Писанкари

Почти в каждой семье раньше (особенно в южных селах) накануне Пасхи разукрашивали и расписывали яйца. Для обезжиривания и протравки их поверхности использовали уксус или квасцы (по-украински «галун», отсюда и название подольских писанок - «галунки»). Краску добывали из различных растений. Скажем, желтую и коричневую получали из коры дуба, яблони, шелухи лука, гречневой мякины, синий цвет давали ягоды бузины, сон-трава. Яйца приобретали пеструю окраску, если их обкладывали разноцветными лоскутками, крепко перевязывали нитками и минут двадцать варили в воде, в которую добавляли немного уксуса. Узоры на писанки наносили проволочным крючочком, который макали в горячий воск.

Со временем из среды сельских умельцев-«малевальников» выделились мастера, которым особо удавались и цвет, и рисунок на яйце. У каждого мастера-«писанкаря», конечно, были свои секреты, вырабатывались свои способы окраски и росписи, своя техника. Нередко талантливые писанкари изображали на яйцах целые сюжеты из жизни зверей, птиц, людей. Для такой художественной росписи яйца, как правило, вытачивались из дерева. В этом случае они уже становились произведением искусства, и жизнь, которую в них вдохнул мастер, торила свою стежку...

Грибники

«Ешь пирог с грибами, да держи язык за зубами», - поучает отец сына, что за обе щеки уплетает сочный грибник, начиненный лесными ароматами и тайнами. Дед, что сидит рядом и отщипывает кусочки от пирога, заметив недоумение мальца, усмехается в усы: «Настоящий грибник всегда себе на уме. Даже после чарки и пирога он не выдаст, где какой грибчик добыл». Так проходит ужин. А вечером бабушка (тоже заядлая грибница!) нашепчет свои грибные побаски. «Пошла было баба в бор за грибами, навстречу ей медведь с зубами. Что бедолаге делать? Ведь лесного зверья бояться, так и без грибов быть...» - прозвучит в темноте ее шепот. А то и грибную загадку подбросит о шиле-мотовиле, что под землю ходило, перед солнцем стало и шляпу сняло, или расскажет о том, как грибы рождаются от тени деревьев, почему их и называют «детями тени». Много в лесном краю грибных былей, еще больше небылиц и сказок. Наслушавшись их, малец засыпает с мечтой о встрече с грибным дивом.

В лесных краях, где грибы считались вторым хлебом, грибниками были все от мала до велика, от старосты и сельских чинов до последнего деревенского бедняка и шалопая. Жители округи вольно бродили по лесам, собирая их дары, - грибы и ягоды считались ничейными и принадлежали всем, независимо от положения в обществе, права собственности на тот или иной участок леса. Нередко в лес выбирались целыми семьями, в иные урожайные годы даже выезжали на телегах, доверху заполняя их грибным добром (скажем, опятами). Для некоторых грибы были и неплохим заработком. Кто промышлял сбором грибов, кто их продажей, а кто нанимался грибонизом к промышленникам для нанизывания грибов или грибоваром на грибоварни.

Листья желтели - села смурнели, однако ликовало сердце настоящего грибника, для которого грибная тихая охота была едва ли не главным занятием в череде самых важных жизненных дел. Как в былые времена, так и сегодня собирание грибов - это прежде всего промысел. А где промысел, там и ремесло, и кропотливый труд, и опыт, и удача. Назвался груздем, полезай в кузов. А если не назвался, не откликнулся на призыв грибника, а тихо притаился под папоротником, спрятался под сухим листком, затерялся в густой траве? «Не держи поля за болвана, а леса за дурня», - утверждают опытные грибники. От них также можно услышать, что гриб в одиночку никогда не растет, возле него и другой должен непременно появиться - где грибок, там целый венок. Однако сам по себе этот заветный грибок вместе со своей грибной семьей никогда не придет к порогу домоседа, который и за косой мерзнет. Хоть сто раз он повторит: «Грибок, грибок, прыгай в кузовок», до скоромного Спаса корзина грибами не наполнится. Даже опытным грибникам, которые в землю смотрят, а на семь саженей грибницы видят, не всегда удается напасть на нетронутое грибное место - «нерух». Что уж говорить про новичков, которые входят в лес, как в чужой двор, где гостям и в праздники не рады.

