Заместитель председателя Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Любовь ДУХАНИНА:
Лучшее оружие против нарушений - открытость

В рамках деятельности Общественной палаты РФ сложно в полной мере оценить, насколько проблемным является олимпиадное движение в нашей стране с точки зрения коррупции. Но я думаю, в системе образования каждый понимает, что в условиях, когда результаты олимпиады дают реальную возможность внеконкурсного поступления в лучшие вузы страны, олимпиады становятся игрой с очень высокими ставками. И подверженность олимпиад, скажем так, влиянию извне зависит отнюдь не от того, кто организатор олимпиады: вуз ли это, который в своих стенах проводит вузовские состязания, или это школа, которая принимает городской этап всероссийской олимпиады, а от того, что дает победа, насколько результат может быть использован школьниками для решения своих задач. Естественно, что в таких условиях возможны любые негативные проявления подобного рода.
Избежать любой нечестности здесь можно, лишь сформулировав положение об олимпиадах таким образом, чтобы и разработка олимпиадных заданий, и само проведение состязаний стали максимально открытыми. Нужно, чтобы все процедуры, все процессы стали в буквальном смысле просматриваемыми. Должно быть видно, как пишутся и сдаются работы участников. В помещениях, где проходит выполнение заданий, могли бы присутствовать общественные наблюдатели. Можно, например, поступить так, как поступили в этом году с выборами, когда на всех пунктах голосования были установлены веб-камеры и при наличии жалобы можно было найти соответствующий момент в записи и подтвердить или опровергнуть факт нарушения.
Должен быть также создан абсолютно открытый механизм проверки работ участников. Я думаю, что можно было бы размещать их в Интернете, чтобы ввести в работу олимпиадного движения принцип народного жюри. Тогда к проверке выполненных заданий будет привлечено большое экспертное сообщество. Попытаться оценить уровень знаний ребят смогут не только специалисты, которые уже десятилетиями занимаются олимпиадной работой, но и педагоги из регионов.
Вообще лучшее оружие против любой коррупции - это полная открытость, и чем прозрачнее для школьников, для родителей, для общественных организаций будут все процессы, происходящие в образовании, тем эффективнее будет работать и сама образовательная система.
К сожалению, не так давно мне самой довелось стать свидетельницей одного неприятного случая на региональном этапе олимпиады по обществознанию в Орле. Накануне состязаний в комиссию поступил звонок от одного из участников, который выразил опасения в нечестности процедур, и мы выслали на место наших официальных представителей. Выяснить, на самом ли деле честность проведения состязаний была поставлена под угрозу, нам так и не удалось, но тем не менее в присутствии представителей Общественной палаты все процедуры и требования были соблюдены, все было проведено открыто и добросовестно.
Этот случай лишний раз доказывает необходимость выработки целого ряда мер, направленных на снижение коррупционной опасности олимпиад. Со своей стороны мы будем проводить общественные слушания по олимпиадному движению, чтобы изучить его в полном объеме и выработать определенные предложения.

Проректор НИУ «Высшая школа экономики» профессор Григорий КАНТОРОВИЧ:
В вузовских олимпиадах непрозрачности больше


Распространению мнения о коррумпированности олимпиад способствует резкое расширение числа участников олимпиад - школьников и переход большинства вузов на заочный формат проведения первого тура олимпиады.  Невозможность «продемонстрировать» прозрачность и защищенность от коррупции механизма проведения олимпиады и особенно выявления победителей в наше насквозь коррумпированное время не позволяет отрицать рост коррупционности при проведении олимпиад.
Мне не приходилось встречаться с нареканиями по поводу коррупции на  заключительном этапе всероссийской олимпиады школьников, а вот жалобы на отбор победителей регионального этапа для участия в финальном туре достаточно часты.
В вузовских олимпиадах непрозрачности явно больше. Вузовские олимпиады охватывают больше школьников, распределены по территории всей страны, и каждая из них руководствуется собственным регламентом. Процедуры подготовки заданий и проведения собственно олимпиады контролируются только самим организатором. По отзывам участников, наименее прозрачная стадия - апелляция заключительного тура, которая проводится устно и во время которой взрослые могут сделать с результатами что угодно. 
Общее пожелание - повысить прозрачность олимпиад, сделать их более защищенными от коррупции посредством механизма, а не дополнительного контроля.
Представляется, что следует отменить надуманные категории олимпиад школьников, ликвидировав один из мотивов для организаторов искусственно раздувать численность участников. По замыслу категории олимпиад служат для того, чтобы, давая преференции по поступлению победителям и призерам своей олимпиады, вуз тем самым давал бы такие же преференции всем олимпиадам той же (или более высокой) категории. Представляется, что можно обязать вуз давать преференции по поступлению (если уж он вообще их дает) победителям (призерам) не менее чем пяти, скажем, олимпиад. Важно, чтобы эти пять олимпиад отбирались самим вузом, а не определялись путем назначения категории неким административным органом.

