Первой неожиданностью этого дня оказалось место проведения заседания. Лишь накануне вечером стало известно, что всех собирают не в старом здании суда, а в новом, только-только распахнувшем свои двери для всех, жаждущих справедливости. Будто специально для того, чтобы воронежцы и гости города смогли по достоинству оценить оригинальный юмор (или тонкую философию?) местных властей, здание областного суда выросло бок о бок с тоже недавно возведенным кафедральным Благовещенским собором. Земной суд по соседству с высшим... Кстати, о высшем суде неплохо хотя бы иногда вспоминать и самим воронежским судьям.
Приглашенные учителями и Воронежским обкомом профсоюза образования журналисты прибыли к одиннадцати, на это время было назначено заседание. Истцы и ответчики пришли раньше. Примерно через полчаса все поняли, что приглашения в зал суда придется ждать довольно долго (никто из судейских даже приблизительно не говорил, сколько), и мы, естественно, начали общаться.
...Спрашиваю у Галины Пугачевой, что сейчас им говорят коллеги, а может, все утихло и о них забыли?
- Ничего не говорят. Пока все тихо, никакого разделения в коллективе нет. Конечно, вначале все бурлили, а сейчас уже идет обычный, спокойный рабочий процесс.
- Мне кажется, - добавляет Светлана Чернышева, - больше не верят. Не верят в то, что мы чего-то добьемся, что будет положительный результат. Конечно, столько нервов, сил, времени! А это никому не надо, жизнь и так тяжелая, у всех свои проблемы...
На мой вопрос, какие у них сейчас зарплаты и нагрузки, Светлана Владимировна достает зарплатную квитанцию и показывает: 5 тысяч 728 рублей 24 копейки, это за 32 часа в неделю. У Чернышевой вторая категория, 13-й разряд, 18 лет педагогического стажа и два предмета - физика и математика в восьмых-девятых классах. Вспоминаем, что в девятых сейчас сдают ГИА, значит, нагрузка ничего себе, дальше говорим о том, что было бы, если бы вела она не две ставки (у нее почти две, так как одна - это 18 часов в неделю), а одну, сколько бы получала? Не больше восьми тысяч рублей.
В Воронежской области прожиточный минимум для трудоспособного населения за I  квартал 2012 года установлен в 5711 рублей. У учителя, работающего на одну ставку, даже остается «лишнее». Одно непонятно: как на такие суммы выжить? И если это невозможно, то зачем вычислять и тратить средства на высчитывание этой «нановеличины»?
Было бы справедливо сравнивать учительский заработок не с минимумом, а со средней зарплатой по экономике, до которой учителей обещали дотянуть еще в конце прошлого года. Даже сказали, что дотянули,  тогда по воронежской экономике было чуть больше 16 тысяч. Но давайте будем последовательны, эту сумму учитель не за две ставки должен был получать, а за одну, за те самые 18 часов, высчитанные совместно профсоюзом и Минобрнауки. А за две ставки  соответственно 32 тысячи. Это было бы справедливо. А пока учитель за счет собственных сил и своего здоровья выполняет поручение президента и премьер-министра. А региональные власти отчитываются о выполнении.  
- Ираида Ивановна, вы готовы к тому, что решение будет не в вашу пользу?
- Мы готовы ко всему. И мы пойдем дальше. Столько времени и сил затрачено, два года борьбы. Единственное, что нам бы хотелось, чтобы сегодня не отложили решение, не вернули обратно, а вынесли любое, но окончательное решение. Если оно будет, мы сможем двигаться дальше. Сколько можно стоять на месте в этом областном суде?..  
Разговор продолжает Галина Пугачева:
- У нас было три районных суда, и все сказали нам «да». Первое решение судья Татьяна Владимировна Чаплыгина написала на 150 листах - работа колоссальная была проделана! Она очень глубоко вникла в наши проблемы, все объяснила. Второе решение - на 40 листах, но все до такой степени понятно написано, что даже человек, далекий от нашей системы оплаты труда, прочитает, и ему все станет понятно. Я даже не знаю, как можно будет вынести здесь отрицательное решение, это то же самое, что сказать, что дважды два - пять, а не четыре!
