ратские захоронения близ деревень и поселков выглядят скромнее, чем мраморные плиты и караул у Вечного огня в больших городах. Но за небольшими могилками, зачастую похожими на обычное место погребения на деревенском кладбище, только со словами общей благодарности, выбитыми на скромной плите, сельские школьники ухаживают чаще и больше: и подкрасить оградку здесь нужно, и прибрать сор... Над братскими захоронениями на территории Новгородского района взяли шефство ученики Новоселицкой, Ермолинской, Трубичинской, Бронницкой, Борковской, Савинской, Захарьинской, Пролетарской, Панковской школ. Недавно многие образовательные учреждения приняли участие в сборе средств на восстановление братского захоронения близ деревни Самбатово, расположенной в Поддорском районе Новгородской области. Сельские школьники заботятся об оставшихся в живых ветеранах и вдовах участников Великой Отечественной: часто они одиноки, и им требуется помощь по хозяйству.
Военно-спортивные игры и военно-спортивные клубы - интересное направление патриотической работы в районе. Так, на протяжении многих лет на базах Пролетарской и Ермолинской средних школ работают военно-патриотические клубы «Патриот» и «Единый», участниками которых являются около 100 подростков. В школе деревни Ермолино старшеклассники занимаются в собственном тире и традиционно завоевывают призовые места на районных и областных соревнованиях по стрельбе.
Краеведение как одно из направлений патриотического воспитания - одно из самых интереснейших занятий, поскольку в ходе исследований можно сделать настоящие открытия!
Именно такие открытия сделал десятиклассник Тесово-Нетыльской школы Антон Эйзнер, собирая материалы для исследования по истории поселка Тесово-Нетыльский в годы Великой Отечественной войны (к слову, труд Антона занял первое место на районном конкурсе туристско-краеведческого движения «Отечество»).
«Попытка собрать материал о военных действиях в нашей местности была предпринята учащимися нашей школы еще в 1975 году, - пишет в своей работе Антон. - Учащиеся 6-го класса под руководством моей бабушки Э.А.Эйзнер писали письма в архивы, но им удалось только получить сведения об освобождении поселка. Сведения о боевых действиях 2-й ударной армии были искажены. В настоящее время ситуация несколько изменилась...
Материал по данной теме я искал в Интернете, но столкнулся с неточностями. Множество деталей, которые рассказали школьнику старожилы, являются бесценными свидетельствами. Жители деревни Рогавка, куда фашисты пришли в августе 1941 года, поджигали свои дома, чтобы не оставлять их врагу, а сами прятались в лесу.
24 января 1942 года войска 2-й ударной армии прорвали у деревни Мясной Бор немецкую оборону и устремились к блокированному Ленинграду. Через несколько дней были освобождены поселок Тесово-Нетыльский и деревня Финев Луг, в ожесточенном бою взята станция Рогавка. А.Я.Иванов, житель деревни Клепцы, вспоминает: «На поле боя осталось более 100 убитых. Могилы рыла вся деревня: земля промерзла на 90 сантиметров. Было около 300 раненых, на многих заборах после боя остались кровяные сосульки».
17 февраля в эти места приехал Маршал Советского Союза Климент Ворошилов. Войска встречали его исключительно тепло, как живую легенду. В глухом лесу у Новой Керести маршал Ворошилов посетил редакцию газеты 2-й ударной армии «Отвага». Она размещалась в землянке среди вековых сосен. Отсюда Ворошилов отправился 25 февраля в деревню Дубовик в штаб 13-го кавкорпуса.
Приезд маршала в Дубовик не являлся секретом для противника. Вечером 25 февраля Ворошилов уехал, а утром следующего дня семь «юнкерсов» старательно сбросили на деревню тяжелые бомбы. По письменным воспоминаниям В.Н.Соколова, бывшего делопроизводителя строевого отдела штаба 13-го кавкорпуса, «деревня представляла собой страшную картину перепаханной земли, окровавленного снега, человеческих рук, ног, голов, обрывков одежды и просто бесформенных кусков мяса». Во время налета на Дубовик 26 февраля погиб поэт Всеволод Багрицкий, сын известного поэта Э.Г.Багрицкого. Он служил литературным сотрудником в редакции газеты «Отвага».
