Без сомнения, ценный опыт, накопленный в регионе, необходимо транслировать на всю страну. Возможно, для кого-то он станет подспорьем в работе, а кого-то вдохновит на поиск собственных решений.
Сегодня «УГ» открывает серию публикаций, рассказывающих о достижениях оренбургской образовательной системы, о лучших педагогах и руководителях.

Подъезжая к Новотроицку, сравнительно небольшому городу в 300 км к востоку от Оренбурга, я не думала, что в такой глубинке встречу что-то необыкновенное, способное поразить воображение. Интернат для слабовидящих детей, который я должна была посетить в числе прочих достижений оренбургского образования, не представлялся мне чем-то из ряда вон выходящим, хотя о его директоре Людмиле Ивановне Гавриловой мои спутники говорили как о личности незаурядной. Но одно дело услышать, другое - увидеть собственными глазами.
Должна признать, удивляться я начала уже при входе. Вместо обычного холодного школьного вестибюля мы попали в уютный холл, где на мягком пушистом ковре сидели или лежали дети и смотрели широкоэкранный плазменный телевизор (были каникулы). Вокруг обилие цветов, мягкие кресла... В коридорах современная отделка, плитка, ламинат, приятные для глаз цвета стен. В кабинетах новая удобная мебель, интерактивные доски... Обстановку никак нельзя назвать казенной: не только вид классов и спальных комнат, но даже мест общего пользования больше напоминал частную школу для детей элиты.
Но детей высокопоставленных чиновников или бизнесменов здесь нет. В интернате учатся дети - инвалиды по зрению, те, кому прописан специальный режим учебной и физической нагрузки. По классификации, принятой в российской системе образования, интернат относится к коррекционному образовательному учреждению IV вида. Это означает, что у учащихся этих заведений интеллект в норме и они обучаются по программе общеобразовательных школ, разница лишь в продолжительности учебы (не 11, а 12 лет), наполняемости классов (норма - не более 12 человек) и в более жестких требованиях к зрительным нагрузкам и оборудованию. Ну и, конечно же, дети получают здесь дополнительное лечение: в кабинете охраны зрения есть зрительные тренажеры - компьютеры со специальными программами, способствующими профилактике и даже лечению косоглазия, амблиопии, стереозрения, близорукости и других сочетанных нарушений зрения. Выпускники интерната сдают такие же экзамены, как и их здоровые сверстники: ГИА после 10-го класса и ЕГЭ после 12-го. Причем (это нужно подчеркнуть особо) результаты ЕГЭ по основным предметам у выпускников новотроицкого интерната даже выше, чем в местных заведениях повышенного статуса - лицее и гимназии, про обычные школы что и говорить.
Но, конечно, не одними результатами экзаменов определяются качество работы и уровень профессионализма педколлектива и директора. Есть показатели гораздо более точные и объективные. Это в первую очередь здоровье и самочувствие воспитанников и успешная социальная интеграция выпускников. Если дети улыбаются, поют, танцуют, играют и чувствуют себя в интернате как дома, а выходя из него, находят себя в жизни, если приходят, чтобы чем-то помочь своей альма-матер или просто пообщаться с педагогами и поделиться с ними успехами и проблемами, то можно не сомневаться - это учебное заведение достойно наивысшей оценки, а его коллектив - самых теплых слов.
Здешняя атмосфера больше напомнила домашнюю. Никакой заорганизованности, в каникулы каждый был занят своим делом. Младшие играли, старшие вместе с музыкальным руководителем готовились к предстоящему концерту. Я побывала на репетиции и поразилась высокому исполнительскому уровню детей. Но оказалось, что у певцов и артистов большой концертный стаж, а в коллекции достижений интерната множество дипломов конкурсов и фестивалей самого разного уровня - от городского до всероссийского. Но внешняя оценка не самое главное. Я видела, с какими счастливыми лицами дети выходят на сцену, как им нравится петь и дарить окружающим радость. Видела одухотворенные лица их наставников - с такой любовью смотрят на родных детей. Но именно так их и воспринимают здешние педагоги.