Ираида Минакова:
- До 1 сентября 2007 года у нас был тарифный фонд, то есть были фонд оплаты труда и надтарифный - 25% от фонда оплаты труда, которые шли на премию, материальную помощь, на различные надбавки. Например, вы  директор школы, у вас 8 миллионов, и вам еще 2 миллиона давали надтарифного фонда. Что теперь сделали? Вы директор. У вас 8 миллионов. Вы 70% должны отдать на заработную плату, а 30% - это у вас стимулирующая часть. Но почему я из своего фонда оплаты труда должна отдавать 30% на премии, материальную помощь и так далее? То есть раньше вы получали бы 15 тысяч и 25%, а сейчас из ваших пятнадцати забирают три тысячи в стимулирующий фонд - кому-то премии начислять, материальную помощь и так далее. Я думала сначала, что, когда нам пообещали счастливую жизнь при НСОТ, к нашему фонду оплаты труда добавят 30%, то есть больше станет средств. Но ничего подобного! Вот это и называется всероссийским обманом.
...Позже, выслушав отрицательный вердикт суда, понимаю, что перечеркнутыми оказываются самые главные вопросы. Если учителям изначально все рассчитывали правильно, почему потом несколько раз перекраивали НСОТ и почему в итоге школы переходят на штатно-окладную систему?..    
После обеда, ближе к 14.30, уже стали пенять на высокомерие судей. Силы покидали, время уходило. У каждого на работе и дома были свои дела... Да, суд должен быть независимым, стоять над всеми (как та сверкающая золотом статуя Фемиды, возвышающаяся при входе), но не проявлять неуважение к людям, которые приходят сюда в надежде добиться справедливости.
Трудно представить, чтобы в цивилизованном гражданском обществе, которое, как нас убеждают, мы строим, настолько не ценили чужие время и здоровье. Назначили заседание на 11 часов, собрали людей, додержали до часа дня и...  отпустили всех на обед, а после двух опять оставляют их сидеть под дверью, потому что «еще не рассмотрены дела, назначенные на 10 часов». «Ну и приглашали бы тогда не на 11, а на 15 часов», - возмущаются учителя.
Пожалуй, когда госслужащим так откровенно наплевать на чужое время, тогда и заканчивается правовое государство. Они словно говорят тебе: «Мы тут работаем, а вы тут кто такие?! Вот сидите и молчите! Ждите, когда до вас снизойдут и вызовут, и все!»   
...Мы ждем. В большие окна рвется какая-то нереальная, немайская жара. Все только и делают, что пьют минералку, купленную в соседнем магазине во время обеденного перерыва. Одна из нас не выдерживает и пытается прилечь, вытянув на стульях уставшие ноги и положив голову подруге на колени... Что тут начинается! Охранник подлетает, будто его самого лично оскорбили: «Вы где находитесь?! Что за ночлежку тут устроили! Это здание суда!..
Вот я и говорю: они  суд, они  работают, а мы  просители (можно и резче сказать). Хотя нас убеждают, что это и есть гражданское общество, и по всем ТВ-каналам идут «прямые трансляции» из зала суда - так нас учат решать свои проблемы через суд. Не кулаками, не пикетами и митингами, а цивилизованно. (Те, кто выдержит и достоится в очереди.) В этих жарких коридорах судебной власти четко понимаешь, почему лишь единицы среди учителей решаются прийти сюда за отстаиванием своих прав. Их уже унижают, не доплачивая им зарплату, и какое мужество надо иметь, чтобы прийти сюда за очередной, еще большей порцией унижения. Зачем, когда намного легче получить свои копейки, но сохранить остатки душевного равновесия? А про тех, кто все-таки решается искать правду, сочувственно думать: у них все равно ничего не получится, потому что в нашем государстве справедливости нет!
