Когда началась война, наша семья жила в поселке Покровское-Глебово, рядом с городом Тушино. Эти места относились к Московской области. Через 2-3 дня после начала войны у барака, в котором мы жили, было вырыто бомбоубежище, в котором ночью мы все прятались. Уже на следующий день из магазинов исчезли все продукты. Запахло голодом. Вскоре в «Комсомольской правде» был напечатан «гениальный» полезный совет, как делать кофе из одуванчиков.

А в июле месяце 1941 года конная милиция устанавливала порядок в очереди в ресторан «Загородный» - за тарелкой супа. Очередь шла на сотни метров. В нашем лесу стоял отряд аэростатчиков. В отряде было много девушек. Бывало, идут строем мимо нашего барака и поют тогда очень популярную песню: «Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех». Вечером аэростаты поднимались над Москвой на стальных тросах. Это было своего рода заграждение от немецких самолетов. Говорят, было какое-то время вредительство, потому что над нашим поселком на малой высоте спокойно летали звенья немецких самолетов, с которых разбрасывали листовки. Были видны фашистские знаки на крыльях.

Помню, как на краю Тушинского аэродрома с трудом, полупадая, сел подбитый наш самолет, летевший с линии фронта. Он сбил несколько телеграфных столбов, стоявших вдоль железной дороги рядом с аэродромом. Летчик был ранен, но остался жив. Мы, мальчишки, бегали к месту аварии. Помню, как в нашем поселке с края леса падал наш самолет, сбивая верхушки деревьев. При мне на землю упал шлем летчика. А я в то время вез дрова на санках. Здорово испугался! Потом место падения быстро оцепили военные. Говорят, немецкие самолеты пытались разбомбить плотину Химкинского водохранилища. Но, к счастью, они не попадали. Мы, мальчишки, видели воронки от бомб недалеко от плотины. Если бы плотину разбомбили, то, наверное, затопило бы всю Москву.

Рядом с нашим поселком проходило знаменитое Волоколамское шоссе. По нему шли осенью наши отступавшие войска. Они останавливались, и бойцы танцевали под духовой оркестр. Наверное, чтобы поднять дух населению. Зимой взрослые люди за многие десятки километров с санками, топорами и ножовками ходили на места, где прошли бои. И от убитых запорошенных лошадей отрезали и отрубали все, что удавалось. И везли домой. Были случаи, что люди подрывались на минах.

А в 1944 году я, мальчишка 14 лет, пошел работать на военную автобазу учеником плотника, потому что давали хлебную карточку, на которую полагался 1 кг хлеба на день. А до этого я получал всего 250 г хлеба. И военный капитан, работник автобазы, умник, спросил меня: «Ты по призванию пришел работать или просто так?» Я тогда уже соображал по-взрослому. И ответил ему, что пришел работать по призванию. В войну много деревьев попилили. Оставляя от корня ствол длиною в метр-полтора. Говорят, своего рода заграждение было от танков. А в 1945-м разразился ураган, словно бы мстя кому-то и за это. Многие деревья выворачивал с корнями.

Но самое грандиозное событие осталось в памяти навсегда. Это день 9 мая 1945 года. День окончания войны. Из Покровского-Глебова мы пешком пришли на Красную площадь. Ночью в День Победы стояли в многотысячной толпе. Бросали в воздух мелкие монеты. Очень интересно это выглядело при праздничном освещении!

Юрий ЛЮДКОВСКИЙ, ветеран войны и труда, Москва