«Крылатые качели» Евгения Крылатова

Музыке учился по картинкам

- Евгений Павлович, вы росли в простой рабочей семье. Как же получилось, что вы решили пойти учиться в консерваторию?

- Я сам с Урала, сначала мы жили в небольшом городке Лысьва Пермской области, затем переехали в Пермь. Наша семья хоть и рабоче-крестьянская, но в то же время была интеллигентной. Отец, простой рабочий человек, замечательно играл на скрипке. Круг интересов у него был широкий, особенно он любил классическую музыку, часто слушал пластинки с записями Бетховена, Шопена. Меня рано отдали в фортепианный кружок Дома пионеров, потом я закончил музыкальную школу. После седьмого класса поступил в музыкальное училище.

- У вас что, дома был рояль?

- Сначала, конечно, инструмента не было. Откуда в нашем рабочем районе Мотовилиха, где все жили в деревянных домах без удобств, рояль... Но мне купили самоучитель со специальным вкладышем, где была нарисована клавиатура, по ней-то я и учился играть. Через какое-то время местное управление культуры предоставило мне во временное пользование черный рояль, который полностью занимал одну из двух комнат в нашей коммунальной квартире. Это был такой допотопный прямострунный инструмент. Потом, когда уже учился в музыкальном училище, родители купили мне старенький рояль. В 1953 году я отправился покорять Москву, решив учиться только в столичной консерватории.

- Кто же вам помог туда поступить?

- Наверное, Господь Бог, наградивший меня какими-то способностями. И еще помогали очень хорошие люди. Директором музыкального училища в Перми был замечательный музыкант, скрипач Николай Александрович Митрополов, впоследствии он возглавил управление культуры. Николай Александрович направил меня и моего друга Александра Немтина в Москву на смотр молодых музыкантов, который проводила как раз Московская консерватория. Сюда съехались молодые люди буквально со всей страны. Мы показывали свои сочинения. Так получилось, что отобрали только четверых, среди которых были и мы с Александром. В результате мы получили рекомендации, которые подписал известный композитор Шапорин, для поступления в консерваторию на композиторское отделение. Так что у нас в каком-то смысле была фора. Но на вступительных экзаменах провалили теоретические предметы, потому что у нас в Перми сольфеджио и гармонию не преподавали. Пошли за документами, но директор консерватории Александр Свешников, удивительный, должен сказать, человек, разрешил нам сдавать дальше. Вот так я и стал студентом.

- Кто учился вместе с вами?

- У нас была очень сильная группа. Достаточно назвать такие имена, как Алемдар Караманов, Альфред Шнитке, Эдуард Лазарев, на старших курсах в то время учились Родион Щедрин, Андрей Эшпай, Александра Пахмутова, Юрий Саульский...

От распределения отказался

- Каким образом вам удалось остаться в Москве?

- Это, конечно, было гораздо сложнее, чем поступить в консерваторию. Когда я ее закончил, то был уже женат, рос сын. Мне предложили по распределению поехать в Самарканд, но я отказался. Мне в грубой форме сказали, что, мол, государство его учило, а он не хочет отрабатывать. И здесь мне помог мой педагог, известный композитор, автор многих балетов, в то время директор Большого театра Михаил Иванович Чулаки. Он помог мне получить в поликлинике Большого театра какую-то справку, которая позволила мне еще на год задержаться в Москве. Я понимал, что настоящий музыкант должен жить и развиваться только в большом городе, для меня это была Москва. На последнем курсе удалось прописаться в Московской области, для этого пришлось даже дать одной женщине деньги «на расходы». Вскоре Вешняки, где я был прописан, оказался в черте города Москвы, так я и стал москвичом.

- Свою первую песню вы написали, еще учась в консерватории?

- Консерватория давала фундаментальное академическое образование, которое, я считаю, мне было необходимо получить. Песни я, действительно, какие-то писал, относил их на радио, но они были безликие, однодневки. Своей первой настоящей песней я считаю «Колыбельную Медведицы» из мультфильма «Умка». Ее исполняют до сих пор. От нее я и веду отсчет своим песням.