Ректор Московского института открытого образования академик РАН и РАО Алексей СЕМЕНОВ:
Хватит обманывать самих себя

 Безусловно, я согласен с мнением о коррумпированности олимпиад. Двадцать и десять лет назад они не имели прямого отношения к поступлению (если исключить несколько десятков «абсолютных чемпионов»). Сегодня ситуация радикально другая. Вузовскому сообществу удалось добиться (на законодательном уровне) очень существенного позитивного сдвига в процедуре приема: наряду с ЕГЭ рассматриваются и олимпиадные результаты. Естественно, возникли коррупционное давление (спрос, как и в ЕГЭ) и коррупционный ответ (предложение).
При этом Минобрнауки России и Российский совет олимпиад школьников постоянно разрабатывают и реализуют меры, направленные на снижение коррупции. На вопрос о том, больше ли олимпиадной коррупции было, например, в 2010 году, чем в 2009-м, думаю, ответить не может никто, но остается надеяться, что меньше.
 Ответ на вопрос, где больше лазеек для коррупции, очевиден - во всероссийской меньше. Во всероссийской во многом сохраняется корпоративный дух олимпиад прошлых лет. В вузовские олимпиады «перетекли» кадры, которые раньше занимались вступительными экзаменами. Естественно, это определенным образом окрашивает ситуацию.
В прошлом году я опубликовал в «Независимой газете» заметку «ЕГЭ - шанс жить не по лжи». В ней шла речь о том, что видеокамеры, особые структуры КИМов, глушилки, разметки бланков и изменения в законах могут помочь, но не смогут радикально изменить ситуацию, если родители и дети, с одной стороны, школы и учителя - с другой, не изменят свои моральные ориентиры. Многие потом мне говорили, что я предлагал утопию.
В случае олимпиад, мне кажется, прогноз может быть более оптимистичным. В ЕГЭ две стороны - одна хочет обхитрить другую. В вузовских олимпиадах сторона по большому счету одна. Вуз хочет получить хороших студентов. Если ему удается «обхитрить» самого себя, он получает плохих. Ясно, что у ректора больше возможностей бороться с внутривузовской коррупцией, чем у правоохранительных органов. Вот и получается: «Думайте сами, считайте сами...» Это главное.
    Но возможны и конкретные общие меры. Их должно выработать и поддержать само вузовское сообщество. Хорошо, что есть организующая его структура - Российский союз ректоров. В частности, каждый вуз может принять решение и сделать свою работу со студентами более открытой для общества. Это включает, в частности, публикацию в информационной среде вуза сведений об индивидуальных образовательных траекториях его студентов. Такие сведения будут включать информацию о том, как студент или выпускник вуза учился в школе, как он сдал ЕГЭ, какие результаты он показал в вузе, как устроилась его дальнейшая судьба. Естественно, на основе индивидуальных сведений может формироваться и общая (статистическая) картина по отдельным направлениям подготовки в вузе. Тогда, с одной стороны, будут явно видны «аномалии», с другой - выпускники школ получат информацию для выбора образовательного и жизненного пути.

Мнения

Татьяна, мама студента переводческого факультета Нижегородского государственного лингвистического университета имени Добролюбова:

- Мой сын на очень высокий балл сдал ЕГЭ по английскому, на 100 баллов (это высший балл)  сдал внутренний экзамен в университете и при этом учится за деньги (оплата за один семестр в НЛГУ самая высокая в Нижнем Новгороде). Чтобы попасть на бюджет, ему не хватило баллов. Зато вместе с ним бесплатно учится его одноклассница, которая сдала ЕГЭ по английскому, едва преодолев  минимальный барьер. Как такое могло быть?  Удивлялись не только одноклассники, но и учителя, хорошо знавшие языковые возможности моего сына и той девочки. Но девочка, как оказалось, поступила как «победитель олимпиады». Олимпиады по иностранному языку в нашем регионе проводит НЛГУ. Надеюсь, всем все понятно и комментарии не требуются.  На курс всего было набрано сто человек, из них 20  бюджетников, половина из них так называемые олимпиадники, а половина - высокобалльники. Какой процент из них действительно заслуженно получил свои баллы, сказать трудно. Знаю только, что после первого курса несколько бюджетников исчезли. Наверное, для них учеба оказалась слишком сложной.  Так что бюджетные места в университете «продаются», по-видимому, не один, а несколько раз. Потому что нам, например, не было предложено занять освободившееся бюджетное место. Кто его занял в итоге - тайна, покрытая мраком.

Светлана, учитель истории и обществознания общеобразовательной школы Нижнего Новгорода:
- Я перестала готовить детей к олимпиадам, потому что поняла, что это не имеет никакого смысла. Сил отнимает много, а результата нет. Я не знаю о том, насколько честно и открыто проводятся олимпиады на уровне региона, но на районных олимпиадах много было случаев, когда  нужным детям передавали листы с готовыми ответами. Они просто списывали и оказывались в «дамках», а честные труженики далеко позади. Причем свидетелями этих «передач» были и простые учителя-наблюдатели, и сами участники олимпиад. Что интересно, детей, пользующихся подсказками группы поддержки, никто не удалял с олимпиады. В лучшем случае им только грозили пальчиком.

Когда верстался номер

В понедельник 19 марта мы обратились в пресс-службу Рособрнадзора РФ с просьбой ответить на вопросы, касающиеся   объективности и открытости  проведения олимпиад различного уровня. К сожалению, за неделю у Рособрнадзора не нашлось времени (а возможно, и желания)  прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг олимпиад, а также дать ответ на вопрос, можно ли говорить сегодня о коррупции  в олимпиадном движении.