Это особенно наглядно видно на примере американской системы образования, где не только прекратилось движение к наиболее свободной системе воспитания, но и принимаются достаточно строгие меры по наведению порядка в школе. К примеру, в некоторых штатах в отдельных школах устанавливаются детекторы металла на входе, нормальным явлением стала охрана. Более половины учителей выступают за ужесточение порядков в школе, что, по их мнению, поможет справиться с возросшим уровнем преступности среди несовершеннолетних. Широкую известность приобретают работы доктора Дж. Добсона, где отстаивается идея о необходимости применения физических мер воздействия в ходе воспитательного процесса. В наше неспокойное и нестабильное время, когда ситуация в российских школах также не слишком благополучна, подобные прецеденты становятся объектами пристального внимания со стороны педагогов. Многие вспоминают, что Конгресс США до сих пор не ратифицировал Конвенцию о правах ребенка, что в ряде штатов сохраняется возможность (пусть теоретическая!) применения телесных наказаний в школах и т.п.

Для выявления истинного отношения к данному вопросу в одной из школ г. Комсомольска-на-Амуре было проведено анкетирование. В качестве респондентов выступали две группы: учащиеся старших классов и учителя. Участникам анкетирования были заданы следующие вопросы:

1. Ваше отношение к телесным наказаниям в воспитании.

2. Кто должен осуществлять телесное наказание ребенка?

3. Кто, на ваш взгляд, должен назначать телесное наказание?

4. Перечислите проступки, за которые, на ваш взгляд, может быть назначено телесное наказание.

5. Считаете ли вы, что в современной школе необходимо ужесточить требования к дисциплине учащихся?

6. Считаете ли вы возможным официальное введение телесных наказаний в современных образовательных учреждениях?

Кроме того, группе учителей предлагалось ответить еще на один вопрос: «Какой вид телесного наказания вы считаете наиболее приемлемым?».

В группе учеников были получены следующие результаты. Несмотря на то что при введении телесных наказаний все самые неприятные последствия коснутся в первую очередь самих учащихся, однозначно против их введения высказалось менее четверти опрошенных - 23,5%. Признали значимость телесных наказаний еще меньше - 10,5%, но согласилось с возможностью их применения в исключительных случаях подавляющее большинство - 65,8%. К этой цифре можно смело добавить еще 4% учащихся, которые пытались перечислить те случаи, в которых телесные наказания допустимы. То есть большинство детей готовы к применению телесных наказаний в исключительных случаях, о чем говорили в своих работах еще Я.А.Коменский, Д. Локк, Н.И.Пирогов.

В вопросе об исполнении телесного наказания 72,3% учащихся доверяют только родителям. Видимо, сказываются родственные связи, и ученику трудно представить кого-либо в роли наказывающего, кроме своего отца. При этом ребенок (даже подросток!) готов понести наказание, если сам чувствует, что его заслужил. Школе в этом вопросе мало кто доверяет (всего 2,4%), причем основной аргумент в комментариях был таким: «Кто они такие, чтобы меня бить?», то есть родственные связи считаются своеобразным «паролем доверия», открывающим доступ к физическому воздействию. Чуть больше голосов (8,9%) отдано варианту, по которому телесные наказания применяются в специальных школах (то есть за родителями сохранено право выбора школы), а исполнителями являются представители правоохранительных органов либо созданные специально для этих целей структуры. И, наконец, однозначное отрицание (никто!) набирает в этот раз меньше голосов, чем в первом вопросе, хотя фактически дублирует его (21,9%), то есть в процессе обдумывания часть учащихся изменила свое мнение. Следует отметить, что эта тенденция сохраняется и в дальнейшем: при более тщательном обдумывании ситуаций, связанных с возможностью применения телесных наказаний, часть учащихся переходит в лагерь сторонников их применения.

Далее перед учащимися стоял выбор между волей педагогов и волей родителей. Снова срабатывает традиция, и 66,6% голосов отдано родителям. Хороший ли, плохой ли, но пусть отец решает, наказывать или нет. Степень доверия учителям несколько возрастает, но ненамного (6,5%). Обращает на себя внимание довольно высокий процент доверия школьному психологу (14,6%). И, что самое удивительное, процент учащихся, однозначно ответивших «никто!», вновь снижается, уже до 16,2%! Сказывается то самое тщательное обдумывание вопроса, о котором говорилось выше. При ответе на четвертый вопрос участникам разрешалось указывать несколько вариантов. Примерно одинаковое количество голосов (59,3%, 52%, 53% соответственно) набрали такие ответы, как вызывающее поведение, агрессия по отношению к сверстнику, агрессия по отношению к старшему (учителю и др.). Некоторые ученики в качестве основной причины применения телесных наказаний указали на употребление наркотиков (12,1%). Количество же противников равно нулю, то есть лаконичный ответ «ни за что» не выбрал никто.

