Сын учителей математики и физики родился в селе Большой Вьяс Пензенской области, учился в сельской школе, был круглым отличником. Любимый предмет мальчика - химия, поэтому после окончания школы он поступил в Московский химико-технологический институт имени Дмитрия Ивановича Менделеева. В институте Геннадий был очень активным студентом, его избирали секретарем институтского комитета комсомола, затем первым секретарем Советского РК ВЛКСМ. Но общественная работа его интересовала меньше научной, поэтому, окончив институт, он остался в аспирантуре, а после завершения учебы и защиты кандидатской диссертации стал преподавать в МХТИ. Основные его труды были посвящены химии и технологии неорганических материалов ядерной техники, он исследовал кинетику быстропротекающих процессов в жидких средах, открыл каталитическое галогенирование твердых веществ, создал новые промышленные экстракторы. На секретном физико-техническом факультете Ягодин изучал технологии атомной промышленности (они тогда были новы и несовершенны), трудился в закрытом Челябинске-40. Не случайно Геннадий Алексеевич сегодня имеет около 140 различных изобретений, причем 10 были внедрены в производство и дали весомый эффект. Его стараниями были усовершенствованы важнейшие процессы в атомной, химической и некоторых смежных отраслях промышленности, технологии. Например, он предложил способ разделения изотопов и родственных элементов, попутно немало сделал для фармацевтики, производства стройматериалов и моющих средств, утилизации отходов сельского хозяйства.
Ягодин быстро продвигался по научной лестнице в вузе - защитил докторскую диссертацию, стал профессором, заведующим кафедрой, деканом инженерного физико-химического факультета. В конце концов ему предложили престижный в ту пору пост заместителя генерального директора Международного агентства по атомной энергии в Австрии, где он и работал три года. Вернувшись из Вены, Геннадий Алексеевич возглавил МХТИ и создал там единственную в России кафедру промышленной экологии. Основные принципы, на которых базировались преподаваемые дисциплины, были позже сформулированы в книге «Химия и химическая технология в решении глобальных проблем». Ягодин показал, что обеспечение населения продовольствием, развитие энергетики, сохранение качества окружающей среды невозможно без использования достижений химии и химической технологии, рассмотрел проблемы применения химикатов в сельском хозяйстве, химические аспекты ядерного топливного цикла, новые подходы к переработке природного сырья. Позже Ягодин стал инициатором и активным участником образования в РХТУ первого в стране инженерного экологического факультета, а затем кафедры и Института проблем устойчивого развития, внес большой личный вклад в научно-педагогическое обеспечение подготовки инженеров-технологов, специализирующихся в области рационального использования вторичных ресурсов, а также инженеров-экологов.
23 года потребовалось для того, чтобы выпускник МХТИ стал его руководителем, но это был не просто путь к административной должности, это была школа, как сейчас бы сказали, менеджмента, которая давала Ягодину бесценные практические управленческие знания. Наверное, нет ничего удивительного в том, что ученого и управленца заметили, и в 1985 году Геннадий Алексеевич был назначен министром высшего и среднего специального образования СССР - он был первым министром, назначенным Михаилом Горбачевым после его прихода к власти. Через три года в стране создают Государственный комитет по народному образованию СССР, объединив министерства высшего и среднего образования, просвещения и Комитет по профессионально-техническому образованию. Во главе Госкомитета СССР снова Геннадий Ягодин. Это было удивительное ведомство, в котором работали тогда еще не известные стране, но позже ставшие лидерами в своих направлениях работы молодые ученые. Например, психологов в школы привел главный психолог Гособразования, а ныне директор ФИРО Александр Асмолов, дефектологией занимался нынешний директор Института коррекционной педагогики РАО Николай Малофеев. Никто еще не знал, чем это все закончится, но спустя три месяца после назначения в Госкомитете при непосредственной