Однако везде в глазах настоящих грибников кроме азарта и гордости искрятся и другие чувства. Это рыбак рыбака на солнечном речном берегу видит издалека, грибники же зачастую бродят по лесу в одиночку. Грибная охота привлекательна тем, что дает возможность без усилия над привычками побыть наедине с собой, отвлечься от суетных забот, увидеть красоту в простом и порадоваться малому. Пребывание в лесном храме очищает душу и причесывает мысли»...

Ягодники

Издавна в лесных краях люди кормились ягодными дарами. «Ягоды - это лесной харч», - говорили крестьяне. Правда, находились скептики, что при виде нагруженных ягодной добычей ягодников, которые возвращались из лесу, усмехались: «Не видал ягоды сорок два года, а хоть бы и век, так нуждочки нет». Однако никто не сомневался, что их устами говорят лень и зависть. Ведь ягоды часто растут буквально под ногами.

В старину сбором лесных и болотных ягод промышляли целые деревни. Настал ягодный сезон - забывай про покой и сон. Тут уже к сбору подключались и мужики, среди которых были весьма добычливые ягодники. Особенно, если дело касалось брусники и клюквы. Тем более что сбор этих ягод происходил после окончания полевых работ, когда уже исчезал одуряющий «багунный» запах и не так докучали комары. В северных местах для более быстрого и добычливого сбора черники, брусники, клюквы-«журавики» употребляли специальные гребки - деревянные лоточки с прорезями-зубьями на конце. Кто не успел, тот опоздал и остался без драгоценного запаса на зиму. В Новгородской губернии существовал интересный обычай, связанный со сбором еще не совсем спелых ягод и равномерным распределением их среди жителей деревни. В начале лета скликался сход, который определял срок сбора ягод. В назначенный день, который назывался «расповедыванием», в лес отправлялась почти поголовно вся деревня. Бруснику набирали пудами, намачивая и напаривая целые кадки (кстати, это почти единственная ягода, которая может храниться без сахара). Часть клюквы продавали специально приезжающим для этого скупщикам. В это время и позже на городских базарах часто можно было слышать бодрые выкрики торговцев-ягодников: «По ягоду клюкву, подснежну крупну, по свежую, манежную, холодную, студеную, ядреную! Продаю - уважаю, ягодки девки брали, с кочки на кочку скакали!».

Брусника и клюква украшают многие блюда, делают их весьма привлекательной снедью даже для гурманов. Однако не помешает в доме и запас других диких ягод, которые могут сделать зимний стол сытным и аппетитным и в будни и в праздники. И здесь есть чему поучиться у опытных и сметливых ягодников прошлого. Издавна, например, на Урале и в Сибири сушеные ягоды черемухи перемалывали на муку. Черемуховая мука запаривалась и смешивалась с маслом, сметаной.

Сбор рябины производился обычно при наступлении первых морозов. Громадные пучки ягод подвешивали под крышу изб и сараев, ветви рябины с ягодными кистями заметывали в сенные зароды и стоги. Зимой их приносили домой вместе с сеном - и взрослые, и дети с удовольствием лакомились вымерзшими плодами.

У ягодниц, как и у грибников, свои поверья, приметы и зарубки в памяти. Многие из них связаны со святыми днями, которые, как известно, больше почитаются женщинами. В конце июня на Кирилла Александрийского, поспевает земляника, в июле, на Давида, земляничника эта ягода уже вовсю в лес девчат зовет. Существовало поверье: кто хочет занять деньги, тот должен набрать земляничной травы в карман.

P.S.

Сегодня мы продолжаем разговор о ремеслах, начатый в №21 «УГ» от 25 мая с.г.