В далеком 1958-м пионервожатая Тамара Александровна повезла своих подопечных в Краснодон. Потрясение от поездки переросло в идею создать в своей школе музей «Молодая гвардия». Он успешно действовал, пока во второй половине 2000-х годов не оказался в сложной, неопределенной ситуации. Тамара Александровна и все мы, друзья музея, переживали за его дальнейшую судьбу. И вот новость: переведенный в школу №1499, он снова открыт. На открытие приезжала делегация от луганской администрации и краснодонского областного музея «Молодая гвардия». Тамара Александровна в числе почетных гостей перерезала красную ленточку.
Студенткой мне посчастливилось познакомиться с двумя легендарными подпольщиками из числа тех немногих, кто встретил Победу. С тоской думаю о том, что почти никого из участников краснодонских событий не осталось. А дожившим до сегодняшних дней тяжело или вовсе невозможно выступать перед аудиторией, приходить в школы. Но эти сильные духом люди еще с нами. Ими восхищаешься, к ним тянешься. Поэтому меня не оставили равнодушными слова Т.А.Кисничан о ее дружбе с ветераном войны, москвичкой, имеющей прямое отношение к «Молодой гвардии», - Ольгой Степановной Сапрыкиной. Процитирую документ: «Комиссия установила, что, кроме официально утвержденных, членами «Молодой гвардии» также являлись... Ф.И.Лодкина,
А.В.Прокопенко (Лихота), О.С.Сапрыкина...» («Молодая гвардия» - художественный образ и историческая реальность. - М.: Вече, 2003).
О знакомстве с Сапрыкиной я могла только мечтать! И вот в 2011-м мы встретились в Москве. Что поразило меня в рассказе
86-летней Ольги Степановны? В оккупированном немцами поселке Краснодон, что в 14 км от одноименного города, постоянно находились всего 3 немца. А закрепляли «новый порядок» полицаи - «свои», местные, на чьих глазах росли будущие подпольщики Коля Сумской, Володя Жданов, Лида Андросова, Женя Кийкова, Тоня Дьяченко...
Однажды Ольга, еще не будучи в подполье, читала наклеенную на столб листовку, за что угодила в полицию. «Сколько классов окончила?» - спросили ее там. «Десять». - «Вот и всыпать ей десяток плетей!» Избитая Ольга очнулась, когда ее вышвырнули на улицу. «Ну что, вместе станем немцам могилу рыть?» - сказал Сапрыкиной ее товарищ, руководитель поселковой группы Коля Сумской, появившись с Володей Ждановым у нее дома. Все они жили по соседству. Лежа с исполосованной спиной на кровати, Ольга повторяла за Сумским клятву вступающих в «Молодую гвардию». Теперь не только родство, но и общее дело связало ее с двоюродной сестрой Тоней Дьяченко, 17-летней черноглазой хохотушкой. В январе 1943-го Тоню арестовали и с десятками других подпольщиков сбросили в шахту. После освобождения города и поселка Краснодон Ольгу, которой удалось спастись и поступить на службу в железнодорожные войска, отпустили на похороны.
Некоторые сейчас говорят: «А что такого особенного сделали молодогвардейцы?» Но представьте, даже написание листовок, хранение радиоприемника грозило бедой. А сожженная биржа труда, красные флаги к 7 ноября, вооруженные вылазки?! И разве высота подвига измеряется только количеством нанесенного ущерба? Разве не важна моральная сторона?
В 1945-м Ольга Сапрыкина демобилизовалась, училась в Москве на бухгалтера, юриста. И не стремилась специально заявлять о себе как о члене организации. Правда, в 1970-х годах межрегиональная комиссия назвала ее причастной к организации. По разным обстоятельствам ее имя сразу не оказалось среди упоминаемых молодогвардейцев, оставшихся в живых. Так сложилось. Думается, не у нее одной. Вообще вопрос о персональном и количественном составе «Молодой гвардии» открыт по сей день. Ведь ребята не вели отчетов, протоколов, чтобы нам что-то доказывать. У них была другая цель - в меру сил и возможностей бороться с фашизмом.

​Наталья БУХВАЛ, библиограф областной библиотеки для детей и юношества, Псков