Так начинается одна из глав вышедшей недавно книги «Общество будущего формирует школа», автора которой можно назвать одним из самых усердных тружеников на ниве отечественного просвещения. Слова и дела Георгия Петровича Веселова памятны тысячам учителей и работников образования. Министерство просвещения РСФСР, возглавляемое им в 80-е годы минувшего века, стало локомотивом реформ советского государства и общества. И если поздно и бездумно начатое реформирование многих отраслей народного хозяйства уже в начале 1990-х поставило их на край гибели, то успехи «веселовского подхода» к руководству образованием до сих пор впечатляют.

Многие еще помнят, что именно Георгий Петрович в середине 80-х годов активно поддержал белгородский опыт школ-комплексов (теперь это УВК - учебно-воспитательные комплексы). В период его руководства десятки малых народов Российской Федерации получили возможность учить своих детей на родном языке или изучать родной язык как дисциплину при профилирующем русском. (К слову сказать, академик Дмитрий Лихачёв считал спасение исчезающих языков едва ли не главной миссией российского просвещения 80-х).

Понимая важность эстетического развития школьников, Веселов-министр дал жизнь инновационным идеям Дмитрия Кабалевского и Бориса Неменского. Продолжая уже сложившиеся традиции, Веселов, будучи министром, смело вводил новые учебные программы по специализации школ с учетом способностей и интересов учащихся (сегодня этот подход называют «вариативным обучением»). В поле его зрения всегда находились детские дома и школы-интернаты, сельская школа, педагогическое образование, система повышения квалификации учителей. Одним словом, все лучшее, заложенное в те годы в школьном образовании, живет и сегодня.

Основная часть «записок экс-министра» простыми незатейливыми словами рассказывает именно об этом периоде жизни Георгия Петровича. Но в книге есть и главы о его трудном военном детстве, о голодной, но счастливой комсомольской юности, о том, как партия, часто не считаясь с желаниями и возможностями своих членов, бросала их на самые неожиданные участки культурного фронта. Но именно в этих порой безжалостных низовых перебросках «закалялась сталь», расширялся кругозор, оттачивалось, отшлифовывалось мастерство будущих руководителей республиканского масштаба. В конце концов только по-настоящему трудившийся в юности руководитель может узнать истинную цену труда своих будущих подчиненных.

Он мог бы уйти на покой еще в 90-х, сразу после своей почетной отставки (она тоже описана в книге), но тревога о судьбах отечественной школы, а главное, привычка к каждодневному творческому труду не позволили ему почивать на лаврах. Последние главы книги трогательно повествуют о работе бывшего министра рядовым преподавателем кафедры истории МПГУ, о его усилиях в деле создания негосударственной Ассоциации педагогической помощи родителям, о подготовке первого российского электронного учебника...

На днях Георгию Петровичу исполняется 75 лет. 57 из них в той или иной форме отдано российскому образованию. Многое из сделанного им уже несправедливо стирается в людской памяти. Но доблесть просветительского труда бессмертна.