Собака быстро взбежала на пригорок и улеглась возле большого шершавого валуна. Мы, не торопясь, поднялись следом. Внизу перед нами расстилалась зеленая долина, подернутая утренней туманной завесой. Солнце быстро поднималось над дальним, покрытым редкой щетинкой леса хребтом. Заискрились росинки на травах. Заиграли дивным цветом адонисы, пионы, крокусы. Свет и тепло заполнили горы. Внизу отчетливее стали видны пруды, разбросанные по склонам белые домики и бродящие по лугам кони.
- Так здесь было всегда, - сказал мой провожатый, подумал и добавил: - Еще при напеях...
- Кто это такие? - спросил я.
- Одно из таврских племен. Идем, я тебе покажу и их святилище, и могилы вождей...
Тропа нырнула в лесок, обогнула распадок и стала подыматься на хребет, откуда открывались волнистые серо-зеленые дали. Эти места под северными склонами самой обширной и дикой в Крыму Караби-яйлой люди облюбовали давно. Около двух тысяч лет назад здесь обитали тавры. А точнее, одно из таврских племен - напеи. Слово греческое, означает «нимфы долин». Кстати, культура тавров уникальна и самобытна, но известно о ней очень немного. Остались вечные каменные памятники - дольмены, менгиры, кромлехи. Это и надгробия, и родовые усыпальницы, и древнейшие астрономические инструменты - расположение их четко указывает на некоторые созвездия и небесные светила. Позже здесь обосновались татары. У подножия горы Карт-Кая они основали село Куртлук. В советское время тут были большие конефермы совхоза «Зеленогорский», единственного коневодческого хозяйства в Крыму. Ныне в Куртлуке, после войны переименованном в Пчелиное, и десятка жилых домов не наберется. До села Головановки, через которое проходит шоссе из Белогорска на Приветное, около двенадцати километров по разбитому проселку. Зимой, когда горы заваливает снегом, или во время осенней распутицы не всякая машина по нему пройдет. Я добирался до Пчелиного пешком. По лесной широкой тропе шагалось бодро и легко. Совсем незаметен был постоянный подъем. За очередным поворотом дороги открылось село. Приютил меня на ночь Саша Гринько - дюжий улыбчивый бородач-молдаванин. Как оказалось, бывший геолог и заядлый турист, ныне успешный предприниматель. Живет в Симферополе. Но постепенно стал обживать горный Крым. И в будущем себя видит только в Пчелином. «Знаешь, я давно мечтал о таком месте, - признался он мне за вечерним чаем из диких трав, - где можно было бы вольно, спокойно, а главное, только своим умом и трудом жить». Узнав, что я пробираюсь к морю, Саша усмехнулся: «Туда ты всегда успеешь. Задержись у нас хотя бы на денек - не пожалеешь». Я охотно согласился, тем более что мой маршрут по Крыму не был четко определен: море - это так, уже не тяга, тем более не страсть, а привычная с детства цель, традиционное завершение горных скитаний.
Из старожилов в селе почти никого не осталось. Вместо них здесь поселились те, кому стали тесны города, в ком силен зов гор, природных стихий. Из Феодосии сюда вместе с семьей перебрался, например, Володя Толстов. С детства он увлечен спелеологией, тут, в Пчелином, она стала его профессией. В свое время, исследуя шахты, колодцы, гроты Караби, Володя открыл до десятка новых пещер. Рассказывая об этом, он скромно замечает: «Каждый ищет и находит свою пещеру. А я просто нашел их для каждого». Маленькая уютная семейная турбаза Толстовых (с тишиной, парным молоком, баней и прочими атрибутами уединенного горного отдыха) может в любое время принять гостей. И новичка (как здесь говорят, «чайника»), и опытного скалолаза глава семейства всегда готов сопроводить, снабдив современным специальным снаряжением, почти в любую пещеру Караби-яйлы. Их тут около четырех сотен. Среди них Солдатская - самая глубокая пещера Украины (517 м). Спуск в нее, а также в пещеры Нахимовская, Дружба, входит в разработанный Толстовым туристский маршрут «Малая яйлинская кругосветка».

Окончание в следующем номере

фото автора