После первого решения районного суда сумма, которую ответчики (администрация школы №74, городской департамент образования, мэрия и департаменты финансово-бюджетной политики города и области) должны были вернуть педагогам, составила 1 миллион 300 тысяч рублей - с учетом 20 тысяч рублей каждому учителю за причиненный моральный ущерб. Ни школьная администрация, ни городские и областные чиновники смириться с таким вердиктом не могли и подали кассацию в областной суд. 74-я школа на тот момент напоминала растревоженный улей, а педагоги других школ города повсеместно обсуждали случившееся, причем одни поддерживали своих решительных коллег, а другие, осуждая за строптивость, предрекали им в конечном итоге поражение.
Видимо, именно отсутствие согласия и единодушия в педагогической среде стало источником уверенности для чиновников и финансистов, решивших, что районный суд им не указ. А еще, разумеется, беспрецедентность самого дела: ведь если бы решение о выплате 1,3 миллиона рублей всего лишь трем учителям было признано окончательным и надо было платить деньги, спрогнозировать дальнейшее несложно. Противников НСОТ и сейчас предостаточно, и вполне возможно, что финансовая неразбериха, царившая в первые годы после ее введения в учреждениях образования, позволила государству сэкономить не одну сотню миллионов рублей. При положительном исходе этого судебного дела учителя не только Воронежской, но и многих других областей и регионов страны потребовали бы вернуть свои недоплаченные деньги. Какая власть на это согласится?
Однако Воронежский областной суд не «завернул» дело в самом начале, а, отменив решение районного суда, вернул его на новое рассмотрение, назначив специальную судебную бухгалтерскую экспертизу. То, что судья Чаплыгина во всех подробностях, с привлечением ученых Воронежского госуниверситета и других специалистов убедительно доказывала неправомочность и даже абсурдность формул расчета зарплаты по НСОТ, а также загадочность происхождения различных коэффициентов в этих формулах, для областного суда, видимо, оказалось недостаточно. Как и доводов районного судьи о том, что профессия учителя должна быть уважаема в обществе и достойно оплачиваема. Зато результаты судебной бухгалтерской экспертизы полностью подтвердили несостоятельность не только НСОТ, действовавшей с 2007 по 2011 год, но и принципов расчета норматива подушевого финансирования.
Вообще за время судов («зарплатное» дело распухло до 30 томов, состоялось 22 заседания районного суда, было вынесено три решения на районном уровне и три на областном) возникло много вопросов к региональной системе финансирования образования и выяснилось немало интересных подробностей. Например, то, что ни город, ни область не имели официальных цифр, на основании которых рассчитывались нормативы подушевого финансирования. Об этой и других, мягко говоря, странностях, очень подробно писала газета Воронежского обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ «Профсоюзный щит». Кстати, именно обком профсоюза поддерживал на протяжении всей этой истории ищущих справедливость педагогов, от которых во время судебных перипетий требовались немалые душевные, да и физические силы.
Результаты первой судебной бухгалтерской экспертизы оказались более чем обнадеживающими. Выяснилось, что учителям недоплатили не 1,3 миллиона, а на 200 тысяч рублей больше! После таких результатов судья увеличила сумму морального ущерба каждому из трех педагогов до 100 тысяч рублей, и в общей сложности в иске фигурировало уже 1,8 миллиона рублей.
Ответчики снова подали кассацию, и областной суд снова вернул дело на пересмотр, назначив еще одну экспертизу, но ее результаты оказались без изменений. Наконец, 15 мая состоялось третье и, как выяснилось, решающее заседание судебной коллегии областного суда под председательством Юрия Денисова. Коллегия отменила решение районного суда и приняла свое решение, которым отказала в иске учителям.
Мы попросили прокомментировать это решение представителя истцов, члена Совета ассоциации «Юристы за трудовые права» Илью Сиволдаева:
- Суд апелляционной инстанции своим определением от 15 мая полностью отказал учителям во взыскании неполученной заработной платы и компенсации морального вреда, так как не согласился с выводом Железнодорожного райсуда о необходимости соответствия минимальной ставки (оклада) минимальному размеру оплаты труда, установленному федеральным законом.
Ситуация в воронежской школе №74 во многом уникальна тем, что существует вступившее в законную силу решение суда о признании недействительными всех локальных актов школы об оплате труда по НСОТ с сентября 2007 года по август 2011 года по причине несоблюдения процедуры их принятия. Суд в свое время установил, что директор принимала локальные акты без учета мнения профкома и педагогического коллектива задним числом, в выходной праздничный день 1 января каждого года, что само по себе являлось полным абсурдом. В первый день года обычно все проводят время с семьей, а не в школе за утверждением положения об оплате труда.
В результате оплата труда учителей школы должна была осуществляться по-прежнему по ЕТС, а первый разряд ЕТС исходя из действующего колдоговора, а также трехстороннего соглашения между администрацией области, объединениями профсоюзов и работодателей должен был соответствовать МРОТ. Это позволило бы поднять заработную плату в 2007-2008 годах не менее чем в 1,5 раза и довести до уровня 2-3 величин прожиточного минимума трудоспособного населения области, как предполагалось в областном трехстороннем соглашении. Районный суд, принимая решение в пользу учителей, как раз обеспечил такое повышение. Такое повышение соответствует международным стандартам, установленным рекомендациями МОТ/ЮНЕСКО «О положении учителей» от 05.10.1966 года, Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, где предусмотрено требование о том, что заработная плата должна обеспечивать достойный уровень жизни работнику и членам его семьи.
