Говорил он красиво: работать легко, добираться удобно, и, главное, вкусно кормят в перерывах. Я решила, что такой опыт был бы абсолютно нелишним в моем жизненном багаже. Нашла сайт в Интернете, телефонный номер и позвонила. У меня спросили возраст, рассказали о вакантных для меня должностях: помощнике повара, который готовит картошку и бутерброды, и кассире, до которого еще нужно было дослужиться. Условия устроили, и я поехала в главный офис. Еле-еле отыскав нужное мне здание, я зашла внутрь. Нашла нужную дверь. Приятная девушка объяснила мне, что сначала нужно заполнить анкету работника, в которой указывались возраст, место жительства, ожидания от работы, выбранная должность. После заполнения я направилась на собеседование. Уже другая, не менее приятная девушка спрашивала меня, планирую ли я работать только в летний период или как. Потом она достала толстую папку с адресами кафе, выбрала ко мне ближайшее. Начало приятное: создавалось ощущение, что все делается в пользу работника, что позже оказалось не совсем правдой. Также мне объяснили, как и где сделать медкнижку, что все затраты фирма возьмет на себя, и как только книжка будет готова, мне позвонят и сообщат день выхода на работу.
Со всеми подготовительными процедурами я смогла управиться за три дня. А звонка пришлось ждать две недели. Со мной связалась Фарида, менеджер бистро, и сказала, что кафе, в которое меня изначально распределили, еще на ремонте, поэтому меня отправили в командировку в другое, по счастливому стечению обстоятельств оказавшееся еще ближе к дому. Командировка - термин: это когда помимо нормированной почасовой оплаты сверху еще получаешь 15 процентов. Мне пока действительно везло! Еще Фарида объяснила, когда можно зайти за формой, а когда - уже на работу. Работать до августа оставалось полтора месяца.
Первый рабочий день прошел незабываемо. Моя смена составляла тогда четыре часа в день. За один час работнику платится 65 рублей, если работаешь сверх 180 часов в месяц, оплата одного часа увеличивается на 10 рублей. Зарплата выходила грошовая, благо с июля нам ее повысили на десятку - мы стали получать по 75 рублей за час. В процессе работы появляется интерес заработать больше и больше, поэтому я часто подходила к менеджеру с просьбой увеличить рабочий день. Мой личный рекорд - 11 часов! Неплохо, да? Одиннадцать часов на ногах!
Однако вернемся к первому дню. Зайдя через вход для персонала в маленький офис «Крошки», обнаружила небольшого размера комнатку с белыми стенами, на полу стояла огромная тележка, как позже оказалось, для получения и разгрузки нового товара, перегораживающая проход. Сотрудников было совсем немного: менеджер Фарида, повар и еще две девушки. Со мной поздоровалась лишь Фарида. Внимание остальных я занимала ровно 15 секунд, после которых они дальше пошли по своим делам, абсолютно игнорируя нового работника. Фарида показала общую раздевалку, объяснила, где расположен туалет, и правила работы. Их несколько.
Первое - на работу приходить за 10 минут до начала своей смены. Второе - бейджик и кепка всегда обязаны быть на месте. Третье - руки всегда должны быть свежими, чистыми. Четвертого не было.
Меня отправили на вторую линию. Первая линия - это стенд с холодными и горячими закусками для картошки и кассовые аппараты, вторая линия - рабочие столы, расположенные чуть дальше касс, где картошка смешивается с маслом и где готовятся бутерброды. Четыре часа без перерыва я доставала из разогретой до 220 градусов печки огромные картофелины, завернутые в фольгу, клала их на лотки, разрезала, сильно обжигая пальцы, с помощью ножа смешивала саму картошку со сливочным маслом, укропом, грибами или мясом. Время не шло в принципе. Оно ползло, тянулось, пятилось. Я постоянно смотрела на часы, думая об одном: когда же закончится этот кошмар?! Пока же конца кошмара не наступило, я познакомилась с Джооматом, азербайджанцем пятидесяти лет, работавшим по 11 с половиной часов ежедневно, его женой Замирой, выполнявшей тот же объем работы, только в качестве повара, моей ровесницей Хадижей, стоявшей на кассе, и Раисат, помогавшей мне в тот день на картошке. В четыре часа дня я пулей вылетела из кафе с одной мыслью: как же я выдержу такой каторжный труд еще полтора месяца?! Работа оказалась намного сложнее, чем я предполагала.
