Вообще внезапность требует динамики, она характеризует события (т. е. то, что происходит в мире); неожиданными же бывают факты, мысли, идеи или выводы.
Из сказанного вытекает различное понимание многих сочетаний, содержащих слова неожиданно и внезапно. Так, сочетание внезапно опьянел указывает на то, как произошло событие (только что был трезв, а уже через минуту пьян); напротив того, сочетание неожиданно опьянел ничего не сообщает о том, как происходил процесс опьянения - он вполне мог быть постепенным; неожиданность здесь относится к самому факту опьянения (опьянел, хотя выпил мало). Сочетание внезапный голод соотносится с событийным предикатом внезапно проголодался, а неожиданный голод указывает на неожиданность того факта, что субъект голоден - напр., если он пришел после обильного банкета. Внезапная дружба означает, что люди внезапно подружились, а неожиданная дружба означает: неожиданно, что дружат (ведь они такие разные). Ср. также: Мы полюбили друг друга так внезапно, так быстро, как будто оба вдруг сделались больны (Гончаров) и Они заключили фиктивный брак, но неожиданно полюбили друг друга.
То, что неожиданными бывают факты, а внезапными только события, объясняет, почему мы можем сказать Его появление было неожиданным/внезапным; но не можем То, что он явился, было внезапным, а только: То, что он явился, было неожиданным. С этим же связано и то, что неожиданным может быть какой-то аспект ситуации (Неожиданным было не то, что он пришел, а то, что он пришел так скоро), а внезапной - лишь вся ситуация в целом (Его приход был внезапным). Поэтому характерны высказывания, объясняющие, в чем состояла неожиданность (Неожиданным было то, что… Неожиданностью было… Неожиданность состояла в… и т. д.); для внезапности такое объяснение неуместно (Внезапным было то, что…). В отношении неожиданности осмысленны вопросы Почему/Чем это неожиданно?; В чем тут неожиданность?; Что тут неожиданного?; в отношении внезапности такие вопросы нехарактерны: Чем это внезапно?
Поскольку неожиданность может относиться к различным аспектам ситуации, высказывания со словом неожиданный могут оказаться неоднозначными. Так, сочетание неожиданное выступление профессора N. на собрании может пониматься двояким образом: то ли неожиданным был сам факт выступления (обычно профессор N. на собраниях молчит), то ли неожиданным оказалось содержание выступления (никто не ждал, что профессор N. будет говорить именно это).
Вообще отнесенность к содержанию чрезвычайно характерна для неожиданности. Скажем, неожиданная эпиграмма - это эпиграмма, содержащая неожиданный поворот мысли, сочетание неожиданное зрелище (но не внезапное зрелище) относится к неожиданности увиденного. Если внезапное решение - это внезапно принятое решение, то неожиданное решение - это не «неожиданно принятое решение», а решение, неожиданное по содержанию (точно так же, как внезапная мысль - мысль, внезапно пришедшая в голову, а неожиданная мысль - мысль, отличающаяся неожиданным содержанием).
Само существительное неожиданность используется не только как название свойства, но и как имя того, что является неожиданным, т. е. обладает этим свойством. Поэтому слово неожиданность нередко употребляется во множественном числе. Можно сказать: Нас подстерегают разные неожиданности. Существительное внезапность - это почти всегда название свойства (так говорят о факторе внезапности), тогда как происшедшие внезапно события «внезапностями» обычно не называются. Соответственно для слова внезапность множественное число нехарактерно. Вполне естественно звучит высказывание Жизнь полна неожиданностей, а фраза Чехова Жизнь так полна внезапностей!, как кажется, не вполне отвечает современной литературной норме. Можно также сказать Это было полной неожиданностью, но не Это было полной внезапностью.
Внезапность требует точной датировки события. Едва ли можно внезапно потерять зонтик, поскольку потеря зонтика предполагает невозможность точно установить момент, когда это произошло. Однако можно внезапно потерять дар речи. Мы говорим, что событие произошло внезапно, если за мгновение до него не было никаких признаков, которые позволили бы к нему подготовиться. Иначе говоря, имеет место констатация отсутствия подготовительного периода. Внезапность существует на фоне более обычной ситуации, когда определенные признаки предвещают событие и позволяют подготовиться к нему, так что оно происходит как бы постепенно. Очень привычно сочетание внезапная смерть (так как бывает, что смерти предшествует достаточно длительный «период умирания») или внезапное нападение, так как бывает объявление войны, внезапный приезд, так как о приезде принято предупреждать заранее, и т. д.
Можно внезапно вспомнить что-либо (внезапность здесь заметна на фоне того, что можно вспомнить и не внезапно, а долго и мучительно вспоминая), но, как правило, нельзя внезапно забыть, хотя вполне нормальны сочетания Он вдруг забыл… или Он неожиданно забыл… (впрочем, сочетание внезапно забыть оказывается допустимым в некоторых особых ситуациях, когда необходимо подчеркнуть отсутствие постепенности: Он внезапно забыл все французские слова).
Отсутствие признаков, предвещающих событие, вообще говоря, вещь объективная. Внезапный ливень - это ливень, который объективно ничто не предвещало: небо было ясным, светило солнце и т. д. О том, что внезапность - это не субъективное впечатление, а объективная реальность, свидетельствует и возможность таких фраз, как Мне показалось, что это произошло внезапно: из них очевидно, что одно дело - как показалось, а другое - как было на самом деле. Поэтому для внезапности, в отличие от неожиданности, нет необходимости в «фигуре наблюдателя», внезапность может остаться никем не замеченной. В примере из «Мастера и Маргариты» М.Булгакова отсутствие восприятия внезапно происшедшего события даже специально подчеркивается: Маргарита бросилась на колени, прижалась к боку больного и так затихла. В своем волнении она не заметила, что нагота ее как-то внезапно кончилась, на ней теперь был шелковый черный плащ.
Таким образом, неожиданность соотносится с субъектом (то, что оказалось неожиданным для кого-то одного, может не быть неожиданным для другого), а внезапность - нет. Заметим, что неожиданность (но не внезапность) может соотноситься с какими-то другими аспектами ситуации наблюдения (ср. резкое похолодание, неожиданное для нашего мягкого, ровного климата, но не: резкое похолодание, внезапное для нашего мягкого, ровного климата).
Разумеется, «неподготовленность» события, происшедшего внезапно, относительна. Внезапное нападение могло долго и тщательно (но тайно) готовиться нападавшими; фактор внезапности состоит здесь в том, что к нападению не могли подготовиться те, на кого напали. Однако это ничего не меняет. Невозможность подготовиться к событию для каких-то участников ситуации устанавливается вполне объективно.

​Алексей Шмелев, доктор филологических наук, профессор, заведующий отделом культуры речи Института русского языка имени В.В.Виноградова РАН