...На покатом планшете сцены странные, словно нарисованные персонажи с утрированными деталями одежды из плотной бумаги - шлем, брыжи размером с колесо, детали доспехов, - вызывающими ассоциации с Испанией времен инквизиции, чудовищами толкиеновских экранизаций и одновременно какой-то неведомой компьютерной игрой. Декорация - под стать костюмам - сценический задник, на который проецируются словно детской рукой нарисованный средневековый замок или залы под высокими сводами, а то и целые сражения весьма условных человечков, поднявших восстание против жестокого и жадного тирана. И условные детали реквизита - светящийся волшебный меч или комки бумаги, которые фантазия превращает в слитки золота. Это пьеса «Вернуть город» Леонида Дутикова.
...Девочка рисует на невидимом мольберте, и ее рисунок проецируется на экран. Но что-то ничего не выходит, а ей так хочется стать знаменитой художницей, чтобы в их бедный дом пришел достаток и она смогла подарить матери новое платье! А тут еще голоса нашептывают что-то невнятное и тревожное, пока один из этих голосов не персонифицируется в гламурную черную кошку-искусительницу. Она обещает все - славу, деньги, требуя за это весьма скромную плату: прокричать на всю улицу то, что девочка не считает правдой, спрятать, а потом изрезать новое платье забывчивой подруги, купленное той для выступления на концерте. И на экране-холсте появляется все больше деталей замечательной картины. Только вот выясняется, что все, что за это требует коварная кошка, - слишком высокая цена. Конец новеллы «Мама, я хочу рисовать» Елизаветы Сагиной светел: раскаявшись, девочка исправляет ошибки, а печальный опыт даст замысел ее новой картины.
...Поздний вечер, мальчик в кровати, но сквозь дрему слышит, как родители радуются своему обману: они отдали его пса в приют, а сыну собираются сказать, что Бим убежал. Преодолевая страх, мальчик бросается спасать собаку. Но до города далеко, без чьей-либо помощи не обойтись, и приходится чуть ли не силком вытаскивать из теплой постели сонного друга. А по дороге - и темный лес, и канава, в которую проваливаются не только мальчишки, но и повстречавшийся им лесник, а потом, добравшись до города, нужно перехитрить бдительного охранника приюта. Но, преодолев все препятствия, мальчишки и выручают своего любимца, и обретают нового друга - еще одну бездомную псину. Об этом новелла «Где же ты, Бим?» Алексея Новикова.
Вообще сюжеты всех пьес, представленных на проекте «Класс Мира», пересказать невозможно, хотя хочется делать это бесконечно. Конечно, в пересказе детские миниатюры теряют львиную долю прелести и кажутся наивно-сентиментальными. На сцене же они создают атмосферу необычайного эмоционального подъема, сердечного тепла и той подлинной человечности, ради которой и нужен театр. В течение спектакля зрители не раз хохотали, а после оваций многие, глядя на ребят-авторов, иные из которых были в инвалидных колясках, не могли сдержать слез.
Успеху проекта способствовало и то, что в спектакле были задействованы молодые, талантливые и популярные актеры московских театров, среди которых Мария Голубкина, Егор Бероев, Андрей Мерзликин, Ксения Алферова, Екатерина Волкова, Павел Баршак, Елена Морозова, Виктория Исакова, сыгравшие по несколько ролей в разных новеллах. Режиссер Юрий Квятковский использовал замечательный прием, объединивший театральные миниатюры, каждая из которых создавалась отдельной творческой группой во главе со своим постановщиком: по окончании каждого рассказа на сцену выходили расклейщики, вывешивавшие на стенд новую афишу с названием спектакля, а на экране появлялся автор, рассказывающий основную идею своего произведения. И такой же важной особенностью спектакля стала музыка, написанная специально для этого представления выпускницей «Фабрики звезд» певицей Леной Кауфман и Сергеем Старостиным на слова двух девочек - участниц проекта.
Организаторы проекта Андрей и Мария Поповы не скрывают, что идею конкурса заимствовали у своих коллег из шотландского театра «Траверс», уже на протяжении 18 лет воплощающих ее в шотландских школах. Именно драматурги театра «Траверс» привезли проект в Россию в 2004 году и выступили идейными лидерами новой для нас формы работы с подростками. Но организаторы российской версии пошли дальше, объявив конкурс по темам «Оптимизм», «Единение», «Природа», «Верность», «Любовь», «Воля», «Родство», «Дружба», «Совесть», на лучший рассказ среди детей-инвалидов и в детских домах. То есть той категории юного поколения, которая и в театре никогда, возможно, не была. И получили колоссальный отклик: 140 рассказов из всех уголков России.
Но только 10 юных авторов получили приглашение в Сочи, где под эгидой культурной олимпиады был организован мастер-класс для победителей конкурса. Азам мастерства детей учили такие известные драматурги, как Вячеслав Дурненков, Наталья Ворожбит, Вадим Леванов (который уже тогда был серьезно болен и умер - так уж совпало - накануне московской премьеры). Вскоре к ним подключились замечательные режиссеры, художники, композиторы и музыканты, и началось главное: сотворчество. Волшебство, превращающее в чем-то наивные и, возможно, несовершенные, но на редкость непосредственные, искренние тексты детей о том, что их волнует, в сценическое произведение.
Принявшая участие в проведении мастер-класса актриса Чулпан Хаматова так высказалась о проекте: «Класс Мира» - это арт-терапия для детей, которые в силу болезни или жизненных обстоятельств оказались в условиях социальной изоляции. Арт-терапия дает детям возможность через инструменты искусства быть увиденными и услышанными, почувствовать, что они нужны кому-то. Кому-то интересно увидеть их смех, услышать их слезы». Важно, чтобы этих людей стало больше.