Как заявил один из руководителей министерства, «лучше потратить финансы на изучение выявления результатов обучения в начальной школе, чем на определение гражданской позиции школьников. Зачем определять то, чего нет». Потом выяснилось, что не собирались участвовать не потому, что денег не было или были объявлены другие приоритеты. Боялись результатов.  Если страна окажется в конце списка, это будет похуже, чем плачевные показатели PISA. Потому что результаты напрямую касаются  политического контекста в стране, функционирования демократических институтов, справедливости, коррупции и доверия граждан к власти.
Надо было успеть вскочить на подножку уходящего поезда.  Во всех международных исследованиях действуют жесткие календарные сроки. В этом тоже. Через две недели нас бы уже никто не допустил к участию. Исак Фрумин договорился с Ярославом Кузьминовым, ректором Высшей школы экономики, что они профинансируют начало работы. Исполнителем проекта стала Межрегиональная ассоциация «За гражданское образование», которую более пятнадцати лет назад создала «Учительская газета».  Первое, что я сделал, позвонил Галине Сергеевне Ковалевой, которая многие годы является национальным координатором  всех международных сравнительных исследований и возглавляет Центр оценки качества образования РАО, и попросил научной и методической помощи. Она согласилась. Без нее вряд ли бы мы справились...
На следующий год мне удалось убедить Министерство образования и науки, что Россия должна участвовать в этом исследовании. Тем более что в предыдущем исследовании на эту тему (десять лет назад) мы участвовали. Пробное исследование, проведенное в четырех регионах, показало, что знания наших детей находятся на уровне среднего показателя по исследованию, а общественная активность намного выше, чем во многих европейских странах, и уровень ожидаемого участия  в выборах, например, намного превосходит даже те страны, что возглавляют список.
Проблемы начались с основным исследованием, в 2009 году. Конкурс на этот этап ICCS министерство объявило поздно.  На конкурсе появилась фирма, которая предложила все сделать за сумму в три раза меньшую, чем было заявлено. Естественно, она и выиграла.  Контракт был подписан тогда, когда все работы по проекту были практически завершены. В представленном отчете фигурировали данные десятилетней давности и материалы других международных исследований.  Агентство по образованию, тогда еще существовавшее, контракт аннулировало. Но рейдеры были довольны. Полученные три миллиона аванса им не пришлось возвращать.  Такова стоимость подготовленной конкурсной документации, которая практически повторяла слово в слово документы министерства, и  десятистраничного отчета о якобы выполненной работе.
Основное исследование мы провели на деньги «Учительской газеты». И я ничуть не жалею о потраченных средствах. Результаты исследования стоят этого.  В следующем, завершающем исследование году мы выиграли конкурс на подготовку российской части международного доклада по итогам ICCS и выработку рекомендаций по совершенствованию стандартов, учебно-методических комплексов по граждановедению,  программ переподготовки учителей.  Это была интереснейшая работа.
...Наши восьмиклассники находятся на шестнадцатой позиции среди тридцати восьми стран.  Они активны в школе. Они много времени отдают общественной работе. В будущем они собираются активно участвовать в общественной и политической жизни. Это те ребята, что оканчивают в этом году школу. Это наша надежда. Я верю, что они будут среди тех, кому не безразлична судьба страны...