- Я хочу, чтобы дети думали так: «Весь мир - музей», - говорит Елена Гавриловна Ванслова, общепризнанный лидер нового (хоть ему уже 20 лет) педагогического направления. Она же бессменный председатель Объединения музейных педагогов России, руководитель Всероссийского семинара «Музей и подрастающее поколение». Она же - центр притяжения и главный теоретик музейной педагогики, автор многих книг, в том числе «Культура и дети глазами музейного педагога, или Как стать счастливее», 2004 год...

«Ну и что, - могут сказать, так все говорят: кинематографисты - «весь мир - кино», артисты - «весь мир - театр», а, скажем, игроки, - «весь мир - игра».

Попробую объяснить - разница в глубине смысла.

Представим себе историка.

Он стремится - пусть в мечтах, снах, в мысли - перенестись в ту далекую эпоху, которую изучает, в прошлое... Хотя все понимают, что это невозможно, но тайная мысль любого историка - машина времени. Однако дело в том, что человек существует во времени, поэтому сам (историк человек, следовательно...) является машиной времени.

Как так? Предположим, мне отпущено судьбой 50 лет сознательной жизни. Это разумное предположение с учетом средней продолжительности жизни человека. Тогда мне должно быть ясно: все то, что со мной происходило или происходит в начале пути, СТАНЕТ ИСТОРИЕЙ, когда я подойду к концу моей судьбы. Теперь понятно? Если я, будучи еще школьником, осознаю, что по отношению к своему будущему, то есть к тому человеку, каким я стану через 50 лет, буду ПРОШЛЫМ, то я должен осознать себя путешественником в это прошлое.

Но понять это могу я только В ШКОЛЕ. Потом уже постепенно я буду приближаться к будущему, и все мои знания и понимания, что я в прошлом, постепенно будут по мере этого движения терять свою цену. Значит, как важно ОБЪЯСНИТЬ это детям!

Длинная теорема. Но вот вывод: «Весь мир - музей». И относиться ко всему окружающему нужно - соответственно, - как к музейным экспонатам, то есть бережно. И к людям, которые (с этой точки зрения) суть люди прошлого, и к вещам, которые суть памятники культуры. И вот теперь мы видим, что в этом высказывании замечательного музейного педагога Е.Г.Вансловой - целая философия! И это философия музейной педагогики.

...Недавно я выбросил целую пачку старых открыток. Накопилась макулатура, я сначала ее - на дачу, чтобы не путалась под ногами. А там - печку надо топить? Вот и гори наше общее прошлое. Прошлое, оно и есть прошлое. Ему и надо исчезать. И подумалось еще: а ведь это какая-то мысль знакомая, очень... Кто храмы взрывал в незапамятные годы, тоже ведь именно ТАК думал.

На мое счастье, не все сжег. И подумал я тогда: быть нашему СЕМЕЙНОМУ МУЗЕЮ!

С предложения детям, своим ученикам, создать домашние музеи и начинается во многих школах музейная педагогика. Одновременно возникает школьный музей. Никаких установок «сверху» не требуется: музеи возникают сами собой, и в дело с энтузиазмом включаются родители. Потому что это затрагивает какие-то очень важные, очень глубокие струны в человеческом существе. И так в Москве уже создано около 700 школьных музеев! И это только то, что известно, это те музеи, которым выданы лицензии, сколько же неизвестных - сказать не может никто. Значит, в одной только Москве - тысячи домашних музеев!

Между прочим, конференция называлась «Музейная педагогика и патриотическое воспитание учащихся и студентов». Человек, слабо знающий идеи Елены Гавриловны Вансловой, мог подумать о том новом, «современном» смысле, который вкладывается некоторыми в понятие «патриот». Кристально чистые «определения» привел некогда Д.С.Лихачев «Патриотизм - это любовь к своему народу. Национализм - это пренебрежение, ненависть к другим народам».

...Есть в городе Рыбинске музей, где детям рассказывают о тех городках и деревнях, что оказались затопленными водохранилищем. О тех храмах, кресты которых до сих пор виднеются над водой, о тех тысячах русских людей, что в одночасье оказались беженцами в своей родной стране, о земле, что покинута и стала дном...

Есть музей возле Куликова поля, где организованы такие интересные программы для детей: например, пару недель прожить в доме бабушки-крестьянки, в обстановке старинного быта, научиться доить коров, ездить на лошади верхом, косить траву... Две недели - это так мало! Нужно, чтобы наши дети все лето ездили в ночное, жили в селе - но нет, это невозможно, так пусть хоть немного, хоть эти две недели!

...Докладчица из Третьяковки, Марина Владимировна Мацкевич, привела такой случай. Как-то она подвела ребят к картине Васнецова «Половецкое поле» и сказала: «Дети! Все русские воины погибли. Кто же будет защищать землю русскую?» Дети долго молчали. Потом один мальчик сказал: «Может быть, эти птицы?» И еще другой добавил: «Может быть, - солнце?» А одна девочка сказала: «Нет. Ни птицы, ни солнце не защитят русскую землю. Это должны будем сделать мы».