Кстати, это еще хорошо, если думают сочувственно, понимая, что в подобных процессах на самом деле защищаются права всего учительства - права на достойную зарплату, а значит, на достойную оценку государством и обществом педагогического труда. Мне, к сожалению, в день суда пришлось наблюдать и другое отношение. Одна из коллег учителей, пришедшая, как я поняла, поддержать директора школы, то есть сторону ответчиков, и для истиц нашла «теплые» слова поддержки: «Делать нечего, да? Все пиаритесь?!»
Проблема в том, что не она одна так думает. И именно на это рассчитывают наши чиновники, наши руководящие работники из тех, кто, например, придумывает и утверждает «экономически выгодные» формулы расчета заработной платы и недоплачивает педагогам. Они ведь хорошо знают, что пока в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет.
...Уже почти три часа дня. Перед тем как нас наконец-то приглашают в зал судебных заседаний, я спрашиваю у Ираиды Ивановны, откуда берут они силы, чтобы снова и снова пытаться отстоять свои права и права своих коллег?
- Честно, сил уже нет никаких. Но мы верим в свою правоту, и не мы одни, судья районного суда, которая поддержала нас, тоже верит в нас... И мы ведь не только для себя стараемся, ведь этот обман учителей происходил по всей России! Не только ведь нам недоплачивали...
Вот все и встало на свои места. Именно потому, что по всей России,  потому и отрицательное решение. Только представьте на секундочку, что было бы, прими суд положительное решение. Что уж о России говорить, хватило бы и Воронежской области - народ в суды тысячами бы повалил! Вот что страшно и непредсказуемо. А самое главное -  непонятно, где тогда деньги брать, чтобы всем все недоплаченное вернуть?

P.S. А что думаете вы по поводу решения Воронежского областного суда? Случались ли подобные ситуации в вашем регионе? Пишите нам по адресу: rudenkosa@ug.ru, и мы сделаем все возможное, чтобы помочь вам.

Комментарий юриста

Илья СИВОЛДАЕВ, представитель истцов, член Совета ассоциации «Юристы за трудовые права»:


- Суд апелляционной инстанции своим определением от 15 мая полностью отказал учителям во взыскании неполученной заработной платы и компенсации морального вреда, так как не согласился с выводом Железнодорожного райсуда о необходимости соответствия минимальной ставки (оклада) минимальному размеру оплаты труда, установленному федеральным законом.
Ситуация в воронежской школе №74 во многом уникальна тем, что существует вступившее в законную силу решение суда о признании недействительными всех локальных актов школы об оплате труда по НСОТ с сентября 2007 г. по август 2011 г. по причине несоблюдения процедуры их принятия. Суд в свое время установил, что предыдущий директор принимала локальные акты без учета мнения профкома и педагогического коллектива задним числом в выходной праздничный день, 1 января каждого года, что само по себе являлось полным абсурдом. В первый день года обычно все проводят время с семьей, а не в школе за утверждением положения об оплате труда.
В результате оплата труда учителей школы должна была осуществляться по-прежнему по ЕТС, а первый разряд ЕТС, исходя из действующего колдоговора, а также трехстороннего соглашения между администрацией области, объединениями профсоюзов и объединениями работодателей, должен был соответствовать МРОТ. Это бы позволило поднять заработную плату в 2007-2008 учебном году не менее чем в 1,5 раза и довести до уровня 2-3 величин прожиточного минимума трудоспособного населения области, как предполагалось в областном трехстороннем соглашении. Районный суд, принимая решение в пользу учителей, как раз обеспечил такое повышение.
Однако облсуд сказал, что с 1 сентября 2007 г. привязка о соответствии МРОТ первого разряда ЕТС не действует согласно новой редакции Трудового кодекса, следовательно, ни о какой выплате задолженности по зарплате речи быть не может. А тот факт, что заработная плата истцов вместо обещанного повышения упала или осталась на прежнем уровне, оказался проигнорирован.
Считаю, что выводы облсуда противоречат принципу соответствия прав человека в России признанным международным стандартам, а также принципу поддержания доверия к действиям государства, которое не должно отказываться от своих социальных обязательств без равноценной замены, а также должно неуклонно исполнять взятые на себя социальные обязательства в плане улучшения условий оплаты труда.