- Расскажите, пожалуйста, как начинался ваш творческий путь.

- По первому образованию я музыкант. Окончил эстрадно-джазовый факультет знаменитого Гнесинского училища, играл на гитаре.

- А как попали в кино?

- Поступил на сценарные курсы при ВГИКе. Потом учился на Высших режиссерских курсах, закончил мастерскую Туманишвили и Акимова. Свой первый фильм снял по малоизвестному рассказу Александра Грина «Змея». Он, к сожалению, еще не выходил в прокат. В дальнейшем снимал документальное кино.

- Какие работы предшествовали фильму «Погибли за Францию»?

- Кроме одного игрового снял четыре документальных фильма. Два из них посвящены самобытному красноярскому художнику Андрею Поздееву - «Под знаком Поздеева» (2000 г.) и «Чаша» (2003 г.). Продюсером выступил страстный поклонник и пропагандист творчества Поздеева Николай Ткаченко. Дилогии о Поздееве предшествовал документальный фильм «Лики Отечества» (1996 г.) - о наших моряках, которые эвакуировали русскую армию Врангеля из Крыма в ноябре 1920 г.

- Как родилась идея фильма?

- В 1991 г. я попал в Тунис и заинтересовался русской эмиграцией. Как известно, наш флот, покинув Россию в конце Гражданской войны, по соглашению с Францией пришел в Бизерту - северный порт Туниса. И там русская колония около трех лет жила на кораблях. В 1924 г. Франция признала СССР. Это была трагедия для эмигрантов. Их судьбам посвящен фильм «Лики Отечества».

- Что стало посылом для съемок фильма «Погибли за Францию»?

- С одной стороны, посылом стала статья историка Владимира Лобыцына «Погибли за Францию», с которой он познакомил меня после просмотра фильма «Лики Отечества». С другой - мои впечатления от посещения христианского кладбища в Тунисе, в Бизерте, на котором есть русские участки. Глядя на могилы, испытывал странные чувства: и смотреть страшно, и уходить не хотелось... Приехав во Францию в 2000 г., собирался снять фильм о русских военных эмигрантах 20-30-х гг., в котором была бы вводная часть об экспедиционном корпусе, прибывшем во Францию в 1916 г. Замышлял ее как своеобразное вступление: русские проливали кровь за Францию, а потом оказались там в эмиграции. Но когда стал собирать материалы к фильму, обнаружил их в таком количестве и такого качества (целый нетронутый пласт!), что никакими 10 минутами не обойтись. Сказал продюсеру: «Это как минимум часовой фильм!» А сколько я в него еще не включил! Пришлось даже какие-то уникальные кадры хроники опускать, потому что невозможно все впихнуть в фильм. Использовал много уникальных материалов об экспедиционном корпусе из колоссального архива сына капитана Копылова, который, кстати, подумывает о передаче его в Россию.

- Как вы с ним познакомились?

- Случайно. И не случайно. Меня на него вывел Владимир Лобыцын, снявшийся в фильме «Погибли за Францию» в качестве историка-консультанта. Приехал к Копылову, он свозил меня в местечко Сен-Легран, где находится единственное во Франции русское кладбище. Смешанные, как Сент-Женевье-де-Буа, есть, а чисто русских нет. Потом он предоставил материалы из своего архива.

- Сценарий - отправная точка. А создает фильм большой коллектив. Есть ли у вас команда единомышленников?

- К сожалению, она создана не полностью. Известный сценарист Андрей Агишев сказал мне: «Ищите сценариста. Что вы сами все пишете?» Но его трудно найти. Непросто найти и композитора. В качестве композитора у меня сейчас работает Алексей Маркарян - мой сокурсник по Гнесинскому училищу. Все мои картины снимал оператор Святослав Храплюк-Познанский, с которым мы познакомились во ВГИКе.

Композитор и оператор - уже немало. У многих и этого нет. Кино - искусство коллективное, на каждый фильм приходится собирать группу

- Когда фильм смонтирован, что дальше? Каким образом он находит зрителя?

- Дальше как можешь, так и показываешь. Если фильм считаешь достойным, можешь уделить время «раскрутке». Это делать необходимо, иначе его никто не увидит. Телевизионные каналы с большой неохотой берут такие фильмы. До сих пор не могу получить согласия ни от 1-го, ни от 2-го канала. «Культура» хочет его показать. ТВЦ, надеюсь, покажет. Его показало НТВ-Мир, вещающее на зарубежье. Они первыми показали, за что им спасибо. Но у них особая сетка вещания. Рейтинговые же каналы (1-й, 2-й, НТВ) отдают предпочтение «желтизне».

