Семен Иванович ЖДАНОВ родился 18 июля 1918 года в селе Сторожевом Воронежской, а теперь Липецкой области. В армию был призван по повестке в октябре 1939 года. На фронт попал в июне 41-го, закончил воевать в мае 1945-го. Воевал на Юго-Западном, Северо-Кавказском, 1-ом Белорусском фронтах. Служил в воздушно-десантных, общевойсковых, пехотных и танковых войсках. С апреля 1940 года по 1 января 1944-го был сержантом, затем курсант танкового училища, и с марта 1944 года - лейтенант, командир танка «Т-34». Был много раз ранен, контужен, горел в танке. Его заслуги перед Родиной были отмечены орденами и медалями. Его имя упомянуто в книге маршала Георгия Жукова «Мемуары о войне».


- Семен Иванович, было ли в стране ощущение надвигающейся войны?
- В 1939-1940 годах воевали с белофиннами. Мы находились в Моршанске, готовились к войне. С Германией был пакт о ненападении, а о войне нам, молодым, в то время некогда было думать, было не до рассуждений. Мы старались выполнять свои обязанности.
- Как вы узнали о начале войны?
- Тогда мы были в Чернигове, который находится недалеко от Киева. А Киев в четыре часа подвергся бомбардировке, и мы это ощутили. Потом на кораблях на Десне, железнодорожных вокзалах, заводах, фабриках зазвучали сигналы тревоги. Речь Молотова мы услышали по радио в 12.00 22 июня в своей казарме, а речь Сталина слушали 3 июля 1941 года уже на линии фронта.
- В каких сражениях участвовали?
- Оборонял Киев в первой полосе укрепрайона, оборонял Северный Кавказ, освобождал Варшаву, участвовал во взятии Берлина.
- Вспомните самые тяжелые боевые эпизоды.
- Тяжелого было много. Подавление вражеского десанта, выход полка из окружения, вынос под минометным огнем противника из траншеи тяжело раненного товарища на плащ-палатке. Помню, как пятого ноября мы сидели в траншее, и при налете авиации противника был разбомблен наш блиндаж. А мы как раз перед этим налетом перебрались в другой - спаслись... В 1941-м во время отступления встретили десант фашистов - уничтожили... К северо-востоку от Туапсе при штурме фашистских позиций, ночью, при выходе из окружения я был ранен - сквозное пулевое ранение правого бедра... В районе города Люблин наш танковый экипаж своими действиями спас жизнь командующего 2-й танковой армии Семена Ильича Богданова... В одном из населенных пунктов Германии ночью вступили в рукопашный бой с группой фашистов, часть из них уничтожили... Так что тяжелых моментов было очень много, и хотя я старался вести себя по возможности осторожно, однако считаю, что во многом помогала случайность.
- Получали ли вы награды?
- Да, награждали в конце войны. Во время войны об этом и не думали.
- Каким было отношение к войне?
- Мы знали, что придется воевать, а чувства... старались отстаивать честь свою в боях, быть послушными, дисциплинированными, внимательными, добросовестными, оберегать честь и достоинство во взаимоотношениях с товарищами и командирами.
- Как воспринималось отступление Красной Армии в начале войны?
- С сочувствием и огорчением. Однако было стремление сдерживать натиск врага всеми способами, примеров таких много. Например, при выходе из окружения отдельных частей и соединений все равно продолжали сражаться.
Контрнаступление под Москвой произвело на нас очень сильное впечатление и воодушевило на подвиги. А еще появилась уверенность в победе над фашизмом.
- Как солдаты воспринимали на фронте приказ наркома обороны №227 «Ни шагу назад» в июле 1942 года?
- Помню, в частях и подразделениях в строю зачитывался этот приказ, мы находились на Таманском полуострове, восприняли приказ обыкновенно: так и должно быть, то есть надо сражаться с врагом до победы над ним.
- Есть мнение, что на передовой никто не кричал «За Родину! За Сталина!», так ли это?
- Как в других частях - не знаю, но я лично слышал эти крики.
- Каким было ваше личное оружие?
- Мое оружие - самозарядная винтовка Симонова, а в 1944-1945 годах - пистолет «ТТ», у экипажа - автоматы. В бою оно для нас было гордостью и спасением от смерти.
- Что вы знали о союзниках СССР? Ощущалась ли на фронте их помощь?
- В 1941-1942 годах до нас, сержантов, никакие известия не доходили. Да и кроме консервов, кажется, ничего больше от союзников и не припомню. А тушенку есть приходилось часто, особенно во время сражений. Что касается их техники - не знаю, как самолеты, а танки их не одобряли... В 1944-1945 годах от них стало много помощи. По ленд-лизу к нам стали поступать американские автомобили, бронетранспортеры и мотоциклы.
- Где и как вы встретили День Победы?
- В штабе армии с военнослужащими, получавшими назначение для отправки в Москву. Был там и мой товарищ по танковому училищу, с которым мы потом встречались после войны, армянин, кажется, Маркисян...
- Наша армия была многонациональной?
- В нашем 85-м Гвардейском стрелковом полку начальник штаба воевал - осетин, в третьем ВДБ рядовой служил - узбек и так далее.
- Скажите, на ваш взгляд, произведения каких писателей наиболее правдиво отображают войну?
- Симонова, Шолохова и Васильева.