Однако областной суд сказал, что с 1 сентября 2007 года привязка МРОТ к первому разряду ЕТС не действует согласно новой редакции Трудового кодекса, следовательно, ни о какой выплате задолженности по зарплате речи быть не может. При этом он проигнорировал тот факт, что заработная плата истцов вместо обещанного повышения упала или осталась на прежнем уровне.
Считаю, что выводы облсуда противоречат принципу соответствия прав человека в России международно признанным стандартам, а также принципу поддержания доверия к действиям государства, которое не должно отказываться от своих социальных обязательств без равноценной замены.
Сразу после того как было оглашено решение областного суда, я побеседовала с учителями. В тот момент они были настроены решительно, сказали, что готовы идти дальше и добиваться справедливости. Верили ли они в то, что решение может быть другим? Да. Несмотря на то что хорошо понимали, какое продолжение может иметь их победа и какой громадный вал исковых заявлений может захлестнуть суды по всей стране. Увы, вера в справедливость, а также в независимость судов от других ветвей власти - исполнительной и законодательной - сильно пошатнулась. Возможно, на этот раз у Фемиды оказались развязанными глаза, и она тоже увидела, каким скандалом может обернуться дело, имей оно положительный исход.
Кстати, на заседание суда учителя принесли небольшие лабораторные весы. Хотели использовать их во время своего выступления как символ правосудия, однако судье это почему-то не понравилось...
Я попросила учителей рассказать, как живут они сейчас, сколько зарабатывают и что изменилось в школе за прошедший год. В 2011-м, после первого решения областного суда, директор школы Серафима Гревцева уволилась, а возглавлять непростой коллектив 74-й школы поручили Светлане Сычевой.
Рассказывает одна из трех учителей Галина Пугачева:
- Сейчас у нас все стало тихо, никакого разделения в коллективе нет. Конечно, вначале все бурлили, а сейчас уже идет обычный, спокойный рабочий процесс.
- Мне кажется, - добавляет Светлана Чернышева, - больше не верят. Не верят в то, что мы чего-то добьемся, что будет положительный результат. Конечно, столько нервов, сил, времени! А это никому не надо, жизнь и так тяжелая, у всех свои проблемы...
В последней зарплатной квитанции у Светланы Владимировны стоит сумма в 15 тысяч 728 рублей 24 копейки. Это за 32 часа в неделю, за 13-й разряд, 18 лет педагогического стажа и два предмета (физика и математика в восьмых-девятых классах). Прямо сказать, негусто. Выходит, одна ставка в 18 часов стоит не дороже восьми тысяч рублей.
«У меня 10 тысяч 500 рублей, - добавляет Ираида Минакова. - Два предмета, история и обществознание, высшая категория, правда, часов меньше - 21. Конечно, у нас в школе есть учителя, кто получает по 20 тысяч, но это за две ставки и со всеми надбавками».
Сегодня учительский заработок сравнивают со средней зарплатой по экономике, которая в конце прошлого года в Воронежской области составляла чуть более 16 тысяч рублей. Вот только эту сумму учитель должен получать не за две ставки, а за одну, за те самые 18 часов, высчитанные совместно профсоюзом и Минобрнауки. А за две ставки - соответственно 32 тысячи. Это было бы справедливо. Пока же выходит, что учитель за счет собственных сил и своего здоровья выполняет поручение президента и премьер-министра. А региональные власти отчитываются о выполнении.
Незадолго перед решающим заседанием областного суда я попросила нового директора 74-й школы Светлану Сычеву рассказать о ситуации в коллективе и о том, что удалось сделать за сравнительно недолгое время ее директорства.
- Школу нашу неоднократно проверяли, - говорит Светлана Анатольевна. - Проводилась независимая экспертиза, нарушений не выявлено. А то, что была такая система оплаты труда, вызвавшая столько споров, - это вопрос не к учреждению, не к школе.
- Вы тоже теперь регулярно ходите на все судебные заседания?
- Конечно, уже ровно год, как хожу.
- В коллективе нет деления на тех, кто за истцов и кто против?
- Может, кому-то это покажется удивительным, но в коллективе все спокойно. Сейчас у нас 74 сотрудника без учета совместителей и такая атмосфера, что даже праздники мы встречаем вместе. Я считаю, все достаточно неплохо, потому что нет особой вражды или чего-то в этом роде. Во всяком случае, я не вижу этого. И сама стараюсь сглаживать ситуацию и обращать всех в работу. Понятно, что зарплата дело сложное и всем хотелось бы получать больше. Но мы же работаем, не увольняемся... Самое главное для нас - дети, их сегодня в школе 950.
- Что изменилось за год вашего директорства?
- Нам удалось укрепить материальную базу за счет средств КПМО. Мы много всего закупили: учебно-лабораторное оборудование, учебно-производственное, полностью переоборудовали столовую, у нас новый медицинский кабинет. Отремонтировали помещение и установили в нем новый кабинет технологии для девочек. Приобрели новые компьютеры, меняем мебель. Ремонт здания проводим... Одним словом, расслабляться некогда, надо идти дальше.

Воронеж