поддержке Ягодина был создан временный научно-исследовательский коллектив «Базовая школа» (ставший известным как ВНИК «Школа»), и по сути, началось реформирование системы образования. К концу лета 1988 года коллектив, состоявший из авторитетных ученых-педагогов, подготовил проект нового устава школы и концепцию развития образования в СССР, в декабре на Всесоюзном съезде работников народного образования эти документы Ягодин представил на обсуждение, их одобрили делегаты - учителя, преподаватели, управленцы, ученые, общественные и политические деятели. Одним из первых нововведений Ягодина стал изданный летом 1988 года приказ №540, разрешавший переводить из класса в класс и даже выпускать с аттестатом учащихся средней и старшей школы, которые не успевали по одному или более предметам. При Геннадии Алексеевиче было введено свободное посещение лекций, отменена военная подготовка для девушек-студенток, из вузовских программ исключили устаревшие общественно-политические дисциплины, университеты получили автономию. На Всероссийском съезде работников народного образования, который был созван по его смелой инициативе, Геннадий Ягодин обнародовал свое мнение по поводу реформирования школы:
- переход к государственно-общественной системе народного образования,
- от остаточного - к приоритетному финансированию,
- от финансовой закрепощенности школы - к ее экономической самостоятельности,
- создание Всероссийского совета по народному образованию,
- первейшая задача школы - развитие личности ребенка,
- отказ от привычного деления уроков в начальной школе - они должны быть интегрированными,
- в средней школе - погружение в культуру, науку, понимание их внутренней логики,
- одинаковая программа для всех на 75-80 процентов, остальные 20-25 отдать на откуп школе,
- на третьей ступени помимо обязательного курса дать учителю возможность включать в программу по своему усмотрению тех писателей и поэтов, знакомство с которыми для юношества он считает необходимым;
- выпускных экзаменов достаточно четырех, пусть у одного будет оценка по физике в аттестате, у другого - нет;
- избавить школу от переполненных классов и плохих учителей, а профессионалам повысить зарплату,
- пересмотреть обществоведение, новейшую историю, естествознание,
- оставить блок обязательных предметов и разные типы школ: физико-математического уклона, гуманитарного, профессионального,
- отпустить поводок запретов, пусть школа сама выбирает, как учить.
Это была программа свободы и ответственности. Не правда ли, и сегодня многое из того, что говорил 20 лет назад Геннадий Алексеевич Ягодин, чрезвычайно актуально? Но в 1989-1991 годах Ягодина и его ведомство яростно критиковали как сторонники реформ, так и их противники. Одни считали, что демократизация образования идет недостаточно быстро, другие - что все идет к развалу советской школы. В те годы Геннадий Алексеевич очень много общался с журналистами. У него не было, как нынче у министров, «журналистского пула», поэтому общаться могли все корреспонденты всех изданий. Ягодину можно было напрямую (без волокиты и посредничества пресс-секретарей, без заблаговременного представления вопросов и последующего визирования готовых материалов) задать любой вопрос и рассчитывать на полный и честный, а самое главное, компетентный ответ, Геннадий Алексеевич считал, что идея становится материальной силой, если она овладевает массами, и тут у СМИ самые широкие возможности помочь тем, кто эти идеи предлагает. Может быть, такое отношение министра к прессе определяло то, что в те счастливые времена глупостей журналисты не писали, ничего не досмысливали, не пользовались слухами, были информированными и знающими. Журналисты поддерживали Геннадия Алексеевича, а он как мог всегда поддерживал журналистов, с особым уважением относился к педагогической прессе. Сегодня, к великому сожалению, чиновники не уделяют должного внимания многочисленным педагогическим газетам, журналам, хотя те напрямую выходят на учительскую аудиторию и могут формировать общественное мнение, в том числе в отношении к реформам. Помощники Андрея Фурсенко во многом виновны в том, что этот умный, интеллигентный, порядочный человек так