Ольга МАКСИМОВИЧ, заместитель главного редактора «Учительской газеты»:
- Сегодня мы будем говорить о том, как сфера образования может помочь детям с проблемами здоровья учиться, развиваться, выбирать жизненный путь и осваивать профессию. Тема очень актуальна, особенно учитывая статистику по количеству детей - инвалидов с детства и ребят, которые теряют здоровье по каким-либо обстоятельствам. Вот печальные цифры из Интернета. Ежегодно миллион двести тысяч человек становятся инвалидами, причем 95% - пожизненно, хотя они и трудоспособного возраста. Однако есть новости, которые радуют. Новые строящиеся школы и вузы в регионах планируются с учетом того, чтобы ученики и студенты с проблемами здоровья могли свободно передвигаться. Один из последних примеров - здание Дальневосточного федерального университета с безбарьерной средой. Давайте поговорим сегодня о таких точках роста, о том, какой положительный опыт помощи детям-инвалидам уже существует и каковы главные проблемы, требующие решения. Тяжелая болезнь, инвалидность не должны становиться для ребенка окончательным приговором, барьером, который он никогда не сможет преодолеть. Давайте поговорим о том, как сегодня государство, общество, педагоги, врачи помогают таким детям.
Борис КОРОСТЫЛЕВ, директор научно-образовательного центра «Социальная защита детей и молодежи», член-корреспондент Академии медико-технических наук:
- С моей точки зрения, по своей сути, по своей направленности создание стажировочных площадок по коррекционному образованию - это самый умный проект. В чем его особенность? На стажировочных площадках проводятся курсы повышения квалификации для работников образования, которые занимаются с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Здесь они знакомятся с передовым опытом, с разными моделями социализации детей, то есть интеграции их в общество, как она происходит на всех уровнях: от детсадов до школы. Их несколько видов. В каждом есть свои преимущества и недостатки.
Как дети социализируются в дошкольных учреждениях, насколько они готовы к обучению в обычной школе? Какие встречаются проблемы у ребят с ограниченными возможностями здоровья? 70% детей - с нарушением интеллекта, остальные - с нарушением слуха, речи, зрения, опорно-двигательного аппарата, с задержкой физического и психического развития. Почему кто-то из них оказался в обычной школе, а кто-то в коррекционной? Судьба их определилась на первом этапе - в детсаду. Здесь закладывается основной потенциал их дальнейшего развития.
Если на первом уровне хорошо поработали с детьми, достаточно реабилитировали их, подготовили к первому классу, тогда многие из них смогут учиться в обычной школе. А после нее ребята должны получить профессиональное образование, которое необходимо им для жизни в обществе. Мы в этом проекте не касались вузов.
Стажировочная площадка - это конкретный детский сад, или школа, или профессиональный колледж. На всех этапах образовательного процесса ребенок должен проявить себя максимально, все свои возможности, какие у него есть. Выбор профессии для него особенно важен. И наша первостепенная задача состоит в том, чтобы помочь ему стать конкурентоспособным на рынке труда. Решить ее очень сложно, но надо помнить, что единственное спасение таких детей - в качестве образования. Поэтому стажировочные площадки - одна из наших надежд, что с этой проблемой мы справимся.
Каждая из них имеет свои особенности. Здесь многое зависит от руководителей региона, общественности, родителей. На этих площадках мы хотим показать лучшие модели, в том числе и организационно-правовые, обучить специалистов разных категорий: и управленцев, и администраторов. А главное - педагогов-дефектологов, которые непосредственно работают с детьми. По каждому региону мы обучили более трех тысяч специалистов.

Ольга МАКСИМОВИЧ:
- Этот процесс у вас уже завершен?

