Приветствуя участников конференции, директор школы Ирина Молчанова заметила, что мероприятие традиционно собирает большую аудиторию и вносит свой посильный вклад в формирование профессионального сетевого сообщества, которое открыто новым конструктивным идеям, задает определенную научную планку в современной школе. Кроме того, нынешняя конференция в отличие от предыдущей имеет уже международный характер, и в ней принимают участие не только педагоги, но и ученые.
Действительно, по мнению доктора педагогических наук профессора Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена Андрея Ахаяна, школа сегодня стоит перед лицом объективно серьезных вызовов. Неуклонно растет процент учащихся, предпочитающих домашнее обучение, экстернат. Скажем, по Москве этот процент уже достигает 10-15. Также неуклонно растут дидактические возможности Глобальной сети. Они доступны практически для каждого школьника. В будущем оперативность получения необходимой и зачастую полной и хорошо структурированной информации по предмету из Интернета будет превосходить возможности сегодняшней реальной школы. Учителю-предметнику станет все труднее конкурировать с возможностями Глобальной сети. Вполне возможно, он станет заниматься не обучением, а развитием школьника, гибко и квалифицированно используя ресурсы Глобальной сети и ее коммуникационные возможности. Можно и логично предполагать, что в среднесрочной перспективе классно-урочная система в ее сегодняшнем виде перестанет быть бесспорно оптимальной формой передачи знаний следующему поколению.
Как считает доктор педагогических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Леонид Илюшин, сценариев развития школы может быть несколько. Например, первый сценарий, от которого, как считает ученый, школа уже застрахована, ограничительно-конфликтный. Потому что тренд по жесткому ограничению Интернета, фильтрации контента в нашей стране уже обозначен в плане доступа детей к соответствующей информации и дальше не пойдет. Специалисты в области сетевого прогнозирования уверены, что со временем этот сценарий окончательно сойдет на нет, поскольку человечеству гораздо выгоднее и правильнее искать ресурсы взаимодействия с Сетью как с саморазвивающейся системой, чем изобретать новые модели ограничения, тем более если учитывать, что образовательный потенциал Сети растет быстрее.
Второй сценарий, которому следуют многие образовательные учреждения, хотя интенсивность его реализации ограничена материально-техническими ресурсами и квалификацией кадров, - это сценарий заинтересованного сотрудничества. Он не несет в себе яркого откровения. На самом деле это идея постепенной, планомерной интеграции той образовательной, воспитательной системы, которая традиционно существует в школе, с ресурсами Сети.
Третий сценарий тоже достаточно распространен, но вопрос в том и состоит, куда школа планирует выйти из него - во второй или в первый сценарий. Это хаотичный нейтралитет. То есть когда образовательное сообщество делает вид, что ничего серьезного по отношению к внедряемым в школе стандартам, к изменению содержания образования, к способам взаимодействия не происходит, и хранит нейтралитет. Однако он не конструктивный, а хаотичный, потому что Сеть и сетевой ресурс постоянно вмешиваются в пространство взаимодействия с учениками и в процесс собственного образования.
По мнению Илюшина, главным вопросом становится следующий: что такое на сегодня сетевой образовательный ресурс? Является ли он сочетанием ресурса обучающего и ресурса воспитывающего? Что-то мешает сказать, что Сеть обладает воспитательным потенциалом, но, с другой стороны, реальная жизнь подсказывает, что влиянием она обладает даже большим, чем прямое влияние взрослого. Ответ на этот вопрос - это дело дидактов, специалистов по обучению, психологов и тех, кто занимается детским интеллектом.
Для учителя основными вопросами при этом становятся такие: сетевой образовательный ресурс может и должен ли быть структурирован, условно говоря, по традиционным предметным областям или он сразу должен идти дальше и ориентироваться на межпредметные связи и надпредметные результаты? Должен ли он быть жестко структурирован по ступеням обучения, по традиционным дидактическим задачам - наглядность, системность, научность и т. д.? Или сетевой ресурс как саморазвивающаяся система вправе сам определить, по каким направлениям ему структурироваться?
Как считает ученый, в связи с этим в школе необходимо появление если не предмета, то выделенной области знаний, которая бы называлась «интернет-образование». Сегодня объем, качество, сложность структуры построения Всемирной сети и подсетей таковы, что выпускать школьника из 11-го класса без структурированного знания по этому поводу примерно то же самое, как не давать ему доступа к компьютеру вообще, как было десять лет назад. Учитель должен примерить на себя новую роль - не только учителя информатики, а сетевого навигатора, навигатора сетевого поведения. Если сегодняшние школьники активно начинают пользоваться сетевыми образовательными ресурсами к окончанию начальной школы, то завтра это будет происходить вне зоны контроля взрослых значительно раньше. Прежде всего потому, что устройства входа в Интернет упрощаются.


Все учебники - в кармане
Какими смыслами наделен сетевой образовательный ресурс? Он безусловный лидер в развитии познавательной мотивации школьников. Кризис интереса к традиционным методам и содержанию школьного обучения достиг своего дна. Любознательность детей тает в первые несколько лет обучения, авторитарные методы обучения не работают, а познавательная активность, предполагается, должна расти и расти, потому что количество и качество самостоятельной работы увеличиваются.
Смысл сетевого поведения в его быстром переходе в реальное взаимодействие. Само по себе виртуальное взаимодействие лишь канал. Любые проекты, возникающие в сетях, имеют смысл тогда, когда переходят в пространство реального взаимодействия.
Сетевой образовательный ресурс способствует расширению пространства чтения и письма. К примеру, детей, не очень мотивированных на традиционное школьное чтение, могла бы заинтересовать экспертная позиция учителя по сетевой литературе, по ведению Живого Журнала, открытию блогов. Это может привлечь ребенка к учителю как к эксперту, к тому же это работа со словом.
Кроме того, с помощью сетевого ресурса расширяется пространство сетевых социальных ролей. Сегодня они четко выражены, и школьники независимо от того, знаем мы или нет, хотим или нет, являются либо участниками сообществ, либо экспертами, либо наблюдателями. Это те социальные роли, ответственность за сопровождение которых несет в том числе и школа.
Как сани готовят летом, так и педагогическому сообществу нужно уже сегодня быть готовым к тому, что через три - пять лет возникнет ситуация, когда практически вся школьная литература будет располагаться на электронном носителе. До 30% обязательного школьного контента образования будет вынесено на дистантный уровень. Об этом нужно думать сейчас, скажем, планируя навигационные курсы. А педагогу не следует упускать из виду то, что сегодня рейтинг репутации учителя, который представлен в сетевом профессиональном сообществе, значительно выше, потому что степень дискуссий, которые там происходят, уровень погружения в проблему, уровень доверительности общения несопоставимо выше, чем на каких-то формальных педагогических встречах.
Как будет выглядеть новая система обучения, не знает никто, но главное кажется очевидным - учитель должен будет виртуозно владеть навыками интернет-общения с детьми и коллегами. От этого будет зависеть профессиональный успех.

Санкт-Петербург