Пятый вопрос вызвал довольно большой разброс мнений. Число противников ужесточения дисциплины в школе достигает 39,8%. Согласных с подобным ужесточением не слишком много - всего 15,4%. 45,5% учащихся считают это возможным только в некоторых областях, разброс которых оказался очень велик (вплоть до дисциплины среди учителей!). И, наконец, 84,5% учащихся не верят в возможность введения телесных наказаний в современной школе. Как видно из вышеизложенного, большинство подростков по-прежнему остаются консерваторами в вопросе применения телесных наказаний.

Не менее интересные результаты дал опрос среди учителей. Однозначно отвергают телесные наказания только 2,7% опрошенных, поддерживают 16,2% и поддерживают в исключительных случаях 81%. Таким образом, налицо явное несоответствие между теоретической педагогикой и убеждениями педагогов-практиков, которые стоят на позициях Я.А.Коменского, Д. Локка, Н.И.Пирогова. Всю тяжесть исполнения телесных наказаний педагоги добросовестно возлагают на плечи родителей, причем перевес даже более ощутим, чем у учащихся, - 91,8% против 72,3%. Итак, педагоги предпочитают отстраниться от процесса «битья ребенка», перекладывая его на семью. Процент доверия школе и каким-либо другим учреждениям в деле телесных наказаний чуть выше, чем у учеников (10,8% и 13,5%), но тоже вряд ли может быть определяющим. Противники же телесных наказаний оказываются верными себе - их по-прежнему 2,7%. Примерно те же цифры, что и в первой группе, фигурируют и в ответах на третий вопрос. Львиная доля респондентов по-прежнему возлагает право назначать телесное наказание на семью (78,8%), хотя процент доверия педагогическому совету (18,9%) и психологам (21,6%) выше, чем у детей. Гораздо более впечатляющими оказались результаты ответов на четвертый вопрос, где речь шла о ситуациях, в которых, по мнению педагогов, может быть назначено телесное наказание. Первые три варианта ответов набирают уже 81%, 81% и 70,2% (напомним, это - вызывающее поведение, агрессия по отношению к сверстнику и агрессия по отношению к старшему) соответственно! Обращает на себя внимание третья цифра. Агрессию против учителя считают достойной телесного наказания несколько меньшее число респондентов. Срабатывает, видимо, вера в свои возможности погасить эту агрессию другими средствами. Но все равно цифры впечатляют! Другие варианты были представлены самыми разнообразными ответами, которые можно уложить в одно понятие - «грубое нарушение дисциплины». Отвечая на пятый вопрос, 94,8% учителей высказались за ужесточение требований школьной дисциплины. Против - все те же 2,7% опрошенных. Чувствуется, что в современной российской школе потерю многих воспитательных рычагов прошлого так и не смогли компенсировать. В возможность введения телесных наказаний в школе верят 54% учителей. Сказывается тенденция к ухудшению школьной дисциплины, которую придется восстанавливать довольно жесткими мерами, причем ощущается влияние воспитательных систем других стран. Не верят в возможность подобного «нововведения» 27% учителей. Это скорее следствие неверия в возможности наших руководящих структур, а не в эффективность телесных наказаний вообще. И наконец, последний вопрос, который был задан только второй группе: «Какой вид телесного наказания вы считаете наиболее приемлемым?» Подавляющее большинство ответило: «Розги или ремень». Доминировал все-таки ремень: не будем забывать, что большинство учителей являются сторонниками телесных наказаний в семье. Встречались и неожиданные варианты: «пощечина», «подзатыльник» и даже «холодный карцер», но здесь уже вряд ли можно говорить о воспитании, скорее о мере возмездия за совершенное.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют, что среди педагогов-практиков количество сторонников телесных наказаний достаточно велико. Теоретическая подготовка в вузе не всегда выдерживает испытание практикой, и многих педагогов лишь страх наказания удерживает от возврата к старым системам классического воспитания с их розгами, стоянием в углу и пр. Мы являемся свидетелями своеобразного «ожесточения» общества, идущего к возрождению старых, отживших методов воспитания, способных дать лишь косметический эффект.