Борис КОРОСТЫЛЕВ:
- Он определен до 2014 года. И будет развиваться дальше. На этих площадках будут пропагандироваться самые лучшие модели, которые есть в России. Чтобы привлечь более широкое внимание, мы на старте провели семинары в 14 городах страны - от Благовещенска до Санкт-Петербурга. Нам удалось привлечь 12 лучших профессоров и преподавателей-европейцев из Голландии, Хорватии, Испании, Франции. Они добились в этом направлении лучших результатов и с удовольствием откликнулись на наш призыв. Приехали в Россию и активно работали.
В семинарах участвовали и лучшие российские ученые, в том числе дефектологи. Дефектология - та отправная точка, которая должна изменить ситуацию. Роль стажировочной площадки в том и состоит, чтобы показать, как происходит социализация наших детей на разных уровнях, посмотреть современные технологии.
Ирина ТЕРЕХИНА, консультант Департамента воспитания и социализации детей Минобрнауки РФ:
- Проект действительно очень интересный и нужный. Обучение детей с ограниченными возможностями здоровья у нас проходит и в обычных детсадах и школах, и в специальных коррекционных. Многие из них накопили уникальный опыт, добились интересных результатов. И, как сказал Борис Алексеевич, к этой проблеме в разных регионах относятся неодинаково и не везде успешно справляются с ней.
До 2013 года у нас уже продумана стратегия по развитию стажировочных площадок. Обязательно в эту параллель будут включены и вузы как одна из моделей успешной социализации таких детей. В прошлом году два дошкольных учреждения были стажировочными площадками, где работали с детьми с нарушениями слуха, а в этом будут детсады, где воспитываются дети с нарушением зрения. Через год - с нарушением опорно-двигательного аппарата. Вводим различные модели для работы с детьми с различными нарушениями. То же самое делается по школам. Отбор площадок происходит на конкурсной основе, то есть мы выбираем лучшие модели, которые нам предлагают из разных регионов. На одну модель в 2011 году было по 5-6 претендентов. Это говорит о том, что опыт в субъектах есть, они готовы им поделиться. На свое развитие стажировочные площадки получают поддержку из федерального бюджета. А субъекты тоже свою лепту должны внести в этот проект.

Ольга МАКСИМОВИЧ:
- А на что они могут потратить деньги?

Ирина ТЕРЕХИНА:
- На материально-техническое оснащение, улучшение материально-технической базы этих площадок.
Мы хотим, чтобы стажировочные площадки были оснащены по последнему слову техники и науки, чтобы можно было создать действительно инновационную среду для этих детей. И затем тиражировать этот опыт. Скажем, приехали специалисты на стажировку, посмотрели и аналогичные модели начали распространять в своем регионе.
Нам требуется такое количество площадок, чтобы в каждом федеральном округе было представлено несколько их видов, сеть их будет расти, будет включено и высшее профессиональное образование. Работать площадки будут в течение учебного года.
Татьяна ВОЛОСОВЕЦ, директор Института психолого-педагогических проблем детства РАО, кандидат педагогических наук:
- Мне бы хотелось сказать о том, что проект, который осуществляет федеральная целевая программа, охватывает не только детей с ограниченными возможностями здоровья, но и детей-сирот, оставшихся без попечения родителей. Стажировочные площадки будут содействовать развитию психолого-педагогических и медико-педагогических социальных центров. Но главное - они предназначены для решения самой болевой проблемы - обучения, воспитания, коррекции детей с ограниченными возможностями здоровья.
Стажировочные площадки создаются как на базе детских садов, школ, так и техникумов и колледжей. Сейчас ситуация складывается следующим образом. С одной стороны, есть потребность общества, чтобы детей обучали в специальных коррекционных учебных заведениях. Но есть у нас в стране огромные регионы, где от границы до границы свыше 700 км, и тогда очень сложно получить коррекционную помощь по месту жительства. Скажем, в Красноярском крае два варианта обучения таких ребят. Либо ребенок будет жить в интернате и приезжать домой только на каникулы, либо оставаться дома и учиться в обычной школе. Сегодня в России создаются такие классы в обычных школах. Это необходимо детям, которые хотят учиться дома.
В массовой школе ребенок находится в состоянии социальной интеграции. Он принимает участие во всех школьных мероприятиях, фестивалях, олимпиадах, праздниках, хотя сам образовательный процесс проходит на основании коррекционных программ. И в этом есть свои плюсы и минусы.
У нас по традиции существуют курсы, которые длятся 72 часа. Но всем ли педагогам нужно учиться такое длительное время? Скажем, если у дефектолога уже есть достаточно высокая теоретическая подготовка, то ему можно пройти стажировку за 6-8-12 или 20 часов. Перенять предложенный ему опыт. Выбрать модель, потом попробовать внедрить ее у себя, а после этого вернуться на ту же стажировочную площадку, добрать что-то из того, что не удалось сразу, или же поделиться своим опытом, который удалось получить в другом месте для распространения его дальше.
Мы в рамках этой программы стали обучать тьюторов. Они выстраивают образовательный маршрут, по которому приехавший педагог будет двигаться. Определяют, сколько ему потребуется на это часов в зависимости от его подготовки. От этого зависит и содержательный аспект.
Теперь приехавшему на курсы не нужно отсиживать лишние часы и слушать ненужную ему информацию, а только то, что ему необходимо. И это поможет учителю сберечь время. Поучившись, он сможет либо создать собственную модель, либо пройти процесс внедрения модели, с которой ознакомился на стажировочной площадке.
Следует отметить еще один важный момент - регионы почувствовали, что им самим нужно развиваться в этом направлении. Стоять на месте нельзя. Вместе с тем не нужно изобретать свой собственный велосипед. Жизнь развивается настолько стремительно, что времени на какие-то свои ненужные изобретения нет, нужно взять то, что уже есть у других, осознать это и внедрить у себя.
В регионах есть очень интересные наработки по интеграции таких детей в общество. Любопытный опыт по профессиональной подготовке, подготовке ребят к жизни накоплен в Липецке. У них начинается предпрофессиональное обучение с 5-6-х классов. В это время ребенок более или менее определяется, кем стать, куда пойти - в медицинский колледж, музыкальный или в профессиональное училище. И тогда родители за его будущее спокойны.

