Проза и поэзия в одном флаконе

Учитель во все времена мог себе позволить быть любым. У Чехова учителя - жалкие неудачники, живущие на сущие копейки, у Паустовского - строгие наставники в парадных мундирах, благоухающие французскими одеколонами, у Кассиля - творческие личности. Директор и до революции, и в советские времена фигура строгая, подневольная, жестко подчиняющаяся приказам и указаниям вышестоящих, отвечающий за все и вся. Вольница для них была, пожалуй, только после 1917 года (как тут не вспомнить Республику Шкид!) и во времена перестройки. Директор мог сам создать свою школу - такой, какой он ее видел в золотых снах. Да и общество хотело само приложить руку к назначению руководителя школы. В то время, когда первый заместитель руководителя Московского департамента образования Лариса Курнешова была заведующей Калининградским роно, впервые были проведены выборы директора школы. История эта весьма поучительная.

Выборы те были открытыми, состязание честным, соискатели (а среди них были и методисты, и педагоги, научные работники) представляли свои программы развития школы. Но победил в борьбе тот, кто серьезной программы не представил, - инженер, имеющий детей и принимаюший активное участие в работе родительского комитета. Просто он говорил эмоциональнее и публицистичнее, чем все остальные участники. Те все о методиках, программах и прочих «мелочах», а он - о демократии, об уважении прав педагогов и учащихся! Все это оказалось для уважаемой комиссии гораздо важнее педагогических мечтаний. (Кстати, вся эта история позволяет понять, почему на самых различных выборах в то время общество выбирало не грамотных экономистов и управленцев, а тех, кто ругал советское время и эмоционально обещал все мыслимые свободы и суверенитеты). Инженер победил в конкурсе, стал директором, приступил к своим обязанностям. Он был хорошим человеком, с уважением относился к учителям, которые тоже за него проголосовали единогласно, заботливо относился к ученикам. Но в школе занимался исключительно мужским делом - ремонтировал замки в дверях, латал крышу, закупал самые эффективные моющие средства, заботился о мебели. Сначала все этому очень радовались, но постепенно радость уходила, уступая место досаде. Директор посещал уроки, но в методике совсем не разбирался, поэтому дать учителю грамотный совет не мог и оценить его работу был не в силах. Он раздавал своим подчиненным исключительно житейские советы, хотя те могли во всех отношениях дать ему сто очков вперед. Через несколько месяцев директор ушел. Сам. Потому что не смог реализовать ни одного своего благого обещания. Победитель конкурса оказался профессионально непригодным. На его место пришел обычный назначенец, который работает, если не ошибаюсь, до сих пор, звезд не хватает, обещаний не раздает, тянет директорскую лямку и обеспечивает нормальную работу школы.

Вот это - «обеспечивает нормальную работу школы» - сегодня становится очень важным. Каждый директор обречен быть завхозом, все зависит от его знакомств, умения пробивать, договариваться, находить деньги. Проза и поэзия в одном флаконе - для него горькая реальность. Когда в твоей голове должны умещаться думы об унитазах и одах, жить и работать, наверное, совсем непросто.

В своем развитии директорский корпус прошел как по синусоиде - от идеологического диктата он воспарил к педагогическому творчеству, к разнообразию школ, а потом рухнул под грузом хозяйственных забот - попробуйте сохранить школу, когда денег не дают на элементарные нужды. Все директора бились за жизнь своих школ, но одни старались получить необходимое, создавая уникальные учебные заведения, и тогда их имена (Мильграм, Ямбург, Тубельский) становились визитной карточкой учебного заведения и помогали получить дополнительные ресурсы в виде финансирования программ, грантов, субсидий. Другие же сосредоточились на выбивании денег из родительских карманов без всякого на то права, используя эти средства отнюдь не на улучшение положения учителей и учеников. Коррупция в образовании родилась и живет благодаря тем слабым директорам, которые свою неспособность руководить прикрывают мздоимством. В результате к сегодняшнему этапу развития школы, когда ее нужно модернизировать и обеспечивать высокое качество образования, коллективы и их руководители подошли по-разному: одни с высокой степенью готовности к позитивным переменам, другие - утопая в болоте обыденности. Все в зависимости от того, какой директор школу возглавляет.

Возникает вопрос: а понимают ли сами они свою роль в истории школы? Видимо, нет, потому что никто, подобно отважному и мудрому Мильграму, не уходит, почувствовав, что силы уже не те. Директора-пенсионеры, не отдавая себе отчета в том, по силам ли им управленческая ноша, судорожно держатся за свои кресла, строго сохраняя прежние модели и отвергая то, что предлагает новое поколение педагогов. Чаще всего таких педагогов из школы стараются выживать, отсюда невероятное количество конфликтов сотрясает сегодня российские школы. Чаще всего управленцы считают эти конфликты личностными, но на самом деле они глубоко сущностные и принципиальные. Это конфликты борьбы за будущее новой модернизированной школы. И тут я понимаю, почему сейчас так настойчиво отстаивается идея управленческих советов - видимо, только они в состоянии отрезвить нынешних директоров и привести в школу новых. Видимо, это единственно возможный путь, потому что уволить старых (именно старых) руководителей, даже не соответствующих всем современным требованиям, невозможно - нет на то законных оснований. Хочется надеяться, что управленческие советы приведут в школы не просто инженеров, но и «инженеров школ», потому что модернизация школы предполагает выстраивание всех сторон ее жизнедеятельности.

Но выстраивание это не должно быть механическим. Директор сегодня должен стать многозначной фигурой, педагогом-новатором, человеком, видящим и создающим творческую концепцию развития школы. Это должен быть хороший методист, понимающий, какие новейшие технологии нужны для реализации такой концепции, это должен быть менеджер, умеющий использовать современные управленческие модели для работы с коллективом, экономист, разбирающийся в экономике образования, наконец, грамотный психолог, создающий в коллективе комфортный климат. Помилуйте, разве возможно появление в школе такого человека, который совместит в себе столь необходимые для школы качества? На такой вопрос не нужно искать ответ - такие люди сегодня работают в лучших российских школах, их опыт и нужно было бы заимствовать и распространять. Но беда в том, что воспитание таких людей может быть только штучным.