В республике проводятся конкурсы авторских материалов, в том числе учителей музыки. Это поощряет создание множества программ, которые учителя пишут себе сами. Однако эти материалы не отличаются профессионализмом и должным качеством.
Особенно тревожна ситуация с распределением часов: уроки музыки в начальной школе все больше передаются учителям начальных классов (на основании записи в дипломах о праве преподавать музыку). Директора этим удерживают учителей начальных классов. Страдают настоящие специалисты - выпускники музфаков, они остаются без нагрузки. Пример с Надеждой Ореховой. Она призер IV Всероссийского конкурса «Учитель музыки-2011». В казанской гимназии №3 ей дали нагрузку в объеме всего лишь 6 часов в 5 - 7-х классах. Директор вынужден отдать остальные часы учителям начальных классов, ссылаясь на то, что это системное явление, установка спускается сверху. Он ценит Надежду Орехову как хорошего специалиста - приобрел для нее отличный синтезатор, видеоаудиотехнику, выделил деньги на покупку учебников Критской и др., все есть для нормальной работы, кроме нагрузки. Кстати, к началу учебного года эта гимназия осталась без учителей изо, английского языка и еще ряда предметов из-за отсутствия нагрузки.
В районах РТ учителями музыки нередко работают неспециалисты - учителя, которые совмещают свой предмет с преподаванием музыки. Например, в первой половине 2011 г. мы по заданию МОиН РТ и инициативе местных органов образования провели тестирование в Сабинском районе. В целом это процветающий район, учебные заведения обеспечены всем необходимым, но учителей музыки со специальным образованием очень мало. Это в лучшем случае гуманитарии - историки, филологи, выпускник журфака и т. п., но также математики, физики, и даже есть учитель, который ведет автодело и труд, а в его школе кабинет музыки совмещается с мастерской.
К чести данного контингента следует сказать, что они справились с тестированием (правда, вопросы были средней сложности или облегченные, учитывая ситуацию). Это люди добросовестные, сами понимают несоответствие и стараются заниматься самообразованием, проходят различные курсы. Они восполняют собой отсутствие дипломированных специалистов, которых на селе не хватает еще и потому, что городских выпускников вузов не устраивают нагрузки и отсутствие нормальных зарплат.
Есть еще один деликатный момент. Программа Критской и др. предусматривает изучение духовной православной музыки. Не все относятся к этому вполне положительно, поскольку воспринимают не как культурное явление, а навязываемый атрибут чужой религиозной идеологии. Особенно это заметно в районах с преобладающим числом мусульманского населения, где учителя задают нам, вузовским педагогам, вопрос: как быть? Мы объясняем, что программа Критской и др. в общем-то не навязывает категорично этот компонент. Как мы поняли, нет возражений против альтернативы, предположим, ознакомления детей с музыкально-поэтическими традициями исламской культуры. Однако таких разработок на сегодняшний день нет, и руководствоваться учителям нечем. Этот пробел должны восполнить ученые-педагоги, предложив региональный компонент программы (есть идея разработать раздел программы, связанный с темой «Ислам и музыка»).
Самое разумное, на наш взгляд, - соблюдать в решении данного вопроса паритет. Как показывает личный педагогический опыт, студенты разных национальностей доброжелательно и с интересом знакомятся параллельно с музыкальной и художественной культурой (как известно, неотъемлемой от духовных традиций) народов с различными религиозными ценностями, и никаких противоречий здесь не возникает.
И еще печальная тенденция - из общеобразовательных школ уходят лучшие учителя музыки.

​Фэридэ САЛИТОВА, д.п.н., профессор, заслуженный работник ВШ и почетный работник ВПО РФ, заслуженный деятель искусств РТ,
Ирина ТРОФИМОВА, к.п.н., доцент, заслуженный работник культуры РТ, преподаватели отделения искусств Института филологии и искусств Казанского (Приволжского) федерального университета, Республика Татарстан