- Валерий Васильевич, вы являетесь председателем оргкомитета практически всех химических олимпиад, проводимых в нашей стране. Насколько они помогают сохранить традиции классического химического образования?
- Химическое сообщество в силу своей профессиональной деятельности выделяется из всех остальных именно стремлением к единству. Во многом благодаря этому России удалось сохранить Международную Менделеевскую олимпиаду школьников по химии, в которой принимают участие ребята из стран СНГ и Балтии. Позже к этой когорте также присоединились Болгария, Македония, Румыния, Венгрия, свое желание подключиться к этому движению выразили Малайзия, Сингапур и целый ряд других стран. Замечу, что за два последних, весьма неспокойных, десятилетия эта олимпиада не прерывалась ни разу.
- То есть интерес к химии у детей не ослабевает?
- Да, и это свидетельствует о том, что с наукой готовы связать свою жизнь очень многие одаренные ребята, а значит, у нее есть перспективы для развития. При этом хочу добавить, что за все прошедшие годы наши ученики традиционно входили в число сильнейших участников олимпиады, показывая одни из самых высоких результатов. За 16 лет не было ни разу, чтобы команда России возвращалась без медалей. У нас в стране немало школ, где работают в высшей степени профессионалы, способные увлечь детей своим предметом, дать им очень глубокие знания и развить мышление. И это напрямую связано с востребованностью наших выпускников на рынке труда. Не случайно многие из них сегодня преподают в ведущих университетах мира, трудятся в самых престижных зарубежных компаниях.
- Но ведь такие высококлассные специалисты уезжают из России, значит, нам не удалось их заинтересовать и удержать у себя?
- Это очень болезненный вопрос. На самом деле ребята хотят работать здесь, на Родине, однако мешает целый ряд проблем. Взять, к примеру, жилье. Большинство из наших студентов приехали в Москву из других регионов страны. 90% аспирантов - люди иногородние. Дети стремятся к нам со всех концов страны, мы даем им великолепное образование, но потом, когда они уезжают обратно, у них просто нет условий для нормальной жизни. Поэтому неудивительно, что люди, которые хотят и могут заниматься наукой, уезжают туда, где им предлагают максимально комфортные условия. И они охотно вернулись бы обратно, если бы жилищная проблема у нас была решена.
- Что же делать?
- В советские времена решить эту проблему можно было посредством жилищных кооперативов: съездил в стройотряд, заработал на первичный взнос, построил квартиру и продолжил работать в науке. Многие годы я от имени всех деканов химических факультетов обращался в правительство с предложением снова на уровне государства разрешить людям строить ЖСК. И лишь в конце 2011 года принята существенная поправка в Жилищный кодекс, и молодежь опять может решить жилищную проблему, вступив в кооператив.
- Но ведь дело, я так понимаю, не только в жилье?
- Самая главная угроза - отсутствие продуманной стратегии образования в целом, которая бы четко определяла, какие именно специалисты нужны для модернизации, развития экономики знаний. Что такое ЕГЭ и какова сегодня система отбора выпускников в вузы? Единый госэкзамен большинство детей сейчас сдают по обществознанию и истории. Но так нельзя! Есть фундамент образования, некое ядро наук, которое должно лежать в основе базисного учебного плана полного среднего образования. А сейчас провозглашают приоритетными вовсе не математику, химию и физику, а ОБЖ, физкультуру, какой-то непонятный предмет «Россия в окружающем мире» и индивидуальный проект. Я абсолютно уверен, что нужно в равной степени развивать как технические, так и гуманитарные науки. Ведь если человек ничего не читает и не умеет связать двух слов, ему точно так же будет трудно изложить результаты своих научных исследований в лаборатории. То есть все здесь очень взаимосвязано!
- Чем чреваты подобные нововведения?
