Зверолов нырнул в темное нутро зимовья. Через пару минут он поставил рядом с дымящимся чайником кастрюлю, на дне которой лежала придавленная камнем рыбина. Я отщипывал удивительно нежную солоноватую (с сахаристым привкусом) мякоть знаменитого омуля, прихлебывал настоянный на душице и чабреце чай и любовался огненным шаром, медленно сближающимся с байкальскими водами. Сначала они золотисто поблескивали, казалось, несметные рыбьи стаи играют на поверхности озера. Потом по мере приближения к ним остывающего и принимающего четкие округлые формы светила они стали окрашиваться в бронзовые тона с каким-то таинственным малахитовым отливом. И наконец, когда байкальские воды сомкнулись над солнечным диском, озеро покрылось ровным багрянцем. А на небе, то пугая, то озадачивая, то завораживая, еще долго играли сполохи...
Любоваться Байкалом можно бесконечно, в любое время дня он прекрасен и романтичен. И волнующе непостижим. Особенно поражают игра света и переливы красок воды и неба. Путешествуя по байкальским берегам, я постоянно испытывал какое-то необычайное единение, первородство со стихиями знаменитого озера-моря. Байкал манил, притягивал. И постоянно удивлял...
Байкал выглядит очень свежо и молодо, на самом же деле его можно считать патриархом среди пресных водоемов планеты - ему уже около 30 миллионов лет. Его недаром окрестили морем. Геофизики высказали гипотезу, что Байкал, берега которого расходятся ежегодно на два сантиметра, является зарождающимся в центре Азии океаном. Вполне возможно, что именно наш Байкал в далеком будущем изменит лик всего Евразийского континента. Главная ценность Байкала - вода. Это самое глубокое озеро на земном шаре - глубина его каменной чаши достигает 1641 метра. В Байкале сосредоточено 23 тысячи куб. км (22% мировых запасов) чистой, прозрачной, щедро обогащенной кислородом пресной воды. Ежесекундно в каменную чашу чудо-озера стекают 336 больших и малых рек. Путешествуя вдоль байкальских берегов, я едва успевал отмечать в путевом блокноте их названия. Среди них попадались и весьма необычные. Не позавидуешь, например, именам таких речек, как Похабиха, Болваниха. Я, конечно, пил и из них водичку - не морщился, вкус, как и в других байкальских водных кормильцах со звучными и даже ласковыми именами. С окрестных гольцев, вершины которых покрыты снегами, наперегонки бежит к озеру множество потоков, а вот вытекает лишь одна река - могучая и стремительная Ангара, которая щедро отдает свои воды Енисею. Кстати, если бы прекратился сток всех впадающих в озеро рек, то в этом случае Ангара могла бы вытекать из Байкала в течение 360 лет.
В цепочке местных гидронимов главное звено - звучащее ныне на всех земных наречиях название озера. Китайцы в древних хрониках именовали его Бэйхай - «северное море», у монгольского Тенгис и эвенкийского Ламу почти такое же значение. Современное название скорее всего произошло от бурят-монгольского Байгаал-далай - «большой водоем».
Моими неразлучными спутниками во время путешествия были байкальские ветра. Перемещаясь над озером вместе с легкими облачками или тяжелыми тучами, они и создают ту фантастическую мозаику красок, их неповторимую игру на небе и воде. Многообразие характерных байкальских ветров отражено в их местных названиях. Их на Байкале более тридцати. Воспетый в песне «Славное море - священный Байкал» знаменитый баргузин дует главным образом в центральной части озера из Баргузинской долины поперек и вдоль Байкала. Жестокие штормы и дождливую погоду несет с собой дующий от южной оконечности озера култук. Из-за этого ветра, как шутят байкальцы, в южных поселках собаки ходят боком, а люди задом. Самый сильный и страшный ветер - сарма, который внезапно вырывается из долины реки Сарма, впадающей в Малое море (западное побережье).
Нередко мое внимание привлекали причудливо искривленные стволы сосен, обвязанные пестрыми ленточками. От этого цветастого наряда некоторые деревья на перевалах, по берегам рек становились похожими на новогодние елки. Так буряты помечают сакральные места, священные деревья. Их вокруг Байкала немало. Такое впечатление, что местные жители, не переставая удивляться природному диву озера, поклоняются каждому деревцу, кустику, пучку травы или цветку. Отдают дань они и зверям, и птицам, и животным, населяющим воды Байкала. Особым почитанием у бурятского населения, например, пользуется орел - персонаж многих байкальских мифов и легенд. Почитание этой птицы имеет древние корни. По легенде первый, кто получил шаманский дар, был сын грозного духа самого большого на Байкале острова Ольхон, живший в образе белоголового орла. С тех пор орлиные перья стали украшать шаманские головные уборы, а стилизованные изображения орлов - алтари, ритуальные предметы.

Окончание следует