Разыграть - это, конечно, не совсем точно. Ведь розыгрыш предполагает слепой жребий, надежду лишь на удачу и фантастическое везение. Но двадцати юным конкурсантам в этот день нужно было рассчитывать не на случай, а только на собственную выдержку, артистическую убедительность, на умение справиться с внезапно нахлынувшим волнением и предательской дрожью в голосе.

В жюри - библиотекари Инна Яковлева и Ирина Савушкина, специалист окружного методического центра Восточного округа Татьяна Маркова и писатель Александр Карцев. Внимание обращали и на выразительность чтения, и на четкую, внятную речь, на правильные ударения, но главное, что интересовало судей, - соответствует ли выбранный отрывок внутреннему миру чтеца, смог ли он сжиться со своими героями, принять и пропустить сквозь себя авторскую манеру повествования. Задача - не позавидуешь: за пять - семь минут, что длится каждое выступление, определить, насколько добровольным было решение читать то или иное произведение, ведь свободный выбор, пожалуй, основное и самое жесткое условие «Живой классики».
Если бы конкурс проводили не только среди школьников, но и среди писателей, чьим отрывкам отдано предпочтение, Чехов, безусловно, был бы вне конкуренции. Одну только ироничную миниатюру о том, как «на вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий», выбрали сразу трое: Степан Косарев и Биана Лагерь из школы №406 и Ольга Барабаш из 681-й. А ведь была еще «Неудача» в исполнении Ильи Колошина из 423-й школы - история о том, как учителя чистописания Щупкина чуть было не женили на Наташеньке: спасло только то, что вместо образа помолвку благословили портретом писателя Лажечникова. Ну и куда же без больного зуба отставного генерал-майора Булдеева: рассказ «Лошадиная фамилия» читала Мария Глезер из школы №1637. Конечно, если что и подвело ребят, то уж точно не сам Чехов: его искрометный юмор, острый, как жгучий перец, уместен при любых обстоятельствах. Другой вопрос, что «Толстый и тонкий», к примеру, обязательное программное произведение, но вряд ли вопросы чинопочитания и слепого преклонения перед авторитетами так уж близки 12-летним подросткам. И если уж и читать Антона Павловича, то лучше все-таки наизусть, а не по школьному учебнику.
Второе место по популярности среди чтецов поделили Марк Твен и Корней Чуковский. Сергей Егоров из 423-й школы выбрал «Приключения Тома Сойера». Треуголка из старой газеты, ведро и кисть - все, что нужно уважающему себя маляру, чтобы покрасить забор. Короткий номер, смешной, милый и непосредственный - и вот уже Сергей в полушаге от победы. Если что и помешало на этот раз, так только волнение. Но вряд ли юному артисту стоит отчаиваться: время и сценический опыт принесут с собой уверенность, а значит, будущие триумфы уже не за горами. Во всяком случае Сергей теперь точно знает, как мастерски и при этом не слишком утруждаясь привести в порядок забор у бабушки на даче. Марка Твена читала и одноклассница Сергея Екатерина Жикол. Широкополая шляпа, клетчатая ковбойка - и вот уже перед нами Гекльберри Финн. Но не веселый сорвиголова и «божеское наказание», а нежный, лиричный ребенок-ангел. Прочтение своеобразное, но до того убедительное, что жюри, практически не раздумывая, отдало Кате первое место. Сыграло свою роль и то, что в отличие от многих соперников текст Катя знала назубок, не «спотыкалась» и не грешила «кашей во рту». Надо сказать, что у Сергея Егорова, Кати Жикол и Ильи Колошина оказалась самая внушительная группа поддержки: разноцветная команда мушкетеров и чародеев не только держала за них кулаки и приветствовала появление своих героев оглушительным свистом и аплодисментами, но и просто согревала сердце, мол, все в порядке, вы не одни.
Еще одной финалисткой районного этапа «Живой классики» признана Юлия Анисимова из школы №1637 - маленькая, живая, выразительная, чуточку взбалмошная, как фея Динь-Динь из сказки о «Питере Пене». Победу ей принес «Серебряный герб» Корнея Чуковского, сыгранный, будто наяву увиденный, а не просто пересказанный.
Герои Тургенева и Куприна, Платонова и Грина, Антуана де Сент-Экзюпери, как живые, возникали в этот день перед слушателями. Кто-то читал стихи Пушкина, хотя по правилам исполнять здесь нужно было только прозу. Но, как известно, Пушкиным конкурс не испортишь. Ни одно состязание, увы, невозможно без разочарования и горечи поражения. Но они, к счастью, мимолетны и быстро стираются из памяти. А ни с чем не сравнимый запах тысячи книг, собранных в одном месте, выстроившихся стройными рядами на библиотечных полках, остается. Как и чувство слова, талантливого, единственно верного и к месту подобранного гениальным автором. А еще жажда познания и смутное беспокойство, если в течение дня не взял в руки книгу, - они тоже прививаются. Ради нее, жажды этой, «Живая классика», собственно, и затеяна.

Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)