и не стал своим в педагогической среде, так как они делали ставку исключительно на общеполитические издания и издания, подконтрольные ведомству, на «своих» журналистов, которые и вопросов неожиданных не зададут, и материалов острых, критических не напишут. Между тем, опираясь на широкую сеть педагогических изданий, можно было обсудить многие проблемы, привлечь педагогическую общественность к выработке идей по реформированию системы образования, поддержать министра, подсказать, посоветовать ему нечто очень важное. Ведь в свое время, например, вокруг «Учительской газеты» и Гособразования формировалось сообщество педагогов, позже признанных поистине великими: оргдеятельностными играми занимался Юрий Громыко - тогда старший научный сотрудник НИИ управления и экономики народного образования АПН СССР, ныне директор НИИ ИСРОО, который руководит разработками модели «Школа будущего»; художественным воспитанием - народный художник РСФСР, нынешний директор одного из центров Департамента образования Борис Неменский; первой в России провела выборы директора школы тогдашняя заведующая Калининским роно, ныне доктор педагогических наук Лариса Курнешова; авторские школы создавали Евгений Ямбург, Владимир Караковский, Александр Тубельский. Может быть, и на этот раз нашлись бы учителя и директора-новаторы, полезные министру, и, кто знает, может быть, Андрей Фурсенко и сейчас продолжал бы оставаться министром в новом Правительстве РФ.
 Председателю Госкомитета по образованию было в те давние времена так же непросто, как и недавно министру Фурсенко. В течение 1991 года Ягодина три раза отправляли в отставку: в апреле и июле это пытался сделать премьер-министр Виктор Павлов, а в августе - ГКЧП, но он сохранил свой пост вплоть до упразднения Гособразования СССР. Между прочим, первой в защиту Геннадия Алексеевича выступила «Учительская газета», недавно я нашла в архиве свой материал в защиту министра - сегодня я бы в нем не изменила ни одного слова о Ягодине, потому что время не изменило моего мнения о нем.
В 1991 году Геннадий Алексеевич стал ректором-организатором Международного университета в Москве, который возглавлял в течение 10 лет. С ним из Гособразования в университет ушли многие талантливые члены его министерской команды, и работа по выработке идей, которые бы улучшили отечественную систему образования, продолжалась.
 У Ягодина много учеников, и они считают, что и сегодня Геннадий Алексеевич по-прежнему полон энергии, творческих планов, интереса к людям и жизни, что юношеская увлеченность главной темой - сохранением жизненной среды человечества - сочетается с практичностью изобретателя и организатора, глубокими знаниями и широким кругозором ученого. Признанный ученый в области химии и химической технологии неорганических веществ, профессор Ягодин - автор более 600 статей, обзоров, учебников, учебных пособий и монографий, опубликованных в разных странах мира, научный и педагогический талант Геннадия Алексеевича направлен на решение экологических проблем на Земле, развитие системы экологического образования, создание в стране нового отношения к окружающей среде обитания человека, воплощение в жизнь идей устойчивого развития. Не случайно в течение многих лет Ягодин читает курс «Проблемы устойчивого развития» для студентов Института проблем устойчивого развития, экологического и педагогического факультетов РХТУ им. Д.И.Менделеева, а в Высшей школе наук об окружающей среде при поддержке Департамента образования и Департамента природопользования и охраны окружающей среды под научным руководством ученого вот уже более восьми лет идет подготовка учителей-организаторов экологического образования для школ Москвы.
Хранитель традиций отечественного образования, директор Московского музея образования Геннадий Алексеевич Ягодин - представитель той самой замечательной интеллигенции, которой страна обязана своими успехами. Пока есть такие люди, есть и надежда на светлое будущее нашей страны.

Журналистский коллектив «Учительской газеты» присоединяется к многочисленным поздравлениям по случаю юбилея и желает Геннадию Алексеевичу Ягодину долгих лет жизни, здоровья и успехов в научной и педагогической работе.