Ирина Курбатова, директор школы №13:
- У нас средний заработок в школе по итогам I  квартала составляет около 14 тысяч рублей. Сегодня зарплата в большей степени зависит не от категорийности учителя, а от его участия в инновационной деятельности, ведь премиальный фонд составляет достаточно серьезную часть заработной платы. Будет она выше или ниже - с переходом в автономию это не связано. Финансирование не может быть разным. Так как оно и в бюджетных учреждениях, и в автономных остается нормативно-подушевым и зависит исключительно от количества детей, обучающихся в учреждении. Но в каждой территории есть свои законы о заработной плате и положение о заработной плате. Соответственно размер заработной платы зависит от разных факторов, включая даже то, дотационная это территория или самодостаточная. Поэтому средства, которые отпускаются на каждого ребенка, тоже разные. Также согласно разработанным нормативам дополнительное финансирование распространяется, например, на лицеи и гимназии, на лицейские и гимназические классы. Но не на бюджетные или автономные учреждения! И в тех и в других действуют нормативы.
Автономия дает несколько иные права в плане распоряжения денежными средствами, которые отпускаются вообще на содержание образовательного учреждения. Она позволяет учреждению решать самостоятельно вопросы, связанные с проведением ремонтных работ, закупкой оборудования и так далее. Но на зарплату учителя автономия не влияет. Подходы к заработной плате выработаны на государственном уровне, и принадлежность к тому или иному виду и типу образовательного учреждения отношения к этому не имеет.
- В вашей школе в распределении фонда оплаты труда участвует управляющий совет или какой-нибудь другой орган общественного управления?
- У нас есть наблюдательный и управляющий советы, которые принимают непосредственное участие в распределении не всей заработной платы, а стимулирующих выплат. Заработная плата есть заработная плата, государством положен определенный минимум выплат за выполнение работником какой-то функции. А для того чтобы оценить, как она выполняется, у нас есть стимулирующая часть фонда оплаты труда. Мы стимулируем каждого работника, у нас существуют индикаторы, критерии, показатели деятельности, это достаточно серьезная схема, где работник знает, что он получает определенное количество процентов за выполнение этих показателей в течение всего года, а за качество  дополнительные ежеквартальные премии. При этом каждый учитель самостоятельно проводит оценку своей инновационной деятельности, в том числе заполняет определенные карты и ежеквартально подтверждает все заполненное своим портфолио.
- То есть у вас распределение стимулирующей части происходит раз в квартал?  
- В каждом образовательном учреждении свое положение о заработной плате, и в нем прописано, как стимулируется учитель. Ведь стимулирующие выплаты тоже бывают разными. Есть стимулирование за выполнение какой-то определенной функции по итогам месяца, или это может быть разовая выплата, например, за то, что человек принимал участие в устранении какой-то аварии,  выплата по факту. Но основная часть у нас производится раз в квартал на основании тех показателей, которые сдает учитель.  

Галина Филиппова, директор школы №36:
- Заработная плата учителя при переходе образовательного учреждения в автономию не меняется. Финансирование остается прежнее, нормативно-подушевое, и отсюда все соответствующие выплаты. На увеличение заработной платы влияют дополнительные платные образовательные услуги. С другой стороны, они могут быть и в обычной школе, не имеющей статуса автономии, то есть в бюджетном учреждении.
У нас, например, есть дополнительные платные услуги, но их не так много  по ряду объективных причин. Не то что мы не хотим, а потому что у нас, например, школа общеобразовательная, а не лицей и не гимназия. У нас средняя зарплата составляет где-то около 13 тысяч рублей, мы вышли на уровень средней по экономике, но не более.
У нас есть второй корпус, который выбирает очень много средств. Если бы это не учитывалось, вполне возможно, зарплата бы и повысилась, но опять же не из-за автономии. Подушевое финансирование везде остается подушевым, и ничего тут не сделаешь. Во втором корпусе у нас действует школа полного дня, а она предполагает наличие специалистов, большие затраты, но родители на платные услуги не идут. То есть они не востребованы, родители говорят: «А почему мы должны платить?..»