В тот же вечер я встретилась с подругой, уже давно работавшей в Макдоналдсе. Она сочувствовала и утешала: поначалу трудно, но потом привыкаешь. Подруга уже давно работала на кассе Макдоналдса на Пушкинской, хотя тем, кому меньше 18 лет, это вроде запрещено. Кассы, кстати, я боялась больше всего, поскольку проблем с недостачей мне не хотелось.
На следующий день я также отработала четыре часа. Легче не становилось, но я решила идти до конца. Через семь дней, можно сказать, освоилась. Мне выдали множество правил по приготовлению блюд, обязательных для зазубривания. Обычно у меня было по два выходных в неделю, во время которых я лежала ничком, отходя от беготни на работе. Ноги гудели жутко. Отстоять 7 часов за размешиванием печеной твердой картошки с тридцатиминутным перерывом за весь рабочий день - дорогого стоит. Освоиться окончательно я смогла только недели через три. То, что раньше казалось невозможным, становилось все более простым. Через неделю мой рабочий день длился уже часов 6-8. Уставала, но работников в кафе катастрофически не хватало, и по просьбе менеджера я задерживалась допоздна. Последние две недели работала с двух часов дня до полуночи! Стала привыкать к тяжелому физическому труду и тому, что временами сводит руки-ноги от усталости. На работе требовалось выкладываться на все 100%: ездить, если попросят, в соседние кафе за ингредиентами, мыть пол, стены, стеллажи. Менеджеры - это девочки в возрасте от 18 до 21, сами некогда работавшие на низших должностях, поэтому к нам они придирались достаточно сильно. Они были настолько беспринципными, что беременную Раисат нагружали запредельным количеством часов, беззаботно забыв о ее недавнем выкидыше, случившемся вследствие непосильного для беременной женщины труда.
Поездив по многим кафе, я заметила, что в них работают преимущественно приезжие. Москвичи просто не идут туда из-за низкой зарплаты. А мигранты готовы на любую работу, и грязную, и плохо оплачиваемую. У нас же в кафе, не считая меня, русских было целых двое: Володя и Света, приехавшие соответственно из Воронежа и Донецка. У нас вообще все были очень доброжелательными, друг другу помогали. Ближе к концу моего «срока» мы действительно притерлись друг к другу.
Когда я уходила, меня не хотели отпускать. К тому моменту я уже стояла на кассе, хорошо готовила горячие блюда и всегда шла навстречу менеджерам: если просили выйти в выходной день или пораньше - выходила. Однако билеты на море уже куплены, чемоданы собраны, заявление на увольнение написано и подписано. Фарида и другие девочки звали поработать и в учебном году, ну хоть на несколько часов в день. Но нет, этот период моей жизни закончился. За полтора месяца я заработала 28 тысяч рублей. Несоизмеримо с тем, как тяжело мне было выжить. Однако этот первый серьезный опыт научил меня общению с начальством, сотрудничеству с людьми, пунктуальности.
Денег мало, работы много, но я действительно советую подросткам пробовать себя в работе, не просиживать свободное время за компьютером. Потому что важны не деньги, главное - воспоминания о рабочем процессе! Как получала премии в виде «летуалевских» подарочных карточек номиналом в 1000 рублей, карточки «Евросети», бесплатные фруктовые коктейли, оставшиеся после закрытия кафе. Где еще в Москве поупражняешься в знании английского языка с нечаянно забредшими в кафе иностранцами? Где получишь грамоту лучшего работника июля?! Вот именно, нигде! Так что дерзайте, зарабатывайте свои первые деньги, которые потом потратите на покупку нового телефона! Работать - это интересно!