Не скрою, нечасто приходится видеть у учителей такие добрые и открытые лица (никаких масок), наблюдать доверительные взаимоотношения между взрослыми и детьми. Обычно такое взаимопонимание устанавливается, когда у ребят и педагогов есть общее важное дело. Как выяснилось, объединяющим началом в интернате служит творчество, прежде всего музыка и пение. Во время подготовки тематических вечеров или выступлений взрослые и дети становятся одной командой, начинают чувствовать и понимать друг друга без слов. Такое обычно видишь, когда попадаешь в большую и дружную семью: один за всех и все за одного. А тут семья уж слишком большая - 180 воспитанников, 48 педагогов, много обслуживающего персонала, попробуй сделать из такого большого коллектива единое целое.
У Людмилы Ивановны Гавриловой это получилось. «В чем секрет успеха?» - с этим вопросом я обратилась к ее коллегам. Несколько человек, не сговариваясь, ответили почти слово в слово:
- У Людмилы Ивановны талант, она чувствует людей. И подбирает в коллектив только тех, кто может, так же как она, работать с полной отдачей. Конечно, она очень требовательна, но, во-первых, мы видим, что все ее требования разумны и справедливы, потому что продиктованы заботой о детях, что с себя она спрашивает еще строже, и, самое главное, мы чувствуем себя защищенными, потому что знаем: если нам будет нужна поддержка, Людмила Ивановна первой придет на помощь.
И вот об этом таланте директора стоит сказать особо. Уже по дороге я узнала, что Людмила Ивановна обладает редчайшей по сегодняшним временам способностью к деятельному сочувствию и неиссякаемой энергией доброты. Среди ее воспитанников немало сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Каждый такой ребенок становится для нее родным. О судьбе каждого такого воспитанника Людмила Ивановна заботится, даже после того как он покидает интернат. Устраивает на работу, помогает с квартирой и ремонтом, связывается с работодателем и даже звонит в армейскую часть, чтобы убедить командира быть снисходительнее к ее ребенку. Удивительно ли, что, видя такое неформальное отношение к себе, дети относятся к Людмиле Ивановне как к самому родному человеку?
Для двадцатипятилетней Оли, совершенно незрячей девушки, Людмила Ивановна стала настоящей матерью. Когда ей было 8 лет, она ошибочно попала в интернат для слабовидящих. Пробыла в нем всего один год. Поскольку условий для развития и образования таких детей в Новотроицке не было, ее направили в детский дом для слепых детей. Но Людмила Ивановна не сняла с себя ответственности за судьбу девочки. Узнав о том, что ее при сохранном интеллекте обучают по программе коррекционной школы VIII вида, она добилась перевода ее в другой интернат, лично несколько раз приезжала, чтобы помочь ей устроиться и адаптироваться. Поняв, что девочке нужна постоянная поддержка, стала брать ее на каникулы и на лето в свою семью. Так Оля стала фактически приемной дочерью. Когда среднее образование было получено, Людмила Ивановна помогла ей получить профессию массажиста в Кисловодском училище для слепых. Пока она там училась, посылала ей деньги, пенсию по инвалидности они решили не тратить, подкопить на сберкнижке для обустройства будущей квартиры. На сертификат, которым обеспечиваются дети, лишенные попечения родителей, Людмила Ивановна помогла Оле приобрести хорошую квартиру в центре города, с помощью привлеченных спонсорских средств отремонтировала ее, на скопленные деньги купила для Оли отличную мебель (узнав о том, кто покупатель, мебельная фирма сделала приличную скидку). Теперь у девушки есть все, о чем могут мечтать ее сверстники: работа, собственное благоустроенное жилье, есть даже жених, который уже сделал ей официальное предложение. Он тоже незрячий, но адаптированный к жизни молодой человек. С ним Оля познакомилась в Кисловодске, он приезжал в Новотроицк и с букетом цветов пришел к Людмиле Ивановне, чтобы познакомиться и просить руки ее воспитанницы. Людмиле Ивановне жених понравился, но она решила не торопиться и дала молодым людям испытательный срок - один год. За это время, по ее мнению, они лучше узнают друг друга и подготовятся к совместной жизни. На мой вопрос о том, как они будут растить детей, которые наверняка появятся в браке, Людмила Ивановна с уверенностью ответила: «Все будет хорошо. Дети будут здоровыми, поскольку у Оли и ее друга не наследственный порок, а результат воздействия внешних факторов в период беременности. А с ребенком и я помогу, и бабушка приедет нянчиться, мы с ней уже все обсудили».
