Загадка Ларисы Удовиченко

- Почему вы, известная киноактриса, решились выйти на театральные подмостки?

- В театре я мечтала работать давно, мечте мешали осуществиться бесконечные съемки, которые следовали то в одной картине, то в другой. Но от предложения Виталия Мефодьевича Соломина отказаться не смогла. Его великий театральный профессионализм и талант сразили меня наповал, так что вскоре я приняла участие в премьере «Сирена и Виктория» по пьесе А.Галина, где играла вместе с Ириной Розановой и Виталием Соломиным. К сцене привыкала трудно, чувствовала себя студенткой, но мне повезло, что рядом со мной были замечательные актеры, которые помогали чем только можно. Так что все происходило как бы само собой.

- Я убедился, что успехом пользуется и другая антреприза, где вы играете вместе со Стасом Садальским, «Кто последний за любовью?».

- Стас мой большой друг. Мы давно мечтали о каком-то совместном проекте, вот и родился этот спектакль.

- Вы наверняка знаете, что о вас ходит легенда, очень похожая на правду. Когда мужчины, поклонники кино, слышат ставшую уже знаменитой фразу из кинофильма «Мимино»: «Ларису Ивановну хочу!», то сразу же представляют вас, Ларису Удовиченко. Вы часто слышите ее по отношению к себе?

- Конечно, слышу. Я знаю, что с юности нравлюсь мужчинам, хотя их вниманием не злоупотребляю. В этом отношении я человек очень разборчивый, обращу внимание только на талантливого и умного мужчину. В то же время внешняя красота для меня особого значения не имеет: пусть мужчина будет чуть красивее обезьяны.

- Но вы снимались с такими потрясающими актерами.

- У меня были самые разные партнеры, среди которых были и, действительно, потрясающие мужчины. С литовцем Регимантасом Адомайтисом снималась в картине «Мужчина для молодой женщины», с Иваром Калниньшем - в «Зимней вишне». Это настоящие джентльмены, воспитанные и очень обаятельные кавалеры.

- Что для вас любовь в кино?

- Только не обнаженка. Обычно подобные сцены прошу режиссера убрать. Любовь - это взгляды, прикосновение, по-моему, гораздо интереснее играть ее предчувствие.

- И все-таки в некоторых фильмах вы раздевались.

- «В сукиных детях» у Леонида Филатова мне, действительно, пришлось раздеться, но, если помните, меня снимали только со спины. Я долго не соглашалась, но Ленечка пришел ко мне домой, встал передо мной на колени и умолял сыграть сцену, где я должна была обнажиться перед чиновником, пообещав сделать это деликатно и красиво, без какой-либо пошлости. В конце концов я сказала «Да». Леня не обманул: получилось без вульгарности. Но все равно чувствовала себя после этого плохо, стыдилась перед родителями, дочерью, близкими друзьями.

- Режиссеры не относились к вам с повышенным вниманием?

- Ни мне, ни моим подругам - красивым актрисам, никогда не приходилось получать ту или другую роль, вступая в любовные отношения с режиссером. Это, по-моему, нужно только бездарным актрисам.

- С партнерами по съемкам романы у вас бывали?

- Никогда. У нас могут быть только чисто дружеские отношения, и не больше.

- Ваша кинематографическая карьера с самого начала развивалась успешно?

- Свою работу в кино я начинала под руководством таких мастеров, как Сергей Герасимов, Станислав Говорухин, Владимир Меньшов. Огромное впечатление на меня произвел Михаил Швейцер, у которого я снималась в экранизации «Мертвых душ». Никогда не забуду сотрудничество с Евгением Матвеевым, поставившим трилогию «Любить по-русски». Евгений Семенович сделал очень хорошее кино. Мы все немножко скучаем по фильмам советской эпохи, когда не стыдно было сопереживать главным героям, их проблемы были близки и понятны каждому зрителю. К тому же в этих картинах, как правило, всегда был счастливый конец. Согласитесь, даже нам, взрослым людям, нужно хоть чуточку сказки.

- Всего вы снялись в семидесяти с лишним картинах. Помните свою первую роль?

- Сергей Герасимов в 1974 году поставил фильм «Дочки-матери», в котором, можно сказать, «увековечил» наш курс. Мне досталась роль эгоистичной девочки Гали. Потом были съемки в картинах «Красное и черное», «Трын-трава», «И это все о нем», «Пена». За роль Кати в фильме «Такие же, как мы» мне был присужден специальный приз на всесоюзном кинофестивале. Огромное удовольствие доставила работа в картине Никиты Михалкова «Автостоп».

- Вы обычно не играете главные роли, чаще эпизоды, но какие это бывают эпизоды...

- Я счастлива, что в основном играю характерные роли, это, пожалуй, моя огромная актерская удача. И главное при этом - то, что я не боюсь экспериментировать над своей внешностью. И гримом изуродовать можно, и синяк под глазом поставить. В такой роли, в отличие от лирической, характер доминирует над внешностью.

- Удовлетворение вам принесли все ваши работы?

- Нет, конечно, разные были роли, среди них встречались и проходные, были и откровенные неудачи. Но зато запомнились встречи с интересными режиссерами, актерами, каждая из них стала школой профессионализма.

- Настоящая популярность к вам пришла после выхода на экраны сериала «Место встречи изменить нельзя».

- Картину «Место встречи изменить нельзя» снимали в моей родной Одессе, а дома, как говорится, и стены помогают. Я ходила по знакомым улицам, вспоминала детство и чувствовала себя по-настоящему счастливой. Сериал «Место встречи» так часто показывают по телевизору, что мне, видно, от Маньки Облигации уж не избавиться никогда. Но я очень люблю эту роль и этот фильм.

