- Татьяна Николаевна! Я так больше не могу! Больше я эту нахалку Волкову на урок к себе не пущу! Хватит...
Она еще долго выплескивала на классного руководителя свое негодование, пока наконец не прозвенел звонок на очередной урок. Учительская опустела, осталась одна Татьяна Николаевна, которая, воспользовавшись «окном» в расписании, намеревалась проверить тетради, но до сих пор стоял в ушах возмущенный голос молодой учительницы, будто она не ушла на урок, а продолжала свою тираду.
Неожиданно  в дверь постучали:
- Можно мне взять наш журнал? Меня учительница истории послала.
- Так нет же его на месте, - растерянно произнесла Татьяна Николаевна, глядя на пустую ячейку. Подумала: «Наверное, рассерженная Ольга Валерьевна впопыхах не туда его поставила». Так оно и было. Отыскав журнал, Татьяна Николаевна как можно спокойнее спросила:
- Олеся, а что там за бесконечные конфликты у тебя с Ольгой Валерьевной? Ты же обещала...
Симпатичное лицо Олеси стало некрасивым от злой гримасы:
- Да ну ее! Я к ней больше на уроки ходить не буду: все равно выгонит.
- За что?
- Да уж найдет, за что. Вечно она ко мне придирается!
До тетрадей дело так и не дошло: «окно» ушло на поиски ответа на  извечный вопрос: что делать?
И дома Татьяна Николаевна продолжала думать о ситуации в классе.
В школу она пришла пораньше: нужно было до урока успеть поговорить и с Ольгой Валерьевной, и с Олесей - предупредить неизбежный конфликт. К счастью, Ольга Валерьевна уже была в своем кабинете.
Татьяна Николаевна, взглянув, невольно залюбовалась молодой учительницей: тоненькая, аккуратная, с роскошными локонами, свисающими на плечи, в строгом костюмчике. Она напоминала добрую фею из сказки.
- Доброе утро, Ольга Валерьевна! Простите, что оторву вас на пару минут. Я об Олесе...
- Да я слушать о ней не хочу! - добрая фея уступила место непримиримой учительнице. - Я ее больше не пущу на урок.
- Подождите,  - мягко остановила ее Татьяна Николаевна и слегка дотронулась до ее плеча. - Послушайте меня, пожалуйста, очень прошу, не перебивайте. Вы умница, вы такая старательная, пунктуальная - у вас много достоинств. Но поверьте, Олеся не такая уж плохая, как вам кажется.
- Да?! - Ольга Валерьевна все же не удержалась и перебила коллегу. - Да вы знаете, что она только и думает, как сорвать мне урок!
- Да что вы, дорогая? Она очень хорошо к вам относится.
- Хорошо? Вытаращит свои наглые глазищи и ухмыляется.
- Да нет же, нет, милая Ольга Валерьевна, это не наглость,  это просто защита. Знаете, у нее жизнь непростая, отец пьет, буянит по ночам, у матери сердце больное. Вы попробуйте посмотреть на нее по-доброму, улыбнуться приветливо, посмотреть с теплотой...
В коридоре Татьяна Николаевна отвела в сторонку Олесю:
- Олеся, доброе утро! Я вот только что с Ольгой Валерьевной о тебе разговаривала...
- Да я слушать о ней не хочу! Вот увидите: только начнется урок, сразу за что-то придерется и выгонит меня.
- Не выгонит. Мне Ольга Валерьевна столько хорошего о тебе сказала. Пойми, ей тоже непросто живется. По ночам ваши тетради проверяет, днем  забот полным-полно... Нам, учителям, поддержка учеников так нужна. Попробуй посмотреть на учительницу с теплотой, помоги ей увидеть, что ты хорошо к ней относишься.
На перемене Олеся обрадовала:
- Ой, Татьяна Николаевна, спасибо вам! Ольга Валерьевна и правда хорошо ко мне относится. Сегодня похвалила несколько раз. Это я, выходит, вела себя глупо, напрасно злилась на нее.
Из школы Татьяна Николаевна возвращалась медленно, не торопясь, словно боясь расплескать радость сегодняшнего дня.

​Ульяна БЛЕДНОВА, Барнаул