Автономия у нас проявляется в том, что школа получила более широкие полномочия, стала более самостоятельной. Мы сейчас не участвуем в тендерах, чтобы что-то приобретать, строить или перестраивать, делать ремонт. Мы напрямую заключаем договор, сами все оплачиваем, и в этом нам легче. Но во всем остальном у нас  автономия с опорой на бюджет, мы остаемся хотя и автономным, но прежде всего муниципальным образовательным учреждением.

Вадим Зайцев, директор лицея №6:
- Став автономными, мы прежде всего ушли от того, что называется поборами с родителей. Мы открыли, конечно, в соответствии с тем, как это предписывается в законодательстве, целый спектр платных образовательных услуг. Благодаря этому у родителей появилась возможность выбрать то направление, которое, по их мнению, более важно для их ребенка. Это дополнительное изучение материала по математике, физике, русскому, английскому языкам. И у учителя в рамках этих дополнительных образовательных услуг появляется возможность больше работать и больше зарабатывать. Стоимость часа дополнительных образовательных услуг достаточно высока и  сопоставима с тем, сколько берут репетиторы за час.
- Например, математика и русский - 200-300 рублей, а иностранный или обществознание  в два-три раза дороже, так?
- Нет, стоимость часа у нас определяется одинаково для всех учителей и предметов - порядка 250 рублей в час. Разница только в количестве детей, у учителей иностранного языка детей в группе меньше, на других дисциплинах больше. В любом случае у нас все прозрачно и открыто, все налоги платятся. И получается, что, с одной стороны, у учителя появляется возможность заработать, а с другой - оценить самого себя, насколько он как учитель востребован.
Ведь посещение платных образовательных услуг  дело добровольное, поэтому бывают такие ситуации, когда группа открывается, а через месяц ее приходится закрывать. Родители, основываясь на мнении своих детей, могут посчитать, что учитель по данному расширенному курсу не может обеспечить детям знания в том объеме и того качества, которое они хотели бы видеть. И учитель в обычной, скажем, бюджетной ситуации мог бы сказать, что все это происходит из-за того, что, например, администрация к нему относится предвзято, но у нас этого нет, так как оценка деятельности учителя дается детьми и родителями. И голосуют они в этом случае не словами, не жалобами, а просто они или ходят на эти курсы, или нет...  
- Рублем голосуют.  
- Вот именно. И ни им, ни мне не надо объяснять учителю, почему его занятия не подходят, не интересны. За месяц заплатили, отходили на занятия, и все, дальше не платят и не ходят.
- Читатели могут подумать, что эти дополнительные услуги сводятся к одному репетиторству. Так ли это?
- Нет, это не репетиторство. Заниматься репетиторством мы имеем право только с учащимися из других учебных заведений. У нас это разрешено, оформлено, но на данный момент мы это не практикуем.
- А что тогда подразумевается под платными образовательными услугами?
- Это знания за рамками учебного предмета. Например, на уроках физики мы не изучаем космогонию, но для общего развития и на перспективу, особенно если есть намерение как-то связывать свою дальнейшую судьбу с наукой, это востребовано. Но стандартом эти знания не предусмотрены и не считаются обязательными.
В начальной школе за счет дополнительных образовательных услуг идет расширение и углубление индивидуальных моментов. Также родители, которым некогда заниматься развитием ребенка из-за сильной загруженности на работе, платят как раз за это дополнительное развитие. Конечно, расценки не такие, как в столицах, у нас стоимость услуги составляет примерно 300 рублей в месяц - это за два занятия в неделю, за восемь в месяц. Хотя за английский язык оплата выше, так как группа набирается меньшая по численности.
- Как соответствуют платным занятиям новые образовательные стандарты для начальной школы, предполагающие большую внеурочную занятость?  