Это только один пример, один штрих к портрету директора, на самом деле таких историй немало, не случайно о Людмиле Ивановне в Оренбуржье ходят легенды. И это не может не радовать.
Я поинтересовалась у Людмилы Ивановны, за какую провинность она может уволить воспитателя. Не задумываясь, она ответила: «Если он обидит ребенка». И тут же добавила, что за всю ее директорскую практику (а это ни много ни мало 26 лет) был только один случай увольнения. А вообще коллектив стабильный, многие работают вместе так давно, что понимают друг друга с полуслова, а новички с удовольствием принимают не только профессиональные и должностные требования, но и неписаные правила здешнего общежития: сердечное отношение и доверие к воспитанникам и ответственность за каждое свое слово и дело.
Несомненно, это помогает поддерживать в интернате редкий для казенных учреждений психологический климат, но чем объяснить исключительную материальную базу интерната, его оснащенность? Откуда берутся средства, если бюджет подобных учреждений ограничен и строго регламентирован?
Но оказывается, первый, человеческий, фактор напрямую связан со вторым - с материальной обеспеченностью. Оказывается, если руководитель все делает не ради своего благополучия и славы, а ради детей, за которых несет ответственность, то деньги к нему... приходят. Не сами, конечно, текут рекой, этого, пожалуй, нигде не встретишь, но...
Тут я прерываюсь, чтобы сделать нелирическое отступление, чтобы сказать еще об одной заслуге Людмилы Ивановны. Об этой странице истории интерната стоит рассказать особо. Дело, которое Гаврилова добровольно взяла на себя в 2006 году, настолько важное и ответственное, что требует отдельной статьи или даже книги. Пять лет назад к интернату IV вида прибавился так называемый второй корпус - коррекционная школа-интернат VIII вида для детей, имеющих умственные отклонения. Сегодня в нем обучаются и проживают 170 детей, большинству из которых требуется еще и медицинская помощь. Они ее получают в полном объеме. Для них, так же как и для слабовидящих, созданы великолепные условия. Хотя когда Людмила Ивановна приняла на себя интернат №3, он был в ужасающем состоянии: до 2010 года располагался в двух аварийных зданиях в поселке Аккермановка. В первый же год новый директор стала убеждать начальство в том, что этим детям нужно новое здание и, главное, возможность получения профессии прямо в школе. До этого, чтобы дать профессиональное образование, выпускников школы-интерната приходилось отправлять в специальные учебные заведения, расположенные далеко от дома. Но родители неохотно отдавали туда детей, за что их нельзя осуждать: боязно расставаться с детьми, имеющими умственные отклонения, не способными интегрироваться, плохо приспособленными к жизни. Но какая судьба ждет человека без профессии и специальных навыков? Быть иждивенцем, сидеть на шее родителей и дожидаться старости в образе растения. Людмила Ивановна не могла смириться с этим и, загоревшись идеей, стала стучаться во все двери: к министру и социальным партнерам. Сначала ее не хотели слушать, потом стали слушать, но не хотели понять, чего она хочет. Потом вроде бы поняли, но не знали, как помочь... Другой бы на ее месте отступился и опустил руки, но только не Людмила Ивановна.