- И много песен вы написали?

- Думаю, что наберется в общей сложности сто с лишним. Видите ли, я никогда не работал специально в песенном жанре, моя стезя - кино. Я написал песни к фильмам «Достояние республики», «Ох, уж эта Настя», «И это все о нем»... В «Приключениях Электроника» впервые прозвучала песня «Крылатые качели», которая стала моей визитной карточкой. Два года назад режиссер Леонид Нечаев снял картину «Сверчок за очагом». К этой картине я специально написал восемь или девять песен на стихи Юрия Энтина. И сейчас продолжаю писать музыку к кинофильмам, где звучат новые песни. Нередко бывает, что песни выходят за рамки фильма и живут самостоятельной жизнью. Одной из последних любимых и дорогих песен мне стала «Будь со мною...», стихи на мою музыку написал Юрий Энтин. На моем юбилейном концерте, который в феврале прошел в концертном зале «Россия», Николай Басков исполнил одну из моих новых песен «Господи, помилуй». Особняком у меня стоит песня, которую я написал в 1986 году к кинофильму «Гостья из будущего» «Прекрасное далеко», кстати, Николай Басков на моем юбилейном концерте замечательно спел и ее. Популярными стали песни и из фильма «Чародеи».

Специально для детей я не писал

- Почему композиторы так мало пишут песен для детей? Да и у вас их не особенно много.

- Скажем так, что я никогда не писал специально для детей. Даже мои так называемые детские песни все-таки как бы для всех возрастов. Согласитесь, трудно назвать песню «Прекрасное далеко» сугубо детской. То же я бы сказал о «Крылатых качелях», «Лесной олень», «Будь со мною»... А почему другие композиторы мало пишут для детей, мне сказать трудно, наверное, это не каждому дано, должен быть определенный склад души.

- Вы как-то заметили, что из современных фильмов исчезли песни. Неужели у нас нет композиторов, способных написать хорошие песни?

- Скажем так, что исчезли сами фильмы. Сейчас снимают в основном боевики, какие-то уголовные картины, там особо не запоешь, разве только под гитару.

- Евгений Павлович, вам нравятся современные исполнители?

- Вы имеете в виду эстрадных певцов? Я не говорю о таких признанных мастерах, как Лариса Долина, Иосиф Кобзон, Валентина Толкунова, Сергей Захаров, Александр Градский, Лев Лещенко. Другое дело, что по различным программам телевидения мелькают одни и те же лица, звучат одни и те же песни - это просто кошмар. Погоня за так называемым рейтингом, рекламой самым пагубным образом отражается на телезрителях. И тем не менее мне кажется, что у нас все-таки появляются молодые талантливые исполнители. И не все дело только в голосовых данных. У иных певцов прекрасный голос, а на сцене они выглядят, как пустое место. А есть и наоборот. Все решает наличие таланта.

Никогда не боялся конкуренции

- Среди композиторов-песенников имеется конкуренция?

- Ее в принципе не может быть. Искусство отличается, например, от спорта тем, что у нас не гонятся за рекордами. Ну как могут композиторы друг с другом соперничать? Разве можно назвать, к примеру, соперниками того же Шопена и Моцарта?

- Многие песни популярными и любимыми делают певцы.

- Согласен с вами. Например, песню «Лесной олень» впервые исполнила замечательная певица Аида Ведищева, которая сейчас живет в Америке. И во многом благодаря ей песня получила такую популярность. Но все-таки, по-моему, если песня получилась, то рано или поздно найдется достойный исполнитель и даст ей путевку в жизнь. Плохую же песню, как бы ее ни раскручивали, вскоре забудут.

- Вы пишете музыку для конкретных исполнителей?

- Конечно. Например, когда писал музыку к картине «Достояние республики», то уже знал, что исполнять песни там будет Андрей Миронов. Но таких «поющих» актеров все-таки не так много, и приходится искать певцов, голос которых «ложится» на голос киноартистов. В фильме «Чародеи», как известно, главную роль исполнил Александр Абдулов. Я сначала записал песню «Представь себе весь этот мир огромный», которая звучит в картине, с несколькими хорошими профессиональными певцами, но их пение не «слилось» с созданным на экране образом, и тогда Абдулов сам исполнил эту довольно трудную вокальную вещь. На мой взгляд, он сделал это вполне достойно.