- Раз уж заговорили о детстве, давайте вспомним о нем подробнее. Вы ведь не случайно выбрали профессию актрисы?

- Конечно, не случайно. Моя мама закончила Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. К сожалению, актрисой она стать так и не смогла, потому что отец был военным, и его служба была связана с постоянными переездами. Мы колесили по всей стране, жили в военных городках, так что ни о какой карьере актрисы мама не могла и мечтать. Но, видимо, от мамы мне передались актерские гены, сколько себя помню, всегда мечтала сниматься в кино, и я решила ехать в Москву.

- Поступили сразу?

- Подала документы практически во все театральные вузы Москвы и... везде провалилась. Лишь во ВГИКе мне сопутствовала удача. Сергей Аполлинарьевич Герасимов и Тамара Федоровна Макарова приняли меня на свой курс.

- У вас был по-настоящему «звездный» курс. Наверное, часто встречаетесь?

- Нет, не встречаемся. Мы на курсе не дружили, и мне неизвестно, кто где сейчас. Большинство однокурсниц вышли замуж за иностранцев и живут за границей.

- Вас часто узнают на улице?

- Всегда. Как бы я ни пряталась, какие бы темные очки и шляпы не надевала, стоит что-нибудь сказать, как сразу узнают по голосу.

- У вас есть любимая роль?

- Не могу забыть работу над картиной «Валентина». Здесь я встретилась с такими яркими личностями, как Глеб Панфилов и Инна Чурикова, Родион Нахапетов. Там мне, кстати, пришлось даже поправиться на семь килограммов.

- Сбросили вес быстро?

- Да нет, это набрать лишний вес легко, а худела я как раз очень тяжело. Мой обычный вес 50-52 килограмма при росте 164 см.

- И как же вам удается держать себя в форме?

- Никогда не придерживаюсь никаких специальных диет, к спорту тоже равнодушна. Просто стараюсь не переедать, не ем мучного, сладкого. У меня и мама всегда была худенькой.

- Вам кто-то подсказал, что классический - это ваш стиль?

- Нет, до этого я дошла самостоятельно, так сказать, опытным путем. У меня целая коллекция костюмов, большинство которых от хороших фирм, поэтому они служат долго. Цвет обычно предпочитаю черный, белый, насыщенный красный, синий и розовый.

- Каким образом восстанавливаетесь после напряженного дня?

- Стараюсь высыпаться. Еще люблю дикую природу, лес, море и тепло. В Одессе у меня живут родственники, там есть небольшой домик на лимане, где растет много цветов, виноград, фруктовые деревья. Там я отдыхаю среди близких мне людей.

- Вы снялись в сериале «Даша Васильева», где сыграли главную роль. Чем он вам запомнился?

- Главное тем, что я встретилась с Дарьей Донцовой, мы с ней сразу нашли общий язык.

- Говорят, вы по характеру похожи на свою героиню.

- Может быть. Я, как и Даша Васильева, люблю, чтобы вокруг меня была дружеская, хорошая атмосфера. У моей героини веселый, бесшабашный дом, в котором живут всякие кошки, собаки, хомяки. И после, когда она получает в Париже наследство, в ее особняке много друзей. В ее доме тепло всем ее друзьям.

- Вы часто говорите, что на первом месте у вас дом.

- И это так. Мне неинтересны всевозможные тусовки, посещаю только те мероприятия, которые непосредственно связаны с моей профессией. Бываю, конечно, на церемониях вручения «Ники», «Золотого овна», на кинофестивалях, где представлены фильмы с моим участием. Но ведь нередко приглашают для того, чтобы потом сказать, что вот, мол, на презентации были Удовиченко, Розанова, Костолевский...

- Вашей дочери уже четырнадцать лет. Наверное, мечтает пойти по стопам мамы?

- Сейчас трудно сказать, кем она станет. Сейчас Маша увлеченно занимается музыкой, наверное, это у нее от отца, он - пианист. Я очень хочу дать ей хорошее образование. Когда-то со мной случилась одна неприятная история. Во Вьетнаме ко мне обратились по-английски, по-французски, затем по-немецки, но я ничего не ответила, потому что не знала ни один из иностранных языков. После этого я решила пойти на курсы английского. Я поняла, что современная женщина должна быть образованна. Еще я хочу, чтобы дочь была счастливой и свободной.

- Вы скрываете свой возраст?

- Никогда его не скрывала. Я с 1955 года, мне мой возраст нравится, и я не мечтаю о возвращении молодости.

- У популярности есть обратная сторона?

- Конечно. После того как на экраны вышел сериал «Место встречи изменить нельзя», я стала регулярно получать письма от человека, который находился в местах не столь отдаленных. Он писал, что через десять лет выйдет на свободу и приедет ко мне. Разумеется, я считала это несерьезным. Но как-то он, действительно, появился перед дверью моей квартиры. Звонил, стучал, кричал, что пришел на мне жениться. Пришлось позвонить в милицию. Его скрутили и увезли. Тогда мне стало по-настоящему страшно.

- У режиссера Петра Тодоровского вы снимались в картине «Жизнь забавами полна», где сыграли хромоножку. Роль получилась?

- Думаю, что получилась. Я придумала, как сыграть мою героиню, чтобы ее хромота казалась естественной. Под пятку подложила... обыкновенные канцелярские кнопки. Когда наступала, испытывала сильную боль, так что и играть-то ничего уже не надо было.

- О чем картина?

- О любви, о женщинах, которые хотят стать счастливыми. Сниматься у Тодоровского очень интересно, это веселый, ироничный и легкий человек. Так что мне, я считаю, в очередной раз повезло.