Все-таки она родилась под счастливой звездой, это она сама о себе говорит. С приходом в 2008 году нового министра образования Вячеслава Александровича Лабузова все изменилось, и ей стало намного легче осуществлять свои идеи. Во время первого же разговора установилось то редкое взаимопонимание, которое и является залогом успеха и сотрудничества. Сам неравнодушный и деятельный человек, Вячеслав Александрович увидел или даже почувствовал в Людмиле Ивановне искреннее желание сделать жизнь детей лучше и сразу же оценил недюжинную натуру руководителя. С тех пор никаких проблем с продвижением новых проектов у Гавриловой нет. Интернату было выделено более новое и удобное здание, в котором раньше располагалось профессионально-техническое училище, в нем сразу же начали делать ремонт. Средств областного бюджета потребовалось много, но они поступали вовремя и в требуемом объеме. Неплохую производственную базу и педагогический коллектив училища было решено сохранить. Теперь мастера профессионального обучения делятся секретами ремесла с подростками, имеющими умственные отклонения, и справляются с этим неплохо. Вместе со своими новыми коллегами Людмила Ивановна перечитала уйму специальной литературы, не раз приглашала специалистов-дефектологов, имеющих опыт социализации и профессиональной подготовки таких детей.
Но мало дать профессию, это Людмила Ивановна тоже хорошо понимала, молодого человека необходимо трудоустроить, иначе как он будет интегрироваться в общество? Без помощи социальных партнеров тут не обойтись. К счастью, в Оренбуржье социальное партнерство было развито всегда. Интернату для слабовидящих детей и раньше, до объединения со школой VIII вида, очень помогало руководство новотроицкого градообразующего предприятия ОАО «Уральская сталь». Его управляющий директор Назим Эфендиев часто посещает интернат. Убедившись, что переданные средства тратятся по назначению, он стал председателем попечительского совета. С тех пор Людмиле Ивановне не нужно было умолять и упрашивать партнеров - они сами видят, в каком направлении нужно развивать материальную базу, хотя до сих пор четко контролируют каждый истраченный рубль. Но Людмила Ивановна относится к регулярным проверкам с пониманием - и как же иначе: доверяй, но проверяй, если не хочешь обанкротиться. Ни разу не было случая, чтобы директора или бухгалтера уличили в нецелевом использовании.
Приняв под свое начало школу-интернат VIII вида, Людмила Ивановна обратилась за помощью к «Уральской стали». Прежде всего она убедила бизнесменов в том, что дети с умственными отклонениями - проблема не только для их родителей, но и для города в целом. Затем выяснила, какие профессии востребованы на предприятии, и обсудила с партнерами возможность производственной практики и будущего гарантированного трудоустройства. Только заручившись поддержкой работодателей, приступила к преобразованиям. К началу 2010 года на деньги министерства и спонсоров был сделан капитальный ремонт учебных помещений, полностью оборудованы мастерские для обучения профессиям (учащиеся школы-интерната, исходя из личных предпочтений и рекомендаций психологов и медиков, могут получить профессию газо- и электросварщика, мастера столярных, плотничных и паркетных работ, слесаря механосборочных работ, швеи, мастера отделочных работ). Для того чтобы выбор профессии не стал случайным, были созданы классы предпрофильной подготовки для учащихся 7-9-х классов. Как я уже говорила, преподают в них педагоги бывшего профессионального училища, на базе которого располагается интернат. В настоящее время здесь осуществляется не только образовательный, но и воспитательный процесс. С детьми работают настоящие профессионалы, энтузиасты, любящие детей и свое дело. Ежемесячно проводятся праздники, конкурсы, в том числе и профессионального мастерства, осуществляются проекты, направленные на повышение мотивации и успешную социализацию. Педагоги отмечают, что дети охотно отзываются на инициативы взрослых, с удовольствием принимают участие в состязаниях и трудовых общешкольных делах. Труд здесь считается основой воспитательного процесса. Праздность же отрицательно сказывается как на поведении, так и на самочувствии воспитанников, в этом теперь уже убеждены все сотрудники школы-интерната.
