Долгие-долгие десятилетия не возвращались мамины времена - ситцевые, цветастые, счастливые. Лишь старые фотографии да уцелевшие, пошедшие на «тряпочки» лоскутки, а то и перешитые из бывшего платья фартуки напоминали о тех днях, когда женщины были похожи на цветы. Но, о чудо! Наступило четвертое лето первого века третьего тысячелетия и... улицы снова, как в лучшие времена минувшего столетия, расцвели пестрыми цветастыми нарядами. Мамино платье вернулось. Такое же нежное, трепетное, расклешенное, с оборочками на подоле и у выреза, с беретельками и большими яркими пуговицами, оно ни капельки не постарело, разве что на ощупь стало немножко другим: материал слегка изменился. Современные текстильщики творят чудеса алхимиков, смешивая между собой шелк и лен, хлопок и синтетику, шерсть и вискозу. Чтобы не так мялось, не так линяло, чтобы лучше держало форму и дольше носилось. Так что как нынче величать Ее Величество ткань - ума не приложишь. Ну а с виду они все те же, платья-халатики и сарафанчики, юбки полусолнце и кофточки из белоснежного шитья с рукавом-фонариком.

После затяжного периода мрачной джинсовой диктатуры и брюкозасилья летящие пестрые юбочки смотрятся на тонких девичьих талиях так, как если бы Господь вновь сотворил Еву, все эти годы невесть где отсутствовавшую. Однако неправдой и несправедливостью было бы утверждать, что ставшее хитом нынешнего сезона цветастое платье - привилегия молодости. Наши мамы носили его всю жизнь. И наши бабушки носили всю жизнь. И хотя, случалось, яркое и пестрое на располневших фигурах смотрелось не совсем чтобы элегантно, было в этом нечто - как бы это сказать... женственное. Что тут мудрить словами!

Сегодняшние стилисты тоже настаивают на том, чтобы цветастое платье не подвергалось никакой возрастной или весовой (имеется в виду вес его носительницы!) дискриминации. Просто нужно немножко хитро его в «специфических» случаях носить. Как? Ну, например, не перетягивая талию поясом и не разрезая при этом себя, как сардельку ниткой, пополам. На пышной груди можно сделать относительно (в меру, значит) глубокий У-образный вырез, что зрительно уменьшает бюст. Длину позволить себе до середины икры или чуть ниже, что оптически вытянет фигуру. Узор - помельче, в «английский цветочек». Шить платье «балахоном» полным дамам не рекомендуется - объем фигуры будет казаться при этом необъятным, как готовый к полету воздушный баллон с привешенной к нему внизу маленькой корзиной (торчащие из-под балахона ножки!). Полным всегда лучше слегка «приталиться», то есть подчеркнуть фигуру.

Для тех, кому за 20 и кому в силу занимаемой должности или возрастного ценза требуется во что бы то ни стало выглядеть элегантно, дешевенький по определению (хотя по цене он может быть и астрономическим!) цветастый наряд из хлопка можно удорожить и осолиднить с помощью стопроцентно работающего трюка: надеть очень приличные по качеству элегантные туфли и взять в руки сумку, в чьем благородном происхождении никто не усомнится (если сумка и туфли будут при этом идентичными по цвету - это полная победа!). Немного достойной бижутерии, уложенные волосы и искусный макияж довершат образ преуспевающей аристократки в ситчике. Вообще же разумно помнить классическое правило: обувь, аксессуары и прическа делают наряд - но не наоборот. Самое дорогое платье на свете будет полностью девальвировано приобретенной на блошином рынке туфлей и сумочкой из пластмассового крокодила.

Проходя по улицам Лондона, мне случается наблюдать умопомрачительных в своей элегантности леди лет эдак от 30 до 80 плюс, которые нарядились в эти самые ситцевые платьица и сарафаны, но не пожалели отвалить парикмахеру за свою прическу три цены надетого на них платья. Наши мамы и бабушки в бедственные послевоенные годы экономили на обедах, но бегали накануне ответственного свидания в парикмахерскую делать завивку и маникюр! Они были настоящие леди...

А вообще как такового слова «ситец» в английском словаре нет. Для него, как и вообще для хлопковых изделий, единым обозначением яляется слово cotton. Хлопок сегодня как никогда в моде. И соперничает с ним разве что лен. В лен одеваются нынче от страха перед жарким летом. Ведь ничто, кроме льна и натурального шелка, так надежно не защищает от невыносимо высоких температур. Шелк подешевел и перестал быть привилегией богачей, потому как производит его миллионами метров так называемый третий мир, чьи ткацкие станки и швейные машинки работают сегодня на полный оборот. Лен тоже относительно недорог. Но как первый (шелк), так и второй (лен) могут быть разного, в зависимости от цены и от производителя, качества. Чем мех дороже, как говорил герой известной советской кинокомедии, тем он лучше. То же относится и к тканям. Известный лондонский стилист Александра Шульман не рекомендует покупать белые брюки из дешевенького льна: он чрезмерно тонок и потому просвечивает, как марля. А носить светящиеся насквозь «марлевые» брюки - дурной тон. Плюс к тому тонкий дешевый лен очень сильно мнется, так что к концу рабочего дня вместо платья или брюк можно обнаружить на себе одни сплошные поперечные складки, что нынче также не приветствуется.

Не советует Александра и чрезмерно увлекаться розовым - хитовым цветом сегодняшнего сезона. Зефирные одеяния быстро покажутся «переслащенными», когда все подряд вырядятся в розовое. Вместо того чтобы примыкать к армии розовых, обратите внимание на один всегда выигрышный и исключительно благодарный цвет - нежно-зеленый, эдакий цвет слегка увядающего салата. Ненавязчивый, освежающий, естественный в своей природности зеленый отлично смотрится на загорелом теле с бежевой гаммы топом (с белым цветом зеленый сочетается плохо, потому как «бледнит»).

Ну а что касается цветастого платьица - лучше не выбрасывать его, когда закатится в осень это прекрасное лето, а аккуратно почистить и положить на дальнюю полку шкафа до следующих лучших времен. Эти времена обязательно снова вернутся. Потому что женственность «маминого платья» - вечна.

Лондон