- По новым стандартам дополнительная внеурочная деятельность вводится в рамках государственного бюджетного финансирования. И это у нас тоже есть, бюджетные средства идут на те направления внеурочной деятельности, за которые родители платить не хотят. Это, кстати, уникальная ситуация нашей страны: там, где вопрос идет о здоровье, спортивном развитии - за это платить не хотят. Но за английский - да! В итоге за бюджетные средства у нас организуются различные кружки спортивного направления - баскетбол, волейбол, игровые виды спорта, в начальной школе сейчас даже регби начали изучать. А также творческое направление - пение, музыка, декоративное искусство. Казалось бы, в ХХI веке родители должны хотеть за это платить, это как раз и есть гармоничное развитие ребенка, но пока что английский и компьютерная грамотность более популярны, к сожалению.
- Давайте вернемся к зарплате. Получается, что когда вы отчитываетесь и подаете свою отчетность в органы управления образованием, средняя зарплата учителя в вашей школе выше, чем в остальных школах города? Вы ведь и оплату за дополнительные платные услуги тоже вносите в отчетность?
- Да, у нас идет суммарный отчет, и зарплата может быть действительно больше. Но учителя часто не в курсе того, как собираются данные о зарплате. Некоторые считают, что раз директор получил 30 тысяч, завуч - 20, а учитель - 8 тысяч рублей, то в итоге исходя из общей суммы получается средняя зарплата учителя. Это не так, потому что информация по учителям собирается отдельно, и она отдельно озвучивается, а «средняя по больнице» не берется.
Конечно, процентов тридцать учителей, работающих в системе платных дополнительных услуг, получают существенное увеличение зарплаты. Но есть и те, кто традиционно говорит: «Я отвел свои 18 часов в неделю, то есть три урока в день, и я устал, больше не могу». Хотя при этом ему тоже хочется зарплату такую, как у того, кто ведет платные услуги и соответственно больше работает. К сожалению, такие настроения еще есть.
У нас средняя учительская зарплата за март составила примерно 18 тысяч рублей. У того, кто не хочет больше вкладывать и отдавать свои силы работе, вышло 12 тысяч. А кто больше работает, у него и 20 может быть, и 25 тысяч. Ведь тот, кто хочет зарабатывать, помимо платных дополнительных занятий еще и работает с олимпиадниками  за бюджетные деньги.
Например, наш преподаватель - организатор ОБЖ Юрий Викторович Горелкин повел на олимпиаду 11 человек от школы, и все 11 у него стали победителями и призерами! Соответственно одна только премия составила 40 тысяч рублей. Сейчас он находится в Иркутске, повез нашего ребенка на всероссийский этап, сегодня первый тур,  так что пожелаем им успеха!
Кстати, по ОБЖ платных образовательных услуг нет никаких, не хотят родители платить за расширенные и углубленные знания по ОБЖ. И в нашем случае учитель сам находит другие варианты, готовит детей к олимпиадам. А еще он активно занимается кружковой работой: ведет кружки по безопасности, туристический и еще по стрельбе. Он заинтересовывает ребят, собирает их вокруг себя.
Сегодня мы уже можем подвести некоторые итоги. В первый год, когда мы перешли в автономию, количество учителей, которые занимались в системе дополнительных платных услуг, составляло всего пять или семь человек. Хотя возможность была у всех, поскольку мы сразу оформили все документы как положено, и через Комитет по ценам в том числе. Но только на следующий год произошел качественный скачок! Потому что все увидели, что средняя зарплата у этих семи учителей существенно превышает заработок других. Тем не менее, как бы ни хотелось учителю, а получается не у всех. Так и у нас: за два года, а мы в автономии работаем уже третий учебный год, дети сделали свой выбор, и на платных услугах смогли остаться не все учителя. И тут, конечно, есть над чем подумать каждому. 

Тамбов