- Мы готовимся к юбилею. В будущем году наша школа отметит 75-летие, это повод еще раз перелистать страницы нашей богатой истории, вспомнить школьные легенды, вписать новые страницы в летопись достижений. Когда-то в нашем большом и старинном микрорайоне 29-я была чуть ли не единственной школой, и все, кто здесь жил, учились у нас. Поэтому среди выпускников много уважаемых и известных нижегородцев, есть люди выдающиеся, многого добившиеся в профессии. Разумеется, мы всех пригласим на наш праздник, надеюсь, он станет не только важной частью воспитательной работы, но и даст новый импульс к развитию школы.
- Вера Георгиевна, с введением подушевого финансирования материальное положение школ, подобных вашей, существенно отличается от возможностей школ больших, новых и современных. Молодые родители, выросшие на идеалах общества потребления, чаще всего выбирают для своих детей учебные заведения не по качеству преподавания, а по внешним показателям - для многих на первом плане соображения внешнего блеска и комфорта. Нет ли у вас ощущения, что система работает против вас: деньги к деньгам, а безденежье - к еще большей нужде?
- Конечно, у нас есть проблемы материальные, особенно если принять во внимание год постройки здания. Но сегодня в связи с модернизацией приходит довольно много средств на ремонт и обновление. Мы смогли купить компьютерный класс, оборудовать электронное рабочее место каждому учителю, провели единую сеть. Скоро поступят деньги на ремонт столовой и пищеблока. В общем-то, с расходами на поддержание здания в порядке и покупку нового оборудования в последнее время стало легче и проще. Но вы правы, пожалуй, в том, что родители состоятельные, готовые вкладывать средства в существенную помощь, не идут в нашу школу. К нам приводят своих детей те, кто не может похвастать высокими доходами. Это хорошие, работящие, порядочные люди, любящие своих детей, уважающие педагогов, но оказать серьезную поддержку в финансовом плане большинство из них просто не в состоянии. Мы это прекрасно понимаем, поэтому ничего с них не требуем. У нас нет попечительского совета, нет богатых спонсоров, как в других школах, гимназиях и лицеях, расположенных по соседству. Думаю, что мы и не будем его создавать: нет смысла сводить работу еще одной структуры к формальности. Есть у нас родительский комитет. Отношения с родителями у нас предельно открытые и доверительные. Я не скрываю бюджет школы, все наши расходы прозрачные, я не вижу смысла таить что-то ни от родителей, ни от педагогов.
- А педагоги, наверное, тоже получают не слишком большие премии, ведь и надтарифный стимулирующий фонд у вас, думаю, совсем небольшой?
- Да, разумеется, откуда ему быть большим? Премии хотелось бы, конечно, выплачивать и чаще, и больше. И есть у нас те, кто этого достоин, но пока мы имеем возможность премировать лучших учителей лишь один раз в квартал. Причем эти деньги существенно не влияют на уровень их жизни. У нас в коллективе всего 35 человек, почти все ведут нагрузку, превышающую ставку, есть такие, у кого две ставки...
- Но как это получается, ведь у вас всего 15 классов и численность учащихся небольшая?
- Да, у нас учатся всего 342 ребенка. Нагрузка увеличивается чаще всего за счет надомников. В силу обстоятельств у нас достаточно много детей переведены по состоянию здоровья и по заявлению родителей на индивидуальное обучение. Правда, есть тут момент, требующий важного уточнения. Если у нас ребенок с самого начала поступает в школу с медицинской справкой, то мы его индивидуальное обучение можем включить в учебный план сразу - соответственно этому рассчитывается и школьный бюджет. Но если родители решают перевести ребенка на надомное обучение посреди года, то нам приходится оплачивать дополнительные часы педагогам уже из имеющихся средств. Нам их никто не увеличит в одночасье, нужно ждать следующего финансового периода. Но это тоже все педагоги понимают, поэтому чуть «ужимаемся».
- Судя по всему, Вера Георгиевна, у вас доверительные и честные отношения с вашим коллективом, если педагоги с пониманием относятся к вашим решениям?
- Да, надеюсь, что моя открытость способствует пониманию и доверию коллег и положительно сказывается на работе нашего коллектива. Ведь мы все заинтересованы в том, чтобы поднять престиж школы, одинаково хотим, чтобы люди знали, что качество знаний у нас не хуже, чем в других школах и лицеях. Я уверена, что со временем родительские приоритеты будут расставлены по местам, что мамы и папы будут выбирать для своих детей учебные заведения не только по внешним показателям. Уже и сегодня к нам нередко переводят ребят из крупных школ и гимназий, в которых предъявляют непомерно высокие требования к детям и родителям. Во-первых, потому что не все могут выдержать темп и давление, во-вторых, потому что не всем показаны крупные школы. Недавно, например, к нам привели ребенка, которому психолог настойчиво рекомендовал небольшую и уютную школу.
Часто мы не думаем об этом, но оказывается, детям с определенной психической структурой для успешной учебы нужна теплая и домашняя атмосфера. У нас в школе именно такая. Все друг друга знают если не по имени, то в лицо. Даже я, хотя совсем недавно стала директором этой школы, знаю каждого ребенка.
- Наверное, вам было трудно вливаться в коллектив?
- Не могу пожаловаться. Во-первых, многих педагогов давно знала лично, со многими была в хороших отношениях. Во-вторых, вся моя жизнь начиная со школы прошла в этом районе, вся педагогическая деятельность связана с ним. Мой дедушка был директором одной из школ Советского района, моя мама была учителем 23-й школы этого же района, поэтому особенно я не думала о выборе профессии, уже в средних классах была уверена, что буду связана с образованием. Мама не очень мой выбор одобряла, зато дедушка, помню, был рад и поддержал, сказав маме: «Не отговаривай ее, она будет хорошим учителем, а потом станет директором школы». Его слова сбылись, и для меня это удивительно. Правда, некоторое время я была заместителем директора, а потом директором детского дома, расположенного здесь поблизости. Он был известен как детдом для одаренных детей. Имел художественно-эстетический профиль. Туда я попала после девяти лет работы в школе, когда получила второе, психологическое, образование. Пришла попробовать себя в качестве психолога и задержалась на 14 лет. Как-то вскоре мне предложили должность заместителя директора по воспитательной работе, потом я стала директором. Работать с этими детьми мне очень нравилось, нравились коллеги, домашняя, почти родственная атмосфера нашего дома. Всегда тепло вспоминаю о времени, когда там работала. Сейчас детдом закрыт в связи с реализацией программы реструктуризации сети. Кто-то из детей обрел семьи, кого-то перевели в другие подобные учреждения - по-разному сложились судьбы наших воспитанников, но связи с ними, как и с выпускниками, я не теряю.
После того как детдом был закрыт, меня пригласили возглавить 29-ю школу. Я подумала и согласилась, хотя, конечно, некоторые опасения у меня были...
- Перед вами поставили невыполнимые задачи?
- Нет, конечно. Задача была и остается только одна - сделать все, чтобы качество знаний, которые дает наша школа, соответствовало требованиям, которые предъявляют образовательным учреждениям новые стандарты. Ведь, согласитесь, какими бы ни были возможности родителей, мы обязаны сделать все, чтобы они не только стали конкурентоспособными в будущем, но и чувствовали себя счастливыми, нужными и окруженными вниманием и заботой уже сегодня. А иначе какие мы педагоги, если не будем заботиться об этом?