С первых дней войны, будучи чистым «белобилетником», Сева Багрицкий рвался на фронт. Он пробыл на фронте ровно месяц и два дня. Воспитанный в высокоинтеллигентной среде, романтик чистейшей воды, он столкнулся с жестокой фронтовой действительностью. За десять дней до гибели Сева отправил письмо матери: «По длинным лесистым дорогам я хожу со своей полевой сумкой и собираю материал для газеты. Очень трудна и опасна моя работа, но и очень интересна. Я пошел работать в армейскую печать добровольно и не жалею. Я увижу и увидел уже то, что никогда больше не придется пережить. Наша победа надолго освободит мир от самого страшного злодея - войны».
До последнего времени считалось, что Всеволод Багрицкий погиб, когда, находясь в избе, брал интервью у одного из раненых командиров 13-го кавкорпуса. Но по свидетельству местного жителя В.Н.Николаева, поэт погиб не в доме, а был убит пулеметной очередью с вражеского самолета в 20 метрах от избы на льду реки Тосно вместе с неизвестным офицером и девушкой-санитаркой. Погибших отнесли в дом Николаева. Багрицкого похоронили на перекрестке фронтовых дорог у Новой Керести в гробу, сооруженном из ворот крестьянского сарая.
На место Багрицкого в редакцию прибыл другой известный поэт - Муса Джалиль (старший политрук М.М.Залилов). Он проявил себя настоящим героем. Однажды повернул обратно целую роту отступавших товарищей. Когда 2-я ударная армия оказалась в окружении, наступили страшные времена. Бойцы питались травой, древесной корой, пили болотную воду. Об этих днях Муса Джалиль писал:
В содрогающемся под бомбами,
Обреченном на гибель кольце,
Видя раны и смерть товарищей,
Я не изменился в лице.
Слезинки не выронил, понимая:
Дороги отрезаны. Слышал я:
Беспощадная смерть считала
Секунды моего бытия.
В одном из боев в бессознательном состоянии Муса Джалиль был взят в плен и позже казнен на гильотине в тюрьме Плетцензее в Берлине.
В мае 1942 года 2-я ударная армия даже обороняться могла с трудом. Фактически в окружении находилось свыше 62 тысяч человек. Раненых санитары вывозили на вагонетках, толкая их вручную и подкладывая трупы вместо вывороченных шпал. 21 мая Ставка наконец разрешила отвод войск 2-й ударной армии на плацдарм к Волхову. 26 мая противник начал сжимать кольцо вокруг 2-й ударной армии. Войска прикрытия к 28 мая отошли на основной оборонительный рубеж. Борьба на этом рубеже продолжалась около двух недель. Узнав об отходе 2-й ударной армии, немцы не только усилили фланговые атаки, но 29 мая бросились на горловину в Мясном Бору и 30 мая прорвались на коммуникации.
Местным жителям было предложено отходить вместе с армией. О попытке отхода житель деревни Клепцы А.Я.Иванов вспоминает: «26 мая вышел приказ на отход к Мясному Бору. Жителей предполагалось эвакуировать в Алтайский край. Мы пошли по узкоколейке. Она была забита ранеными. Мы шли впятером: мама, бабушка и трое детей. Дошли почти до «коридора», где нас капитально закрыли. Вернулись в Новую Кересть, где скопилась уйма народа - военного и гражданского. Начался настоящий голод, люди вымирали целыми семьями. Мучили комары и вши. Раз мне повезло: нашел лошадиное копыто, целый день жарил на костре, вечером разбили, разделили на кусочки». По воспоминаниям местных жителей, до Мясного Бора они не дошли; населению объявили, что проход перекрыли немцы, и велели всем расходиться по домам. 5 июня фашисты ворвались в Финев Луг, затем в Кересть. Только в феврале 1944 года населенные пункты Рогавка, Финев Луг, Тесовстрой были освобождены частями 44-й стрелковой дивизии 54-й армии Волховского фронта.
Об этом не напишут в учебнике по истории. Но так важно знать, что в лесу за твоим селом или на поле, видном из твоего окна, шли бои. Что именно за твою жизнь сражались Муса Джалиль, чьи стихи включены в школьные учебники, и Сева Багрицкий, чьи стихи включить туда не успели... И тогда, вдыхая морозный воздух января 2012-го, можно ощутить, как лют был январский мороз 1941-го, и увидеть висящие на заборе алого цвета сосульки...

Новгородская область