В первом отделении Ольга Кабо и Нина Шацкая соединили в одно действие раннюю поэму «У самого моря» и несколько баллад на стихи Ахматовой.
«А я была дерзкой, злой и веселой // И вовсе не знала, что это - счастье», - читала, или скорее проживала поэму на сцене Ольга Кабо. Голос ее постоянно менялся и был то веселым и дерзким, то тревожным и надрывным, то спокойным и смиренным...
В центре поэмы - юная Ахматова, противоречивая, непредсказуемая: это и девчонка, которая дружит с рыбаками и зарывает в песок желтое платье, чтобы его не унес ветер, пока она плавает в море, и царица, которая ждет своего царевича и безжалостно отвергает влюбленного в нее мальчика. Здесь проявляется любимый прием Ахматовой: трогательное и возвышенное сочетается с земным, простота - со сложностью, искренность - с хитростью и кокетством.
Казалось бы, романсы в исполнении Нины Шацкой, которые прерывают чтение Ольги Кабо, должны выбиться из общего целого, но этого не происходит. Исполнительница все дальше уводит слушателей в мир Ахматовой. Ранняя лирика соединяется с более поздними стихами - тревожные предчувствия поэмы оправдываются, мечта о любви и женском счастье уплывает все дальше, как и время юности, сменившееся страшными испытаниями:

Все души милых
на высоких звездах.
Как хорошо, что некого терять
И можно плакать.
Царскосельский воздух
Был создан, чтобы
песни повторять.

Второй частью пьесы стало одно из самых трагичных произведений Ахматовой - «Реквием». По словам Нины Шацкой, «Реквием» - это своеобразный ответ на вопрос Ахматовой: «Ради чего жить, если судьба забирает самое дорогое?» Жить ради того, чтобы рассказать об этом. Эпилог прочитала Ольга Кабо. Поразило то, как изменился ее голос, из надрывного превратившись в величественный и одновременно будто вобравший скорбь всех матерей, которые оказались в тюремных очередях вместе с Ахматовой. В жизни поэта наступает такое время, когда он начинает говорить от лица всего народа:

Нет, и не под чуждым
небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, -
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ,
к несчастью, был.

«Анна Ахматова! Это имя - огромный вздох...» - писала Марина Цветаева. Нине Шацкой, исполнившей поэму, удалось вложить в «Реквием» этот «огромный вздох». Ее исполнение завораживает и держит зрителей в напряжении. Шацкая смогла передать голосом темперамент Ахматовой. Сама она признается, что при исполнении «Реквиема» испытывает эмоции колоссальной силы.
В заключение Нина Шацкая и Ольга Кабо поблагодарили всех, кто принимал участие в создании спектакля. На сцену поднялись композитор Злата Раздолина, которая написала музыку к стихам Ахматовой, режиссер Юлия Женова, заслуженный художник России Виктория Севрюкова, придумавшая сценические костюмы. Спектакль не состоялся бы и без сопровождения симфонического оркестра Москвы «Русская филармония» под управлением Феликса Арановского. Следует сказать, что музыка спектакля очень современна. Это фьюжн - немного романса, немного джаза, рока. Современный микс. Это делает «Память о солнце» и современной, и вечной, как вечны темы любви, жизни и смерти, встречи и расставания.
Словом, «Память о солнце» - это прежде всего спектакль об утраченном прошлом и о страшном настоящем, выпавшем на долю Ахматовой. О страдании и в то же время об очищении через страдание.