Спасибо Валентину Распутину. Он посмотрел фильм, пригласил меня в Иркутск. Там были полные залы на показах. В Геленджик ездил на фестиваль «Южные ночи», куда меня пригласил Александр Панкратов-Черный (он снимался у меня в фильме «Под знаком Поздеева»). Ездил туда с двумя фильмами о Поздееве. Заодно по местному телевидению («Юг-ТВ») показал фильм «Погибли за Францию». Возили фильм в Тверь, в Пятигорск. В Москве была премьера в Институте Сервантеса. Таких локальных показов наберется десяток, в том числе в разных архивах.

2 июня 2003 г. была премьера в Париже. Собралась вся старая русская эмиграция. За 3 минуты раскупили все кассеты. Сергей Оболенский организовал эту премьеру (в фильме есть интервью с ним). Он возглавляет Общество памяти офицеров русского экспедиционного корпуса. В ведении его организации находится кладбище, храм Сен-Легран. Благодаря ему все содержится в чистоте и порядке. 2 раза в год туда совершается паломничество, особенно много народу на Троицу. Там каждый раз проводится служба-панихида и что-то вроде парада: приезжают французские военные. К памяти русских относятся хорошо. Забвению они там не преданы, в отличие от России, где нет памятника солдатам Первой мировой войны.

- Фильм «Погибли за Францию» получил высокую оценку Александра Солженицына, Валентина Распутина, удостоен в Калуге «Золотого витязя». Кажется, это не последняя награда?

- Да. На ежегодном Международном кинофестивале «Сталкер», посвященном защите прав человека, мы получили специальный приз прессы - газеты Союза кинематографистов «Хрустальный глобус». Наша работа удостоена премии Национальной академии кинематографических искусств и наук «Золотой орел» - за лучший неигровой фильм 2003 г.

- Участие в фестивалях, награды способствуют продвижению фильма?

- И да, и нет. На каком-то этапе помогают. Но, к примеру, в Иркутске нас тепло встречали, еще когда фильм не был отмечен. Может быть, если бы мы поучаствовали в кинорынке, эти регалии и помогли бы. Но у меня нет такого опыта.

- Вы видите продолжение своей работы в документалистике?

- Это необязательно. Сложилось так, что сейчас работаю в документалистике. Многие из моего курса вообще ничего не снимают. Мне, безусловно, хочется в игровое кино. Есть ряд заветных тем. Например, о Николае Гумилеве, который, кстати, был в экспедиционном корпусе. Хотел бы сделать и игровой, и документальный фильмы. С удовольствием сделал бы игровой фильм о Гражданской войне по книге Туркула (Лукаша) «Дроздовцы в огне».

- Над чем сейчас работаете?

- Над фильмом, посвященным русским офицерам в эмиграции во Франции в 20-30-е гг., между двумя мировыми войнами. Об их судьбах, оставленном ими творческом наследии, военных трудах, которые необходимо издать, так как они представляют интерес для современной Российской армии.

- На какой стадии находится работа над фильмом?

- В стадии поиска. Вроде бы все вырисовывается. И тут появляется какая-то новая информация, новая книга, которую я не имею права не прочитать, не решить, что оттуда можно взять. Порой жемчужины находишь, без которых не обойтись. Что-то приходит опосредованно. Притчу какую-то прочитаешь, и вдруг она ложится вроде не по теме, но многое объясняет в историческом плане. Рано или поздно надо сказать себе: «Стоп!» И остановиться. Пока еще не дошел до этого. Много литературы приходится читать. В прошлом году из Франции в Москву на открытие выставки, посвященной Шарлю де Голлю, приезжал 88-летний Николай Вырубов, сподвижник де Голля, кавалер ордена Почетного легиона. Пользуясь случаем, снял этого храброго человека, трудившегося всю жизнь на благо франко-российских отношений.

- Сроки не устанавливаете?

- Слава Богу, их не устанавливает продюсер. Надеюсь в этом году снять задуманный фильм, затем приступить к работе над фильмом о русских участниках французского Сопротивления, которым мне хотелось бы замкнуть трилогию о русских военных во Франции.