Конечно, на детях положительно сказываются и общая атмосфера, и эстетика учебного заведения. Людмила Ивановна и ее помощники убеждены, что детей нельзя делить по сортам («эти умные - им что получше, эти с отклонениями - им что останется»). Наоборот, сегодня во многих отношениях условия, созданные во 2-м корпусе, превосходят условия, имеющиеся в 1-м. Взять хоть комнаты социально-бытовой ориентировки. Такие, к слову, есть в каждом корпусе, и созданы они не только для детей-сирот, но и для тех, чьи родители не отличаются умением обустраивать свой быт. В комнате СБО есть все, что бывает в кухне и гостиной ухоженной квартиры семьи среднего достатка, и там дети учатся готовить, накрывать на стол, принимать гостей и следить за чистотой и порядком. Так вот такая комната во втором корпусе превосходит по своему убранству аналогичную в интернате для слабовидящих. Кстати, и столовая второго корпуса сегодня смотрится роскошнее: совсем недавно она была переоборудована в соответствии с новыми требованиями СанПиНов, в самом ближайшем будущем будет произведен ремонт жилого корпуса. Планов у Людмилы Ивановны множество, и успокаиваться на достигнутом она не собирается, хотя все возможные лавры у нее уже есть - она заслуженный учитель РФ, имеет почетные грамоты министерства. Но ведь не ради же славы она везет на себе такой груз. Шутка ли - дать образование 355 воспитанникам, имеющим разного рода отклонения.
Наверное, многие скажут: «И мы бы могли с такой мощной поддержкой...» Но стоит заметить, что директор получила эту поддержку благодаря своим личным качествам - неравнодушию, энергии, неустанному душевному труду. Да, конечно, Гаврилова чисто по-женски обаятельна и харизматична - с этим никто не спорит, но разве плохо, когда обаяние служит благу детей, тем более инвалидов и сирот? И часто ли женщины используют свое неотразимое женское «оружие» в благих, мирных целях?
Конечно, в России много талантливых, деятельных и сильных женщин, на них и держится российское образование, но все же такую неуспокоенность, чуткое сердце и огромную энергию имеют немногие. А способностью к видению перспектив и к масштабным преобразованиям обладают единицы. Я не могла не порадоваться за жителей Новотроицка, им повезло, что Людмила Ивановна живет и работает в их городе и никуда не собирается уезжать, потому что чувствует себя нужной именно этим людям и этой земле.

Лучший математик района

Ольга Валентиновна Рогожина работает в интернате 28 лет. Она считается лучшим математиком района. По итогам ЕГЭ трех прошедших лет подготовленные ею выпускники получали самые высокие баллы в городе, в 2009 году ее выпускник показал самый высокий балл по области. В минувшем году ее заслуги были оценены городским управлением образования и коллективом интерната. Как лучший учитель от территории, она была награждена сертификатом на получение легкового автомобиля. Нужно сказать, что программа поощрения лучших педагогов от каждой территории (а их в Оренбургской области 43) реализуется уже третий год. Ее особенностью является открытость и прозрачность. Районные или городские управления образования отдают сертификат учебному заведению, которое признано лучшим по итогам года, и именно педагогический коллектив решает, кто из учителей достоин поощрения. Кандидатур может быть выдвинуто несколько, но решает коллектив большинством голосов. Когда Людмила Ивановна Гаврилова предложила кандидатуру Ольги Валентиновны, ее поддержали подавляющее большинство коллег. Ведь результаты ее труда положительно сказываются на имидже всего интерната.

Новотроицк, Оренбургская область