Надо сразу сказать, что отношение к новому законопроекту изначально было разным. На парламентских слушаниях, посвященных образовательному законодательству, заместитель министра образования и науки РФ Игорь Реморенко обрушился на альтернативный документ с резкой критикой, тогда еще представитель Правительства РФ В.Володин подписал отзыв, в котором сообщил: правительство этот законопроект поддерживать не будет. То есть, с одной стороны, чиновники декларируют, что закон «Об образовании в РФ» должен быть поистине народным, а с другой - на дух не принимают другой закон, который, как утверждают его авторы, написан народом.
«Учительская газета», проявив толерантность и равный подход к обоим законам, провела по поводу альтернативного закона «круглый стол», в ходе которого этот документ был поддержан учителями и управленцами, хотя сделать им это было непросто. Сегодня все законы создает и вносит исполнительная власть, следовательно, их поддерживает и проводит партия власти, а альтернатива носит явный коммунистический оттенок: его официальные авторы - 12 членов фракции КПРФ в парламенте, и в определенной степени внесение законопроекта в Думу именно сейчас связано с предвыборной президентской кампанией. Но все же, оставляя в стороне этот аспект, нужно отметить, что внесение альтернативного закона - еще один повод поговорить о проблемах, судьбе и будущем отечественного образования. Это хорошо, так как вполне возможно, что кандидаты в президенты до мартовских выборов в своих программах уделят образованию больше внимания и тем самым подтолкнут официальную власть к решению тех или иных актуальных проблем.
Нельзя не сказать о том, кто создавал этот закон и какой путь он прошел, прежде чем был внесен в Госдуму РФ. В 2011 году первый вариант законопроекта, представленный под лозунгом «Образование для всех», был обсужден на парламентских слушаниях. Собственно говоря, тогда он и был впервые заявлен как альтернативный в пику официальному законопроекту «Об образовании в РФ». Дальше закон обсудил Российский союз ректоров, прошло обсуждение его педагогической общественностью, родителями и даже учащимися. Этот закон был также представлен на учительских совещаниях в августе 2011 года, получил широкую поддержку, в сентябре обсуждение прошло на Московском образовательном форуме, в котором участвовали почти тысяча человек. Авторы учли все внесенные замечания, дополнили и доработали проект закона. Сегодня они считают, что этот документ полностью отвечает новым веяниям ХХI века, впитал в себя все лучшее из опыта русской и советской школы, мировой практики и современных требований.
Понятно, что чиновники будут всемерно тормозить не только принятие, но даже обсуждение альтернативного закона в Госдуме РФ и образовательном сообществе, однако авторы настроены решительно и, видимо, надеются, что в случае с двумя законами возможен вариант доработки федеральных стандартов старшей школы, когда возникли два варианта (РАО и Кондакова - Кезиной) и была создана группа Ковальчука, объединяющая нынче все лучшее, что есть в этих вариантах, в одно целое.

Иван МЕЛЬНИКОВ, первый заместитель председателя Государственной Думы, член Комитета по образованию ГД РФ:
- Мы давно говорим: вопрос об образовании - вопрос политический. Либо система образования нацелена на подготовку обслуживающего персонала для союза олигархов и бюрократов, либо на создание поколения личностей и творцов современных технологий. Законопроект «О народном образовании», который внесен в Государственную Думу, посвящен решению второй задачи.
Сейчас битва вокруг образовательной модели серьезна как никогда. Буквально на днях сторонники правительства из Высшей школы экономики обнародовали исследование, в котором говорится: к середине столетия контингент «избыточно образованных работников на российском рынке труда может оказаться намного масштабнее, чем даже сейчас». И это в то время, когда все передовые страны ставят задачу увеличивать долю людей с высшим образованием.
Наш законопроект нацелен на полноценную работу всех звеньев образовательной системы: дошкольного, школьного, начального и среднего профессионального, а также высшего образования. Всевозможные общественные слушания, опросы, образовательные конгрессы, голосования в Интернете показали, что именно наш законопроект, а не правительственный вариант пользуется поддержкой народа. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы наш законопроект был принят за основу. Но мы готовы к компромиссам, готовы слушать поправки правительства и «Единой России», дискутировать и принимать все разумное. Но мы будем снова вносить в повестку дня ГД РФ законопроект о добровольности ЕГЭ, который неоднократно отметал прошлый созыв парламента. Это важнейший элемент, который прямо вытекает из нашего сегодняшнего стержневого законопроекта.
В новой Думе мы будем добиваться отмены Закона №83 - о коммерциализации бюджетной сферы. Этот закон Путина - Кудрина разрешает свободно вывешивать ценники на услуги в образовательном учреждении. Без отмены этого закона полноценное образование будет доступно лишь для избранных.
Несмотря на все наше недовольство действиями многих учителей и директоров школ на выборах, мы убежденно будем отстаивать право работников образования на достойную жизнь, снова поднимем вопрос о повышении социального статуса и материального положения с оплатой труда по схеме: достойная одинаковая федеральная часть плюс то, что может надбавить регион.
Очевидно, что борьба за улучшение материального положения студентов и аспирантов только в рамках бюджета малоперспективна. Наш базовый закон установит этим категориям такие размеры стипендий, которые обеспечат возможность учебы и научной работы без изнурительных, мешающих научно-образовательному процессу подработок.
Мы рассматриваем альтернативный законопроект как важный документ и намерены заручиться поддержкой студентов и их родителей, молодежи в целом.

