- Клавдия Алексеевна, почему вы выбрали именно профессию учителя?
- Я с детства так решила. Родилась я в 1917 году, папа - пожарный, мама - работница ткацкой фабрики. Мы жили в доме пожарных, 30 человек в двух флигелях. В нашей коммунальной квартире жили 4 семьи, всего 11 детей. Когда все дети выходили во двор, я проводила зарядку, была у них в качестве командира. Нас в семье было пятеро детей. Брат, Николай, отслужил три года, а потом началась война, и его взяли зенитчиком. Второй брат, Василий, ушел добровольцем на фронт в 17 лет, но под Ельней попал в плен, в Австрии был расстрелян. Третий брат, Владимир, работал на заводе мастером. А сестра Нина самая первая умерла у нас, сразу после матери. Отец умер от воспаления легких. Вот так я и осталась одна.

- Когда началась война, вы были в Москве?
- Да, я уже отработала в татарской школе №523 старшей пионервожатой два года. Потом меня перевели в женскую школу №626 имени Р.С.Землячки (теперь школа №1258). В этой школе я окончила 11-й педагогический класс и попросила перевести меня в 518-ю мужскую школу, где работала в две смены: утром - учителем начальных классов, а вечером - старшей пионервожатой.

- Сложно приходилось?
- Я очень активной была, сидеть себе не давала. Октябренком была, звездочку помню, как одевали, пионеркой была, тоже помню, как галстук завязывали, потом комсомолкой, кандидатом партии, а затем и в саму партию вступила. Всегда была на передовой. В спортивных соревнованиях участвовала, первое место в районе по лыжным гонкам завоевала. Я отличник народного образования. В Голландию отправляли от роно, где меня рекомендовали на работу директором и учителем.

- Клавдия Алексеевна, мы сейчас часто говорим, что дети непослушные, сложные, в школах возникают трудности, особенно у молодых педагогов. Какими были дети военных лет?
- Дети были очень хорошие, я очень любила их, а они меня. Когда мне надо было уйти в райком, я могла легко их оставить одних. Уходя, я им говорила: «При мне хоть на голове ходите (хотя такого никогда не было), но уйду - чтобы вас не слышно было!»
Я никогда не наказывала учеников, не ставила в угол, не выгоняла. А за что? Был у меня такой ученик Романенко. Во время самостоятельной работы вертелся, отвлекал других, сам ничего не писал. Я его подозвала и спрашиваю на ушко: «Ты что, устал? Почему не работаешь?» «Да!» - ответил он. «Ты постой тогда рядом со мной немного, отдохни и продолжай работу, хорошо?» - «Хорошо», - ответил мальчик. Проблема решилась сама собой. Детей в классе много было, порой до 48 человек доходило. Но даже при таком количестве я всегда много внимания уделяла каждому ребенку, оставляла после уроков на дополнительные занятия. Всегда самой первой приходила в школу и самой последней уходила.

- Вы так много посвятили себя школе и детям, да еще и в такое тяжелое время. Каким, на ваш взгляд, должен быть учитель?
- Самое главное, чтобы учитель любил детей. Я так любила детей! Своих у меня не было, но ученики были для меня по-настоящему родными.

- Что пожелаете молодым педагогам?
- Любить свою работу, а работа - это дети, главное, значит, любить детей. Мне-то уже 95 лет, так что молодым желаю жить долго, здоровья, успехов и еще, чтобы каждый педагог нашел себя в этой профессии.