Первого ноября состоялся суд Зырянского района, по решению которого был уволен учитель технологии Чердатской средней школы. Основанием для увольнения стал закон, запрещающий заниматься педагогической деятельностью лицам, подвергавшимся уголовному преследованию за насилие над личностью несовершеннолетних детей. Хороший закон! Но его, думается, как и любой другой, стоило бы применять индивидуально по отношению к провинившемуся, а не стричь под одну гребенку педофилов, убийц, извергов, маньяков, у которых насилие стало системой, и единожды оступившихся и давших отпор распоясавшемуся недорослю, как в случае с чердатским педагогом. 9 лет (!) назад он дал пощечину подростку, измывавшемуся над девочками. И все! Это и было преступление, за которое учитель подвергся уголовному преследованию. А потом были 9 лет безупречной, ничем не запятнанной жизни и работы. При вынесении решения судом ничего не было учтено! Ни то, что дело было девять  лет назад, не принята во внимание и личность того 16-летнего подростка, который давно меняет одну тюрьму на другую, ни то, что тогда приговор так и не вступил в законную юридическую силу, а учитель не был лишен права преподавания, ни то, что давно погашена судимость, ни то, что преступление-то трудно назвать преступлением - пощечина! Не принял суд во внимание и ходатайство, почти мольбу, родителей детей, которые обучались у педагога, чтобы его оставили на работе. Всего полгода назад ему вручали грамоты за отличную работу. Работы ребят, занимающихся в кружке у этого педагога, заняли второе место в областном конкурсе.
Учитель уволен. Да что же это за закон такой, по которому пожизненно запретили педагогу заниматься любимым делом, с которым он  отлично справлялся. За пощечину девятилетней давности! Какой вред причинил бы учитель школе и детям, если бы суд принял другое решение? Была бы только польза! Разве у нас в районе все благополучно с кадрами? Разве у нас, как и во всей стране, педагоги-мужчины стоят в очередь у порога школ? За что уволили человека? Он что, убийца, маньяк? Нет, это  скорее беззаконие, если по нему можно сломать жизнь хорошему человеку, умному учителю, если по нему приравняли просто однажды не совладавшего с собой человека к истинным преступникам, которым действительно не место в школе...
Перечеркнуты годы учебы в институте, годы безупречной работы, в 50 лет мужчина остался не у дел, а ведь сколько полезного мог еще сделать, скольких мальчишек мог бы научить нужному им, хорошему... Но закон есть закон!  
Уж не по этим ли законам ученики втыкают ножи в спины педагогам, издеваются над ними, хамят, чуть ли не плюют в лицо?! Они неподсудны! А учитель не имеет права дать отпор. Он беззащитен...
Что ж, правосудие свершилось, буква закона соблюдена, и плевать на душевное состояние человека, который так и не понял, почему ему запретили заниматься любимой работой.

​Галина РЫЖОВА, ветеран педагогического труда, кавалер ордена «Знак Почета», с. Чердаты, Томская область

От редакции

Конечно, мы не могли оставить без внимания письмо из Томской области. Обратились  для начала в правовой отдел аппарата Профсоюза работников народного образования и науки РФ. И вот как пояснила данную ситуацию заведующая отделом Жанна Осипцова. Известно, что Федеральным законом от 23 декабря  2010 года №237 внесены  важные изменения в ряд статей Трудового кодекса РФ. Установлены дополнительные условия (требования), которым должны отвечать лица, допускаемые к педагогической деятельности. Эти условия и исчерпывающий перечень ограничений (всего пять позиций) даны в статье 331 ТК РФ. Согласно части 2 этой статьи к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, чести и достоинства личности... Распространяется ли это исключение на учителя, о котором сообщает автор письма, не имея полной картины событий, заочно судить невозможно. К тому же нужно учитывать, что сам факт наличия судимости за определенные виды преступлений независимо от ее погашения или снятия может служить основанием для запрета педагогической деятельности. Но ясно одно - с каждым таким случаем нужно разбираться очень тщательно, учитывая все обстоятельства дела. Редакция «Учительской газеты» берет на контроль ситуацию с увольнением учителя Чердатской школы. О ходе расследования данного дела читайте в дальнейших выпусках «УГ».