Вдохновения не жду,

я работаю

- Как рождается ваша музыка? Это длительный процесс или внезапное озарение?

- На этот вопрос всегда отвечаю так: я не жду никакого вдохновения. В кино я проработал практически всю жизнь. Это же производство, которое связано определенными сроками, обязательствами, разве можно ждать, когда тебя посетит озарение? Я должен сесть за этот вот рояль и выдать мелодию, свою продукцию. И никого не интересует, есть ли у меня настроение, желание писать музыку или нет. Я часто цитирую Чайковского, который говорил, что вдохновение не посещает ленивых.

- А во сне не озаряло?

- Было, было такое, но, правда, довольно редко.

- Музыка каких композиторов наиболее созвучна вам?

- Я с детских лет был воспитан на классической музыке. У нас дома было огромное количество пластинок с записями опер, симфоний. В юности сам переиграл практически всю классическую музыку, которая мне была доступна в клавирах. Я играл Шопена, Бетховена, под огромным впечатлением был от музыки Прокофьева... В какой-то момент открыл для себя Шостаковича и уже не мог больше представить свою жизнь без его гениальных произведений.

Я богатый человек. Духовно

- Ваши песни у всех, можно сказать, на слуху, они звучат по радио, на телевидении, в концертах. Наверное, вы один из самых богатых людей в нашей стране?

- Вы что, смеетесь? Вы знаете, у меня есть один прикол. Когда я встречаюсь с людьми, которые явно кичатся своим богатством, то говорю им: «А знаете, я тоже очень богатый человек» и продолжаю: «В основном духовно...». Что значит богатство? Я не нуждаюсь, не голодаю, до недавнего времени у меня была «Нива», теперь купил себе машину «Нива Шевроле», еще вот поживу, поработаю и на «Шевроле», возможно, заработаю.

- Вы народный артист России, лауреат Государственной премии СССР, лауреат премии Ленинского комсомола, лауреат города Москвы. Как с вашими регалиями вам сейчас живется?

- Хорошо. Хотя бы потому, что Господь Бог дал мне возможность дожить до семидесяти лет и, как видите, я в хорошей физической форме. Много езжу по стране, до сих пор востребован - это для меня главное.

- По гороскопу вы - Рыба. Вы соответствуете характеристике своего знака зодиака?

- Наверное, соответствую. Я человек очень покладистый, не конфликтный. Что еще? Уже 23 года совсем не пью, никогда не курил, но в последнее время стал покуривать сигару.

- Евгений Павлович, а как вы познакомились со своей женой?

- Севиль - сестра композитора Алемдара Караманова, очень одаренного человека. Когда я учился на третьем курсе, как-то пришел в общежитие и увидел красивую девушку. Мне она очень понравилась, мы познакомились, стали встречаться, а потом поженились. Несомненно, сыграл тот фактор, что она сестра такого яркого, незаурядного человека. Севиль закончила юридический факультет МГУ, но никогда по специальности не работала, посвятив свою жизнь семье. Она потрясающая хозяйка, превосходно готовит, в доме всегда идеальный порядок. У нас двое детей. Старшему Павлу уже 45 лет, он - сценарист, его дочь Маша учится уже в университете на философском факультете. Младшая наша дочь Мария закончила Московскую консерваторию, она теоретик, живет вместе с нами. Для своих детей я всегда старался быть в первую очередь другом, относился и отношусь к ним с большим уважением. Раньше мы очень любили устраивать праздники, жена все прекрасно организовывала, а сейчас, к сожалению, уже и возраст не тот, и многих друзей уже нет.

- Вами прожита большая жизнь. Что проходит быстрее: молодость или зрелость?

- Быстрее проходит сама жизнь, особенно быстро пролетают последние годы... Но все-таки приятно думать о том, что и после меня будут продолжать петь мои песни.