«Здравствуйте, моя любимая жена Ксения Ивановна и мои детки: Витя, Лида, Нина и Люся, - пишет мой дед Никита Андреевич. - Я лежу в госпитале Смоленска. Когда приеду домой, тогда сама узнаешь мое здоровье. Нет у меня одного глаза, также нанесено ранение в голову. Обо мне не беспокойтесь. Ксения Ивановна, больше уделяйте внимания воспитанию детей. Как получите мое письмо, прошу дать мне как можно быстрее ответ. Как сейчас живете, как здоровье Ваше и моих любимых детишек? Ваш папа и муж Никита».
Этот пожелтевший от времени треугольник хранится в нашей семье как реликвия вот уже более шести десятков лет. Ксения Ивановна Невдачина, моя бабушка, до самых последних дней хранила это письмо как самую дорогую ценность. Она осталась верна своему мужу, Никите Андреевичу, который через два месяца после той весточки умер в госпитале города Смоленска. Похоронен в братской могиле на Покровском кладбище, в самом центре старинного русского города.
Можно представить, что чувствовала наша бабушка Ксения, когда получила похоронку. Ровно год не дожил ее любимый Никита до Победы. Вырастила бабушка четверых детей одна, всем дала образование. Это была доля всех женщин того поколения.
Никита Андреевич до войны работал конюхом в Бикинском горфинотделе, а Ксения Ивановна занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. Их счастливой семейной жизни помешала война.
Никита Андреевич Невдачин был призван на фронт в январе 1942 года. В свой последний день пребывания на родной дальневосточной земле он, прощаясь, обнял и поцеловал всех четверых детей, жену, пообещал вернуться. Но не судьба... Не вернулся солдат с войны. Моему деду не было и 36 лет, когда он погиб.
Это письмо - последняя весточка с фронта, поэтому оно особенно всем нам дорого.
 
​Евгений ЧЕРКЕС, Уссурийск,  Приморский край