- Дети - народ прагматичный. Если ученику, решившему поступать в Бауманку на мехмат или физтех, не нужен сертификат по химии, он ее и не будет учить. А результат заметен сразу же. У нас в МГУ три года назад на биофаке сняли требование предоставить обязательный сертификат по химии. И в первую же сессию пришлось отчислить порядка 60 человек. Потому что учебный план включает примерно 60% химических знаний. У нас единственный факультет в России, где при поступлении необходимо предъявить 4 сертификата - по русскому языку, математике, физике и химии. К тому же у нас дополнительно существует письменный экзамен по химии. Такое требование позволяет даже при небольшом конкурсе (2 человека на место) отбирать очень сильных абитуриентов, которые целенаправленно идут именно к нам.
- А в лучшие времена какой был конкурс?
- В середине 50-х он составлял до 13 человек на место. Причем тогда сдавали еще и экзамен по иностранному языку. Все это было напрямую связано с курсом на индустриализацию, химизацию сельского хозяйства, создание мощной химической промышленности. У нас читали лекции члены Политбюро ЦК, рассказывая о важности химии в построении коммунизма. Этот предмет изучали даже на философском факультете. И везде по стране шли стройки века.
- То есть сейчас мы все-таки наблюдаем некий закат интереса к химии?
- Нет, пока заката нет. Но если ничего не изменится, он нам неминуемо грозит, ведь с прошлого года на изучение химии в 10-11-х классах отведен всего один час в неделю. Я часто встречаюсь с учителями по всей стране и вижу, что мотивация к изучению нашего предмета у школьников и к преподаванию его у педагогов заметно снизилась. Свою роль играет и то, что теперь при поступлении даже в технические вузы не требуется предъявлять сертификаты по химии. Но это большая ошибка! Не может современный инженер, материаловед не знать основ химии. Да и по большому счету каждый современный человек должен знать их, ведь эта наука формирует мировоззрение.
- Сейчас очень модно ругать школу, учителей: мол, они плохо учат, плохо воспитывают. Что вы можете сказать относительно уровня образования современного учителя химии?
- Если не брать школы, которые традиционно готовят нам победителей олимпиад самого разного уровня, то в целом по стране ситуация такая же, как и в других областях и сферах знаний. Не только в химии, но и везде есть огромное количество энтузиастов, готовых работать на совесть, при этом есть и немало посредственных специалистов. Мы проводим много мероприятий самого разного рода для педагогов и школьников, организуем встречи как на базе химфака, так и в регионах. И все они в один голос жалуются на сокращение количества уроков, падение престижа предмета. Из-за плохого финансирования в школах закрылось очень много кабинетов, а ведь химия - наука лабораторная, она требует проведения экспериментов и опытов, в том числе и потому, что все это развивает интерес к предмету.
- В биологическом образовании сейчас становится модным отказ от опытов над лабораторными животными. Считается, что это негуманно, подобные опыты можно смоделировать на компьютере, а работать нужно с виртуальными объектами. Намечается ли подобная тенденция в химии?
- Одно другого не заменит. Действительно, благодаря современным информационным технологиям сегодня можно смоделировать практически любое вещество, спрогнозировать его свойства и предугадать, как оно будет реагировать с другими соединениями. Но получить-то его все равно необходимо вживую! А получив, нужно испытать его. И тут без реальных лабораторных опытов никак не обойтись.
Почему наши выпускники так ценятся в лабораториях всего мира? Потому что у них замечательные экспериментальные навыки. Они могут не только великолепно решать чисто теоретические задачи, но и просто работать руками - выдувать из стекла, паять, конструировать приборы и так далее. То есть они умеют не только хорошо думать головой, но и работать с материальными объектами.
- Как вы относитесь к уровню педагогического образования в России?
- Могу сказать, что сейчас, как и много лет назад, из вузов выходят самые разные учителя - и слабые, и средние, и сильные. Причем последние, к сожалению, в школу идут наименее охотно. К тому же если раньше престиж педагогического образования и самой профессии учителя все-таки был достаточно высок, то теперь изначально в педвузы идут те, кто не смог поступить куда-либо еще.
Несмотря на то что мы готовим химиков-исследователей, ученых, выпускники химфака МГУ очень часто становятся преподавателями. Специально для этого более 10 лет назад у нас был создан факультет педагогического образования. И любой желающий может параллельно приобрести дополнительную квалификацию учителя химии. Бесплатно, конечно же. И очень хорошо, что есть не только дети, которые хотят учиться, но и учителя, готовые их учить.
