, утешая себя тем, что все, кто принимал участие в разрушении храма, окончили свои дни очень и очень печально.
Первый выпускной в Некрасовской десятилетке праздновали в июне 1941-го. А через несколько дней тогдашний ее директор Игнатий Матвеев и трое лучших его учеников - Александр Кондабаров, Иван Седович и Александр Васильев - ушли на фронт, чтобы уже никогда не вернуться.
8 мая стены 12-й школы украсили две мемориальные доски. В ходе поисковой работы выяснилось, что когда-то здесь учились два Героя Советского Союза - Константин Василенко и Федор Саркисов. Удалось разыскать потомков Федора Исаевича, и открылись факты вовсе удивительные. Оказывается, в начале XX века, во время геноцида армян, казаки Некрасовской спасли всю семью Саркисовых. Да не просто спасли, но даже позвали жить в свою станицу. И через сто лет Саркисовы не устают благодарить некрасовцев, считая ту дальнюю счастливую встречу вторым рождением своей фамилии.
Полгода назад в 12-й открылся еще один музей - казачья горница. По словам директора школы Елены Черкашиной и районного тьютора по кубановедению Татьяны Кузнецовой, помогала вся станица. Несли посуду, подушки, расшитые полотенца, мебель. Удалось найти старинную прялку, самовар с трубой, иконы. Теперь в планах - оформление в кубанском стиле рекреации первого этажа и строительство во дворе казачьего двора: настоящего дома, летней кухни и печки, чтобы обязательно топилась.
Но, пожалуй, главная здешняя гордость и надежда - это казачий класс, открытый два года назад в рамках программы «Школа нового поколения». По утрам они изучают все то же, что и их сверстники, а после обеда - историю и традиции кубанского казачества, основы православной культуры, декоративно-прикладное искусство Кубани, поют казачьи песни, играют в национальные игры, ходят на конеферму. В будущем с ней планируется заключить договор о сотрудничестве, чтобы ребята могли серьезно заниматься верховой ездой, ибо что за казак без лошади?
Класс носит имя Ивана Петровича Киселева, последнего атамана станицы Некрасовской, расстрелянного после революции.
- Наши казачата только в третий класс переходят, казалось бы, выводы делать рано, но результат уже сейчас налицо, - говорит Татьяна Кузнецова. - Во всех школьных предметных олимпиадах они первые. Ни один праздник без них не обходится: дети будто родились певцами и танцорами. Они открыты, раскованны, кипят идеями. Эффект потрясающий, а все потому, что мы предлагаем им окунуться в их родное, исконное, кровное. Они станичниками были, ими и остались. Нужно было только пробудить в них этот дух.
«А чем отличается казачка от обычной женщины?» - спрашиваю у круглолицей румяной второклассницы. Она лишь на секунду задумывается: «Казачка вкусно готовит, домом управляет, песни поет, а обычная женщина просто подметает, так, без удовольствия. А мы если за что-то беремся, то обязательно с радостью».

​Анна ХРУСТАЛЕВА, Усть-Лабинск - ст. Некрасовская - Москва, фото автора