Ольга МАКСИМОВИЧ:
- А дистанционная поддержка предполагается?
Татьяна ВОЛОСОВЕЦ:
- Да, мы общаемся не только очно, на семинарах. Проводятся видеоконференции. Это огромное поле деятельности. Об этом заранее все оповещаются. И вот мы сидим в Сети по 5-6 часов. Наши преподаватели, профессора общаются со слушателями. Обсуждается большое количество вопросов. Мы даем на них развернутые ответы, более полные, чем при живом общении.

Борис КОРОСТЫЛЕВ:
- Стажировочные площадки не широкая зеленая улица. Это всего лишь предлог для серьезной беседы о судьбе наших детей и инвалидов. Много проблем. И они обсуждались на этих площадках. Был обмен мнениями и опытом между представителями регионов.
Ольга МЕЗИНА, директор Департамента дошкольного, общего и дополнительного образования Министерства образования Ульяновской области:
- Я подписываюсь под каждым словом Бориса Алексеевича и Татьяны Владимировны. Это действительно уникальный проект. Будучи еще директором гимназии, я впервые встретилась с ребенком с ограниченными возможностями здоровья. Родители привели к нам ученика с ДЦП. Мне тогда казалось, что в обычной школе учить его невозможно. И потом я наблюдала взаимоотношения наших ребят с этим мальчиком. Они всячески помогали ему, опекали. И все это делали по-доброму. И ребенку было вполне комфортно учиться в обычной школе.
В нашей области есть понимание значимости этого проекта на уровне губернатора. Когда было объявлено о конкурсе на стажировочные площадки, мы предложили модель по работе с детьми с патологией слуха. Мы шли по разным направлениям. В том числе создавали специальные детские сады для детей с ограниченными возможностями здоровья. Кроме того, дети сразу шли в обычный детский сад и в обычную школу.
И в том и в другом случае необходимы хорошо подготовленные специалисты. Есть разные способы повышения квалификации, разные способы передачи опыта. В прошлом году мы принимали гостей на нашей стажировочной площадке и, конечно, постарались им передать накопленный нами опыт. Наши преподаватели не только рассказывали, но и показывали, как это нужно делать.
Учительский опыт настолько уникален, что его нельзя передать просто по книгам, он передается только из уст в уста, из рук в руки. В нашем проекте это особенно ярко проявляется. Система мастер-классов - наиболее ценный способ передачи опыта. Мы не только демонстрировали его, но и учились у своих гостей. Считаю, что за этим проектом будущее.
Лариса ТЫЛЬЧЕНКО, директор специальной (коррекционной) школы-интерната I, II видов, Абакан, Республика Хакасия:
- Вот уже восемь лет прошло с тех пор, как была создана наша школа, потому что в ней была большая необходимость. Считаю, что без хороших условий, без материально-технической базы ни о какой социализации речи быть не может. Мы добиваемся успехов, потому что наш интернат имеет всю необходимую аппаратуру, которая соответствует современным нормам и требованиям, для проведения занятий со слабослышащими и глухими детьми.
Территория Хакасии огромная. И все же многие родители, веря и надеясь, что их дети получат в интернате необходимое образование, соглашаются отправить ребенка далеко от дома. Мы принимаем детей с четырех лет, но к нам поступают детишки разного возраста. Часто родители не хотят отпускать такого маленького ребенка. Но чем раньше они его привезут, тем лучше для него.
Практика показала, что у нас нет ни одного неговорящего ребенка независимо от диагноза. У нас такая сильная аппаратура, какой нет даже в республиканской больнице. Она позволяет на ранней стадии определить дефект. В помощь родителям, детям которых исполнился год, мы создали центр, где ведут прием психологи, врачи, сурдопедагоги. Была разработана специальная программа помощи родителям.
Если ребенок находится дома и не получает нашей помощи, то он вырабатывает свою технику общения. И тогда таких ребят трудно переучивать. Если ребенок прибыл к нам в восемь лет, то его нельзя сравнивать со сверстником, с которым мы занимались с четырех лет. У последнего значительный запас слов и хорошая техника произношения. А у первого даже нет звука. Мы убеждены: необучаемых детей нет. Это подтверждено нашей практикой.
Наличие необходимых технических средств, высококвалифицированных кадров, сложившейся системы работы с родителями - все это позволило достичь хороших результатов. Многие наши питомцы решают те же математические задачи, что и ученики лицея. Считаю очень важным повернуть социум к ребенку, это необходимо для успешной интеграции наших детей. А ученики наши к этому готовы.
Гостям, приехавшим к нам на учебу, показываем, как мы работаем с нашими детьми, учим пользоваться аппаратурой. Я считаю, что коррекционная школа должна стать ресурсным центром для массовой, которая тоже будет принимать таких учеников.