- В каких областях химической науки мы традиционно сильны?
- Мы сильны в области органической и биоорганической химии, энзимологии, катализа. Теоретические основы и принципы катализа были заложены именно российскими учеными. Ведь каталитическая химия в США началась с Владимира Николаевича Ипатьева. Хроматографию также создал русский ученый Михаил Семенович Цвет. Сейчас мы храним эти традиции, хотя во многих университетах, к сожалению, теперь даже нет возможности приобрести современный хроматограф. Очень ценятся наши исследования в области химии озона, и здесь мы по праву считаемся мировыми лидерами, наших ученых приглашают на все конгрессы по химии атмосферы. Также мы сильны в области химии природных соединений, геохимии.
- Каково ваше отношение к Болонскому процессу?
- Болонский процесс может лишь испортить все. К примеру, сейчас в нашей стране ежегодно выпускается примерно 2000 специалистов-химиков. Если мы перейдем на двухуровневую систему подготовки, то порядка 70% из них станут бакалаврами, которые вообще ничего не умеют делать. Но мы-то знаем, что для подготовки профессионального ученого-химика требуется не менее 5 лет обучения при 32 часах аудиторной нагрузки в неделю. Почему-то наше министерство вдруг озаботилось проблемой перегрузки студента и установило предел в 23 часа в неделю. К счастью, наш вуз защищен законом об особом статусе, и мы решили, что будем учить 6 лет, без первой ступени. Это поможет наиболее успешным ребятам стать интегрированными магистрами, то есть не только освоить программу, но и защитить диссертацию на звание магистра химии. Такие профессионалы будут ничуть не хуже, а, наоборот, лучше любого профессионала, подготовленного по классической Болонской системе.
- А как же интеграция в мировое пространство?
- Нам следует подумать прежде всего о себе. Страна у нас огромная, плотность населения невысокая. Дальний Восток, Сибирь - пустующие территории. В том числе и из-за ЕГЭ, который высасывает, словно пылесос, всех способных выпускников, перенаправляя их в центральные вузы страны. Посмотрите, каждый год только из одного Владивостока 1500 человек уезжают поступать в Москву и Санкт-Петербург. А кто останется? Раньше особая политика государства была направлена на то, чтобы закрепить людей там, на местах, создать для них условия, дать возможность получить образование, работу, жилье, организовать досуг. К этому необходимо вернуться, и как можно быстрее.
- В ряде случаев работодатели вполне способны оплатить обучение высококлассного специалиста, но при условии, что тот потом придет работать к ним на производство.
- Мы готовим специалистов и для промышленности. Например, с объединением «Уралхим» заключили договор на переподготовку химиков, получивших в свое время образование именно в химико-технологических вузах. Более 500 человек повысят свою квалификацию на базе нашего факультета. Кроме того, сейчас руководители наших российских компаний наконец почувствовали потребность в высококлассных профессионалах и регулярно обращаются к нам за помощью. В частности, для корпорации «Русский алюминий» мы создали первую в мире лабораторию по совершенствованию технологии производства металла. Наши ученые создали уникальный инертный анод, благодаря которому значительно уменьшились вредные выбросы в атмосферу, снизилась себестоимость продукции.
- Валерий Васильевич, что планируется обсудить на Всероссийском съезде учителей химии?
- Съезд стартует 16 февраля в
17 часов в Шуваловском корпусе МГУ. Планируется обсуждение школьной программы по химии, учебников, методик преподавания, базисного учебного плана, федерального госстандарта и так далее. Мы ратуем за возвращение классического образования в том виде, в котором оно было раньше, когда его считали лучшим в мире. Обществу нужны гармонично развитые люди!
Надеемся, что на это мероприятие обязательно придут те, от кого напрямую зависит судьба нашего образования.

____________
* Напомним, что в прошлом году уже прошли аналогичные съезды учителей математики, информатики, биологии, физики, географии, физической культуры.