В непрерывном празднике, когда мы едим, пьем, спим и снова едим, пьем и спим, теряется предчувствие Рождества. Оно становится просто днем - одним из череды выходных. В старом календаре была своя логика: вначале праздновали Рождество, за которым наступал Новый год. Наша власть ведет себя панибратски  со временем: то устраивает переходы с летнего времени на зимнее, то их отменяет, то вдруг нарезает новые часовые пояса. Так почему бы не вернуться к старому календарю, по которому живет практически весь мир?..
Может быть, у наших граждан за счет праздников и дополнительных выходных появилось дополнительное время, чтобы больше общаться с детьми? Но большинство родителей тратят это появившееся дополнительное время на что угодно, только не на воспитание своих чад. Последние данные социологических исследований напугают любого здравомыслящего человека: среднестатистический российский отец проводит с детьми не более семи минут в день. Вот поэтому и не удивляют ответы детей на вопрос «Что не умеют делать ваши родители?».  Как считают ребятишки, родители не умеют разговаривать с ними, не умеют улыбаться и не умеют играть...
Новогоднее представление о Чебурашке в Крокус Сити. Мальчик лет десяти пробирается к прилавку, где продают расписные новогодние пряники. «Куда ты прешь?» - вдруг ни с того ни с сего заорала на него расфуфыренная мамаша, следующая за ним. Мальчик, даже не обернувшись, с ходу ответил: «Куда надо, туда и пру» и тут же схлопотал затрещину. «Я отцу пожалуюсь, он тебе врежет». - «Да я сама тебе врежу, вот прямо здесь, при людях». Пока они препирались, мальчик успел протолкнуться к прилавку, показал на пряник с Дедом Морозом, огромной луной и красивым домиком и, вытащив из кармана тысячу, протянул ее продавцу. Пряник стоил ровно столько...
«Спящая красавица» в Лужниках. Рядом со мной молодая пара с пятилетней девочкой.  Отец с ведром попкорна. Мать без остановки строчит эсэмэски. Девочка не отрывает глаз от ледовой арены. «Пап, а принц где?» - «Там где-то. У мамы спроси». - «Мам, а где принц?» - «Чё?» Мама отрывает глаза от телефона и бессмысленно смотрит на танцующих. «Тебе не все равно, где он,  смотри, как красиво, какие платья, какой замок». -  «Мам, это не замок». - «Ты лучше меня знаешь, так чего спрашиваешь!»   
За двадцать лет после распада Советского Союза сформировалась новая родительская идеология. Почти все родители видят свою задачу только в том, чтобы накормить, одеть ребенка, снабдить его «игрушками», которые есть у сверстников и которые активно пропагандируются с экрана телевизора, устроить в хорошую школу. Школа же, на их взгляд, должна обеспечить ребенка высокими баллами по ЕГЭ, чтобы открыть дорогу в престижный вуз. Траектория четкая и прямая. Все, что искривляет ее, несущественно, незначимо, излишне и не стоит материальных и моральных затрат.
Все замечают, что зона ответственности родителей за ребенка сильно сузилась. Накануне Нового года в одной из радиопередач уважаемые эксперты обсуждали тему: могут ли родители влиять на формирование своих детей? Удивительно, но практически все в один голос утверждали, что не могут, что дети сами должны формировать свои взгляды и устремления, а задача родителей не мешать им. По мне, вот тут и начинается то самое отчуждение, о котором так интересно писал Маркс в экономическо-философских рукописях 1844 года.
Просвещенные граждане часто цитируют Зенона: чем больше я узнаю, тем меньше я знаю. Наши знания - круг. За границами этого круга - непознанное нами. Чем больше круг, наши знания,  тем больше окружность, определяющая, что нам предстоит познать. На апорию Зенона можно посмотреть и с другой точки зрения. Круг  -  это мир ребенка. За его границами те ценности и ориентиры, разнообразие мира, которое ему предстоит усвоить. Там лежит то, чем взрослые должны поделиться с детьми. Но беда в том, что по большому счету делиться нечем. Большинство родителей  как ценность воспринимают лишь то, что лучше помогает обогнать конкурентов в жесткой борьбе. Для них средства стали целью. Никто уже не понимает, что сами по себе деньги не имеют никакой цены.  Взрослые теряют способность к рефлексии. Они старательно избегают всякой возможности подумать о себе. Многим из нас невыносимо собственное общество. Мы все время пытаемся заглушить страх сделать что-то не так. Мы и не заметили, как стали заложниками «боязливой спешки, торопливого страха» и «встроенного в вещи устаревания». Но парадокс в том, что спасти нас от  всего этого могут наши дети. Только найдите возможность почаще разговаривать с ними.