Военная служба здоровья насчитывает более 1100 различных учреждений, около 3 тысяч подразделений в низовых звеньях. В военно-медицинской службе Минобороны - 184 госпиталя и лазарета (47,9 тысячи коек), 152 поликлиники (70 тысяч посещений в день), 44 санатория и дома отдыха (20,1 тысячи мест), 41 лаборатория, 50 учреждений госсаннадзора.

Заметим, что военная медицина есть не только в Российской армии и Военно-Морском Флоте. В нашей стране кроме Министерства обороны солдаты, прапорщики и офицеры служат еще в 11 федеральных силовых структурах (МВД, ФСБ, ГУИН Минюста, ФСО, МЧС, СВР и другие). И у каждой из этих больших и малых силовых ведомств есть своя военная медицина со своими кадрами, инфраструктурой, финансированием. Разумно ли такое «рассредоточение» медицинских сил и средств, особенно в наше время, когда в казне в целом и в бюджетах силовых структур в частности нет лишних денег? Отвечает ли оно интересам защиты здоровья россиян в погонах?

Медики Министерства обороны давно предлагали создать объединенную территориальную систему медицинского обеспечения частей и учреждений разных силовых ведомств, размещенных в определенном районе, гарнизоне, регионе. И такое решение было принято Советом безопасности РФ. До 2005 г. в России будет сформирована унифицированная сопряженная система тылового (и в том числе медицинского) обеспечения всех силовых структур. Они станут на медицинское довольствие к Министерству обороны как наиболее крупной и развитой военной структуре государства.

Какие выгоды сулит переход к единой общефедеральной системе военно-медицинского обеспечения? Прежде всего, исчезнет система взаиморасчетов между родственными федеральными медицинскими структурами. Если человек в погонах нуждается в медпомощи, он не должен задумываться, какому ведомству принадлежат поликлиника, госпиталь и перечислят ли за него деньги. Создание такой общефедеральной системы даст возможность оптимизировать количество лечебных учреждений, избавиться от ненужного дублирования. Объединенная система позволит выработать единую стратегию развития военно-медицинской службы, экономно и эффективно расходовать выделяемые на ее содержание финансовые средства, совершенствовать систему подготовки кадров, координировать научно-исследовательские работы, накапливать и эшелонировать запасы медтехники и имущества на объединенных складах.

То, что объединенную территориальную систему медицинского обеспечения создают на базе службы здоровья военного ведомства, вполне закономерно. Как отметил начальник Главного военно-медицинского управления Министерства обороны РФ генерал-полковник медицинской службы Иван Чиж, в Вооруженных Силах создана и действует очень эффективная система подготовки кадров. Профессиональный уровень офицеров медицинской службы традиционно высок. Достаточно вспомнить, в каких условиях и с каким качеством военные медики работали в Афганистане, а позже - в Чечне и Югославии. В центральных военных клинических госпиталях имени Бурденко, Вишневского, Мандрыки, в госпиталях военных округов и флотов уровень медицинской помощи по многим параметрам соответствует мировому.

Фундаментальность и непрерывность образования - основополагающие принципы подготовки военных врачей, исторически свойственные российской военно-медицинской школе. Такая подготовка кадров организована в высших военно-медицинских учебных заведениях: Военно-медицинской академии, Государственном институте усовершенствования врачей Минобороны РФ, Самарском, Саратовском и Томском военно-медицинских институтах. На их базе создана и функционирует стройная система обучения: первичная подготовка, последипломный период (интернатура, факультет руководящего медсостава, клиническая ординатура, адъюнктура), повышение квалификации и аттестация. Данная система соответствует Государственному стандарту, обеспечивает взаимообмен кадрами с гражданским здравоохранением и преемственность в оказании медицинской помощи.

Военная медицина способна полностью обеспечить себя высококвалифицированными специалистами, но ежегодно более 70% всех увольняемых военных врачей уходит, не достигнув предельного возраста пребывания на военной службе. В результате армия и флот постоянно испытывают дефицит военных медиков. Сохранение офицеров - дело государственное, военный врач должен быть обеспечен и защищен государством выше своих гражданских коллег.

Военная медицина всегда славилась своими профессионалами, блестящими организаторами. Не удивительно, что за последние десять лет два генерала военно-медицинской службы стали министрами здравоохранения России. В круговерти перестроек и реформ военной медицине удалось сохранить свой «золотой фонд» - ученых, специалистов, практиков. Она располагает уникальным потенциалом. В военно-медицинской службе сосредоточено более 10% медицинского научного потенциала России, около 25% общего числа научных кадров Вооруженных Сил. Более 2 тысяч работников медслужбы имеют ученые степени и звания, в том числе - 7 академиков, более 200 профессоров, 665 докторов наук, 2058 кандидатов наук, 28 заслуженных деятелей науки, 52 лауреата государственных премий. Ежегодно 25-30 специалистов удостаиваются почетного звания «Заслуженный врач Российской Федерации». За их плечами - многолетний опыт, причем такого опыта спасения раненых и больных людей, пожалуй, нет ни в одной военно-медицинской службе любой из стран мира.

Так распорядилась история, что за последние десятилетия наша армия практически не выходила из боев и военных конфликтов. При всей трагичности событий в Афганистане, Таджикистане, двух чеченских кампаний для армейских медиков работа в боевых условиях имеет большое научно-практическое значение. Усилия огромного военно-медицинского организма, всех его структур и подразделений концентрируются на решении реальных, практических задач, прежде всего на том, чтобы свести к минимуму наши потери, спасти, выходить, поставить на ноги практически безнадежных тяжелораненых и больных солдат, офицеров. И результат, как говорится, налицо.

Так, если в годы Великой Отечественной войны летальность (смертность) раненых в военных госпиталях составляла 5,7%, в Афганистане в 1980 г. - 5,6%, а в 1988-м - 2,8%, то во время антитеррористической кампании на Северном Кавказе - в пределах 1,5%.

Словом, свое предназначение военная медицина оправдывает. В процессе реформирования военной организации государства она стремится выйти на такие позиции, чтобы человек в погонах чувствовал заботу государства о своем здоровье, мог в любое время получить квалифицированную медицинскую помощь.