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию:
- Прежде всего я хочу поблагодарить образовательное сообщество, которое помогло нам подготовить этот законопроект. Мы использовали законы об образовании в редакции 1992, 1996 годов и многочисленные предложения российского образовательного сообщества. За год обсуждения законопроекта произошли не радикальные изменения: в текст были внесены лишь уточняющие положения основной концепции плюс мы выставили сравнительную таблицу, где привели отличия нашего закона и того, который готовило Минобрнауки РФ. Из 76 позиций таблицы, составленной по нашему законопроекту, по 10 наша точка зрения совпадает с правительственной, по 24 позициям правительство отмолчалось, и по 40 позициям мы с правительством имеем противоположные точки зрения. Уже из этого видно, что речь идет о принципиально ином курсе образовательной политики. Каковы принципиальные отличия? Сейчас модно говорить, что образование представляет собой часть сферы услуг. На наш взгляд, это глубочайшее заблуждение: образование часть сферы производства, причем самой главной - воспроизводства самого человека. Если бы преподаватель, отправляясь на лекции, думал о том, как он окажет студентам услугу и какое получит за это вознаграждение, то такого преподавателя нужно было бы гнать из вуза, и как можно быстрее. Мы полагаем, что работа в образовании - это не оказание услуг, а служение.
Нам говорят, что расходы на образование - это бремя государства. Мы же убеждены, что это долгосрочные инвестиции, поэтому обеспечить модернизацию страны при сегодняшних затратах на образование, на наш взгляд, невозможно, так как это утопия. Те страны, которые хотели обеспечить экономическое чудо, наращивали вложения в образование. В ХХI веке это становится еще более актуальным.
Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко утверждает, что прежняя система образования плохая, поскольку готовила творческих людей, мы же, по мнению Фурсенко, должны воспитывать квалифицированного потребителя. Поэтому мы решительно противопоставляем педагогике потребления педагогику творчества и педагогику сотрудничества.
Попытка исключить человеческий фактор из образования крайне вредна. Современный учитель задавлен бюрократией. В России пять лет действовал нацпроект «Образование», за это время помогали наиболее продвинутым учебным заведениям. К чему это привело? Теперь даже сами власти признают, что в стране возникли так называемые школы-гетто, что 20% российских старшеклассников оказались функционально неграмотными, то есть читать умеют, но прочитанное не понимают. Кстати, мы же об этом предупреждали, хорошо, что до правительства это в конце концов дошло.
Мы считаем, что идеологии элитарного образования для богатых должна быть противопоставлена идеология образования для всех, убеждены, что минимально допустимый уровень расходов на образование в нашей стране должен быть не 3,5-4%, как сейчас, а 7%.
Мы полагаем, что в России нужно не закрывать сельские школы, а, наоборот, их нужно сохранять. В этой связи даже возникла грустная шутка о том, как мальчик Андрюша в 3-м классе схватил двойку и, глотая слезы обиды, решил, что, когда вырастет, позакрывает все школы, когда вырос, став министром науки и образования, закрыл около 15 тысяч школ в России. Кстати, в постсоветский период было закрыто около 20 тысяч школ.
Знание - свобода. Наш законопроект обеспечивает каждому возможность стать свободным и сильным.

Тамара ПЛЕТНЕВА, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей:
- Я много лет работала в школе, но никогда не думала о том, что предоставляю рыночные услуги детям. Мы оставались с детьми после уроков, приходили домой в неблагополучные семьи, но не за дополнительную плату. Каждому учителю хотелось, чтобы их дети лучше учились и больше знали. Сейчас это называется «рыночная услуга». Мы категорически против этого. Мы считаем, что образовательная система не должна платить налоги, а должна существовать на государственные средства. Мы считаем, что наполняемость классов должна быть не более 20 человек, что из федерального бюджета должны выделять средства на питание школьников. Мы за то, чтобы сохранить традиционный метод экзамена, а ЕГЭ оставить по выбору. Сегодня коррупция процветает в школах, одни учителя получают мизерную зарплату, а у других зарплата значительно выше. Мы предлагаем конкретные меры по исправлению этой ситуации, предлагаем отменить так называемое подушевое финансирование, ведущее к закрытию малокомплектных школ, и вернуть бесплатные учебники.