Борис КОРОСТЫЛЕВ:
- Мы должны четко понимать, что у глухого ребенка только два пути в жизни: либо овладеть жестовой речью, которой пользуются большинство глухих людей в нашей стране, либо общаться на нормальном языке, как и все мы.
Детям, которые усвоили обычную речь, гораздо легче получить профессию, они быстрее входят в жизнь. Однако и за рубежом тоже есть люди, которые пользуются в общении жестами. Естественно, мы берем самые передовые технологии для речевого развития детей. Хакасский опыт показывает: глухих детей можно научить обчной речи, и тогда у них будет гораздо больше возможностей определить свою судьбу. У нас за последние пятнадцать лет многое сделано по внедрению речевых методик. Но остается проблема с оснащением, это оборудование выпускают только Франция и Хорватия.
С трех до семи лет - это вполне достаточный срок для подготовки ребенка с ограниченными возможностями к учебе в обычной школе. Если он так и не заговорил, то его следует считать педагогически запущенным.

Ольга МЕЗИНА:
- Те дети, которые приходят из специализированных детсадов, вполне могут учиться в обычной школе. Это очень важно для их социализации.

Татьяна ВОЛОСОВЕЦ:
- Если есть возможность начинать работать с детьми с четырех лет - это нужно делать. Чем раньше ребенок попадает в ситуацию коррекции, тем легче ему будет освоить дальнейший образовательный маршрут.

Ольга МЕЗИНА:
- У наших детей ограничен спектр выбора профессии, но он расширяется благодаря современным методикам.

Лариса ТЫЛЬЧЕНКО:
- Я против жестового общения, потому что в этом случае интеграции ребенка в общество не будет. Он получает шанс стать полноценным человеком, если ему будет оказана помощь на ранней стадии развития.

Ольга МАКСИМОВИЧ:
- Спасибо всем. Мы сегодня узнали об уникальном опыте обучения детей с ограниченными возможностями здоровья. Поняли, что у этого проекта большой потенциал для развития вширь и вглубь. Конечно, директора обычных школ тоже должны в него включиться, и тогда можно будет сообща решить эту волнующую нас проблему - успешной социализации детей с проблемами здоровья в общество.